26 августа, понедельник

Заметки о продуктовой войне

08 сентября 2015 / 18:05
экономический аналитик

Становится все более очевидным, что властям России не удалось полностью поставить заслон на пути импорта с Запада: продовольствие и товары западного производства как шли, так и идут в Россию массовым потоком.

Кроме того, реэкспорт запрещённой продукции, известный в мировой экономике ещё со времён Второй мировой войны, вновь возник — в виде поставок западных товаров через Белоруссию и Казахстан.

В целях отчаянной борьбы с Западом спектр антисанкционных мер правительства России недавно обогатился новой их формой — физическим уничтожением обнаруженных продуктов, произведённых в западных странах. За первый день действия указа, по данным Россельхознадзора, было уничтожено 290 тонн растительной продукции и 29,3 тонны мяса.

Уничтожение вызвало недоумение среди населения России, не поддержавшего подобные «контрсанкции». Конечно, уничтожение контрабандных товаров означает, что их владельцам наносится материальный и финансовый ущерб. Однако, странно, например, то, что общественности при этом не сообщается название компаний-нарушителей и их владельцев. Тогда им наносился бы, кроме того, и репутационный ущерб.

Американская «Уолл Стрит Джорнэл» 7 августа 2015 года вскользь сообщила об уничтожении продуктов в России и назвала это кулинарным национализмом. Остальные западные СМИ практически не заметили или не посчитали нужным уделять этому событию место на своих страницах. Это неудивительно. Уже давно экспертами признано, что продуктовые антисанкции (которые оказались скорее декларативными, чем экономически обоснованными) не нанесли заметного экономического ущерба экономике европейских стран, не вызвали кризиса или разорения местных крестьян и фермеров.

Из-за введенного властями России эмбарго на ввоз в страну ряда продуктов, поставки сельскохозяйственной продукции из стран ЕС в Россию сократились за десять месяцев в стоимостном выражении на 42,7%, следует из отчета Еврокомиссии. В общей сложности с августа 2014 года по май 2015 года страны ЕС экспортировали в Россию сельхозпродукцию общей стоимостью €5,376 млрд против €9,388 млрд годом ранее. По данным Еврокомиссии, в 2013 году доля России в общем объеме экспорта сельхозпродукции ЕС составила около 10%, из которых примерно 4% подпали под эмбарго. При этом наиболее заметно пострадали экспортеры молока и фруктов, потерявшие 10–12% своего рынка. Однако за счет увеличения поставок своей продукции на другие рынки, европейским сельхозпроизводителям удалось не только компенсировать потери, но и увеличить общий объем экспорта с €100,8 млрд (в августе 2013-го — мае 2014 года) до €105,6 млрд или на 4,8%.

«Уолл Стрит Джорнэл» пишет, что уничтожение продуктов вызвано неспособностью властей остановить контрабанду. Приходится соглашаться с таким мнением. Проблему присутствия санкционных продуктов в России, возможно, удастся загнать в угол. Однако привычным образом действия правительства породили новую проблему: волну возмущения уничтожением продуктов. Кулинарный ура-патриотизм может оказаться не менее опасным для России, чем сами западные санкции.

Ведь в исторических традициях и культуре всех народов, населяющих Россию, всегда важное место отводилось уважению к хлебу. Под хлебом понимается не конкретно буханка или батон, а вообще пища. В традициях, например, русского народа, является всегда предложить гостям еду (в отличие от западных стран). Так, общеизвестным является преподнесение дорогим и уважаемым гостям хлеба и соли. Детей ещё с детского сада приучают бережно относиться к хлебу и продуктам. А пословицы вроде «Хлеб — всему голова», «Хлеб — наше богатство», «Хлеба к обеду в меру бери…», похоже, никогда не будут забыты.

Это происходит во многом от того, что население России имеет печальный исторический опыт недоедания и даже просто борьбы с голодом. Дефицит продуктов и просто голод до недавнего времени играли огромную роль в экономической и общественной жизни нашей страны. Многолетний дефицит продуктов во многом сформировал общественную и экономическую модель поведения советских людей, их жизненную позицию. Повсеместное недоедание, голод и даже голодные смерти были спутниками коллективизации, индустриализации, войны и послевоенного периода СССР. Ещё не выветрились из памяти миллионов людей продовольственные талоны на мясо, масло, сахар, яйца, очереди в магазинах за продуктами, «колбасные» электрички в Москву, продуктовые спецраспределители для партийной номенклатуры, еженедельный нелёгкий труд многих простых людей по выращиванию картошки и овощей на садовых участках вместо своих законных выходных, уборка урожая осенью силами городских трудовых коллективов, привилегированное положение работников советской торговли, обогащавшихся на нелегальной продаже дефицитных товаров.

Страшное место занимает в этом ряду трагедия блокадного Ленинграда — научного, промышленного и культурного центра СССР, где сотни тысяч его жителей оказались бессильны спасти себя и своих близких от голодной смерти.

Поэтому варварское и экономически бесполезное уничтожение пищи просто не укладывается у многих людей в голове. Многие справедливо полагают, что это аморально и цинично.

В России миллионы людей вообще никогда не пробовали многих деликатесов. Многие, особенно в регионах и сельской местности, вообще не знают вкуса многих видов запрещённых ныне сыров, колбас, мясных и рыбных лакомств, элитного алкоголя, шоколада, экзотических фруктов. Почему бы государству хотя бы сейчас не побаловать ветеранов, детей, больных людей пускай даже некоторыми продуктами, недоступными для них в силу высокой дороговизны и того, что они никогда не будут производиться или выращиваться в России?

К тому же, в России начинает нарастать проблема доступности самых банальных продуктов питания. Помимо прямого административного ограничения на ввоз товаров, причиной этой проблемы становится рост цен на них в силу удорожания вообще всего импорта. Торговые сети под прикрытием антисанкций постоянно повышают цены на все виды продуктов, не делая исключения даже для отечественных товаров, что нередко делает их теперь уже даже дороже импортных.

Поэтому совершенно не удивляет появление петиции на имя президента РФ с призывом прекратить уничтожение санкционных продуктов. Её подписало уже более 200 тысяч человек.

Хотелось бы надеяться, что мы являемся свидетелями пусть и радикальной, но всё-таки разовой акции, имеющей характер устрашения для всех тех, кто не только нарушает введённые запреты на ввоз продуктов, произведённых в западных странах, но пока ещё просто готовится к этому.

Однако можно понять и разделить мнение тех, кто считает, что уничтожение продуктов, годных к употреблению, не должно превращаться в систему.


тэги
читайте также