14 октября, понедельник

Зачем в Симферополе восстановили памятник Екатерине II

20 августа 2016 / 12:17
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Память о присоединении Крыма к России, ликвидации разбойничьего гнезда степного пиратства и работорговли, спасение крымско-татарского народа от самоуничтожения.

К тому времени, когда политически неодолимо встал вопрос о присоединении Крыма к России в 1783 году, история русско-крымских отношений насчитывала пять с половиной веков. Хотя формально существование Крымского ханства (Qırım Hanlığı) отсчитывается с 1441 года, первое столкновение татар с русскими на территории полуострова произошло в 1223 году, когда татаро-монгольское войско под командованием Джебе и Субэдэя вторглись на полуостров и овладели Судаком. Действительно, к тому времени между русскими и половцами существовали уже, как утверждают историки, отношения симбиоза — и в подконтрольном половцам Крыму существовали русские поселения и фактории.

После того как в 1237 году и Русь, и половецкая Степь были разгромлены в ходе Батыева нашествия, Крым стал владением Улуса Джучи, известного в русской историографии как «Золотая Орда».

Когда Орда начала распадаться в начале XV века, Крымский Юрт её начал обособляться, и в 1427 году некий Хаджи Гирей объявил себя ханом независимого Крымского ханства. В 1441 году он был избран ханом и возведён на престол уже официально.

Поначалу отношения между крымцами и Великим Московским княжеством были мирными и нередко даже союзными: хотя крымские властители претендовали называться «царями», как на Руси звали только властителей Золотой Орды, но по факту часто служили боевым инструментом в руках Ивана III в. его борьбе с Литвою. Однако в 1478 году Крымское ханство официально стало вассалом Османской империи, и отношения с поднимающейся Россией стали портиться. Уже с конца XV века крымчаки стали совершать постоянные набеги на Русское государство.

Набеги постепенно стали почти ежегодными, причём основной целью их был захват пленных — ясыря — для дальнейшей продажи в качестве рабов. Со временем работорговля стала даже основным источником дохода в экономике Крымского ханства — по сути, на ней оно и существовало. По оценкам историков, только за два столетия наиболее интенсивных набегов (1500–1600-е годы) в Крыму только продано было более 3 млн человек, а число угнанных и убитых не поддаётся исчислению. Достаточно привести только одну цифру: в 1571 году крымчаки сумели даже сжечь Москву, в которой вместе с беженцами погибло, по оценкам историков, до 300 тысяч человек (по другим данным — 60 тысяч погибших и 10 тысяч угнанных в плен — прим. ред.).

По сути, это был, говоря современным языкам, настоящий государственный терроризм. И продолжался даже ещё в начале XVIII века! В Европе уже царил Просвещённый век, славные мушкетёры уже сто лет как спасли подвески Анны Австрийской, уже творили Вольтер и Дидро — а на юге России, как и тысячи лет назад, дикие кочевники с арканами охотились на людей, обращая их в рабов!

Но Россия уже стала империей. И империя нанесла ответный удар. В 1736 году русские войска ворвались в Крым, уничтожили Бахчисарай и затем разоряли территорию ханства ещё три года. Назад на родину были выведены десятки тысяч русских рабов. Это стало катастрофическим ударом по экономике ханства, которое начало после этого хиреть и угасать. Впрочем, у него ещё хватило сил и воинов, чтобы выступить на стороне Турции в ходе русско-турецкой войны 1768–74 годов. Но это стало и крупнейшей ошибкой: после разгрома Турции в России был поставлен вопрос о захвате Крымского ханства и прекращении его существования. В Крыму уже воевала русская армия под командованием князя Василия Долгорукова, и сопротивляться ей было практически невозможно.

Однако именно Екатерина II, просвещённая императрица, ограничилась выведением Крыма из-под турецкого сюзеренитета и объявлением его независимости. Ныне историки уверены, что мудрая императрица уже тогда просчитала политические последствия этого шага. И действительно, очень скоро в независимом Крыму началась грызня за власть, причём протурецкие элементы споро вели дело к восстанию и гражданской войне. Когда к февралю 1783 года взаимная резня стала непереносимой и угрожающей самому существования крымских татар, Екатерина приняла решение включить Крым в состав Российской империи и 19 апреля 1783 года издала манифест, по которому Крым, Тамань и Кубань становились российскими владениями.

