20 сентября, пятница

Власть смеха — насмешка над властью

25 ноября 2016 / 11:32
заместитель главного редактора сайта Центр политического анализа

Все мемы — на учет и контроль.

Через десять дней после победы революции Ленин, отвечая на запрос эсеров, писал: «Живое творчество масс — вот основной фактор новой общественности. Пусть рабочие берутся за создание рабочего контроля на