Таким образом, памятник Екатерине в Крыму символизирует память о присоединении Крыма к России и память о спасении крымско-татарского народа от самоуничтожения.

 

Величайший управленческий талант императрицы,
которая умела находить, выделять
и реализовывать главные цели в политике

Екатерина II по праву названа Великой: за 34 года её царствования было одержано немало блестящих военных побед, внешнеполитических успехов, но главное – российское государство почти без потрясений было реформировано так, что стало одной из величайших мировых держав, каковое звание и пронесло до сих, невзирая ни на революции, смуты и войны. Можно без всякого преувеличения сказать, что все последующие сколько-нибудь великие русские руководители имели перед глазами её образ как правителя страны. Многие из начинаний и установлений императрицы в той или иной форме существуют до сих пор.

Когда за 5 лет до её кончины канцлер А. А. Безбородко по её поручению составил перечень достижений её царствования, то он выглядел так:

  1. Устроено губерний по новому образцу: 29
  2. Городов построено: 144
  3. Конвенций и трактатов заключено: 30
  4. Побед одержано: 78
  5. Замечательных указов издано: 88
  6. Указов для облегчения народа: 123 

Итого 492 дела.

Сумма государственных доходов при Екатерине поднялась с 16 млн до 69 млн рублей — это несмотря на 4 крупных войны и тяжелейший внутренний бунт Пугачёва. Экспорт вырос с 9 млн до 46 млн рублей. Число крупных предприятий выросло с 663 до более чем 1200.

При этом начала Екатерина с глубокого изучения нужд и потребностей страны и её народа. Была созвана Уложенная комиссия, которая хотя и не достигла заявленных целей — не создала свода законов по заветам любимых императрицей французских просветителей, — но дала ей бесценную информацию о положении империи и её граждан. На базе этой информации Екатерина выработала сама и начала проводить в жизнь свой план реформ.

Губернская — упростила административное деление до двух звеньев (которые ныне звучат как «область — район»). Несколько губерний объединялись в генерал-губернаторства (похоже на нынешние федеральные округа), притом губернаторы подчинялись непосредственно императрице.

Финансовая — отрегулировала денежный оборот, упорядочила ссудные (кредитные) операции, внедрила бумажные деньги — ассигнации.

Налоговая — упорядочила налоговую систему, ввела работающую налоговую шкалу, установила подушевой налог (нынешний НДФЛ, хотя тогда он не был налогом именно с доходов).

Промышленная — фабрики и заводы были признаны собственностью, распоряжение которой «не требует особого дозволения начальства». Это раскрыло потенциал частной инициативы, дало прирост инвестиций, кадров, технологий. По сути, настоящая российская промышленность, промышленность как система была создана не Петром I, а именно Екатериной. Кстати, при ней был полностью запрещён импорт тех товаров, которые производились или могли производиться внутри России.

Образовательная — создана сеть городских школ, основанных на классно-урочной системе, стали открываться профессиональные училища, началось системное развитие женского образования.

Научная — были созданы Академия наук, при которой стали работать первые академические институты: обсерватория, физический кабинет, анатомический театр, ботанический сад, инструментальные мастерские, типография, библиотека, архив.

Социальная — созданы приказы общественного призрения, воспитательные дома для беспризорных детей, для помощи вдовам была создана Вдовья казна.

Наконец, при ней была установлена настоящая продуманная система освоения новых присоединённых к Империи земель, прежде всего Новороссии и Крыма. И когда в 1787 году императрица, сопровождаемая двором, иностранными дипломатами, австрийским императором и польским королем, приехала в Крым, все могли увидеть дотоле казавшееся невозможным — построенные заново города, прежде всего Севастополь, порты, верфи, соответствующую инфраструктуру. И, конечно, флот, причём не «москитный», а сразу — линейный.

Внешняя политика Екатерины тоже выстраивалась последовательно и целенаправленно. Она избавилась от зависимости от европейской политики и постепенно выстроила противоположную картину — когда, как она сама говорила, «ни одна пушка в Европе не выстрелит без моего позволения». Она возводила на троны в государствах-лимитрофах — таких как Польша, Курляндия — лояльных России ставленников. Она сталкивала лбами враждебных правителей, в фирменной манере европейской politique скармливая им то, что России не принадлежало — как, например, это произошло при разделе Польши. Но когда надо, она не стеснялась применять и силу. Турция, Польша, снова Турция, Швеция познали на себе остроту русских штыков и, как тогда говорили, «смиренно склонились перед волею» Екатерины. При этом Россия в одном случае вела войну на два фронта — когда Швеция ударила в спину, стремясь воспользоваться отвлечением войск на войну с Турцией, — и победила обоих противников, хоть это и считается теоретически невозможным.

Никогда за всю историю Россия не достигала такого могущества в воздействии на международные отношения.

Таким образом, памятник Екатерине в Крыму символизирует высочайший управленческий талант императрицы, при которой Россия достигла одной из величайших в истории вершин своего могущества.

 

Высочайший талант Екатерины в подборе
и расстановке кадров, умение эффективнейшим образом
использовать лучшие свойства преданных ей людей

Здесь речь идёт, конечно, в первую очередь о светлейшем князе Григории Потёмкине-Таврическом.

Известно, что Екатерина была в сердечных делах натурой страстной и увлекающейся. Молодой вахмистр Григорий Потёмкин поначалу приглянулся ей явно как мужчина. Правда, обратил он её на себя внимание в ходе дворцового переворота в 1762 году, который и привёл её к власти, но это был явный случай, хотя и обернувшийся впоследствии долголетней любовной связью и даже, как полагают, некоторые историки, тайным браком.

Однако сердечная увлечённость не мешала, а, скорее, даже помогла Екатерине узреть в молодом военном черты одного из величайших организаторов в истории России, да и, пожалуй, мира. Всё-таки обустроить за 12 лет поросшую дикой травой и дикими кочевниками территорию размером с Италию, сотворить из неё целую страну с городами, заводами, верфями, крепостями, казармами, даже с филармонией — задача нетривиальная. Наконец, за 4 года выстроить в Крыму такую инфраструктуру, на которой и сегодня стоит Севастополь с Черноморским флотом, — таких талантов немного найдётся в истории человечества.

При этом Потёмкин, хотя полководцем показал себя не блестящим, умел мыслить геостратегически. План овладения Крымом разработал и подал императрице именно он. Им же был создан «греческий проект», который имел целью освобождение от турок Константинополя и Балкан и воссоздания на этих территориях новой Византийской империи. Впрочем, и в военном деле Потёмкин терялся лишь на таком блестящем фоне как Суворов, Румянцев, Долгоруков, Репнин, Ушаков и прочие военные светила первой величины. Но автором военной реформы, поднявшей боеспособность русской армии, был опять-таки он. Как писал о нём один из властителей умов в Европе, военный публицист принц Шарль-Жозеф де Линь, Потёмкин — «глубокий философ, искусный министр, великий политик».

Менее известным, но не менее блестящим деятелем был второй человек из представленных на цоколе памятника Екатерине Великой — фельдмаршал Василий Долгоруков. Сын попавших в жестокую опалу при царице Анне Иоанновне родителей, он был сдан в армию солдатом в 13 лет — и с повелением никогда не производить его в офицеры. Но фельдмаршал Миних, который вёл армию как раз в Крым, что первый солдат, взошедший на укрепления Перекопа живым, будет произведён в офицеры. И был вынужден исполнить своё обещание — Долгоруков стал сразу поручиком.

Далее он отличился во время Семилетней войны, где за доблесть был произведён в генеральский чин. В Русско-турецкой войне (1768–74 гг.) командовал войсками 2-й армии и с малыми силами дважды разбил превосходящие крымско-татарские войска в Крыму, вынудил крымского хана Селима бежать в Стамбул и возвёл на его место сторонника России, хана Сахиба II Гирея. Иными словами, проявил себя не только блестящим полководцем, но и хорошим политиком.

Позднее он служил московским генерал-губернатором, и бывший городской дом его на углу Охотного ряда и Большой Дмитровки стоит и доныне, известный как Дом Союзов.

Таким образом, памятник Екатерине в Крыму символизирует высочайший талант императрицы, умевшей окружать себя талантливейшими исполнителями её замыслов.

 

Ярчайшее созвездие личностей, участвовавших
в покорении дикого поля и выходе России к Чёрному морю

Здесь даже не понадобится долгих слов. На памятнике по правую руку от Екатерины II помещён бюст полководца Александра Суворова, много потрудившегося для завоевания полуострова, по левую — Якова Булгакова, русского посла в Турции, добившегося признания присоединения Крыма. Но речь, понятно, не о них одних: за этими двумя фигурами стоит целое созвездие блестящих деятелей екатерининской эпохи, в той или иной мере внёсших вклад в присоединение и освоение Крыма.

Это, кроме Суворова, полководцы Пётр Румянцев, Николай Репнин, Михаил Кутузов, флотоводцы Алексей Орлов, Григорий Спиридов, Фёдор Ушаков, это государственные деятели Александр Безбородко, Александр Вяземский, Никита Панин и прочая, и прочая, и прочая…

Как говорила сама Екатерина, «изучайте людей, старайтесь пользоваться ими, не вверяясь им без разбора; отыскивайте истинное достоинство, хоть бы оно было на краю света: по большей части оно скромно и прячется где-нибудь в отдалении».

Это она умела делать блестяще!

Таким образом, памятник Екатерине в Крыму символизирует целый набор ярчайших личностей, которые украсили её царствование и историю России.

 

Преемственность между нынешней Россией
и Российской Империей в её лучших проявлениях

Ещё один символ, заложенный в памятнике Екатерине II, представляет собою более умозрительную, но при этом предельно конкретную категорию — упрямую, сквозь грозы и бури истории проявляющуюся, проявляющуюся связь и даже преемственность между разными эпохами России, можно даже сказать — между разными Россиями.

Эпоха Екатерины не без оснований названа блестящей; это и на самом деле вершина успехов и достижений не только своего времени, но и, пожалуй, один из высочайших пиков во всей более чем тысячелетней биографии Российского государства. Однако было время, когда её, эпоху, пытались ставить под сомнение из-за нравственного облика императрицы. Да и её «екатерининских орлов», о которых шла речь выше. Причём, что характерно, критика исходила согласованно как из уст отечественных либералов, так и из уст зарубежных ненавистников России. Причём второе — не преувеличение: русофобия в целом буквально пронизывает выступления тех, кто негативно отзывается о Екатерине II за рубежом. Такая вот закономерность.

Марксизм в своё время был острейшим проявлением либерализма; отойдя затем от него дальше влево, он не утерял главного — иррациональной ненависти ко всему успешному и победному, что было в истории России. В том числе и к Екатерининской эпохе. Что уж говорить, если сам Маркс и содержатель его Энгельс в своих статьях пылали буквально животной ненавистью к «царской России», подразумевая под этим, собственно, любую Россию, которая не разрушает саму себя в припадке революционного амока.

Вот во время очередного такого припадка, в 1921 году, прежний памятник Екатерине Великой в Симферополе был большевиками разрушен. На постаменте водрузили бетонную статую рабочего, молотом разбивающего цепи на земном шаре. Очень символично на самом деле: можно себе представить, что натворил бы с планетой сравнимый с ней по размерам молот, начни он крушить страны и континенты, ради того, чтобы освободить человечество от цепей. Собственно, на примере революционной России и видно было, что стало бы с человечеством, пойти гваздать его молот мировой революции…

Но этого не случилось. Потому, что появился государственный деятель, сумевший, как и Екатерина, собрать вокруг себя плеяду военных и управленческих талантов и с ними снова поднять великую страну, снова возвести её на одну из величайших вершин в истории…

А что сегодня, когда восстановленный памятник вновь открывается в Крыму?

А вновь нечто похожее: вновь разрушительная революция за плечами, вновь жадные руки и пасти, тянущиеся к богатствам России, вновь правитель, при котором идёт может быть, и медленное, но постоянное движение вверх, к силе и величию страны.

И задачи опять те же, и армия собирается, и промышленность поднимается.

И Крым вновь российский…


тэги
читайте также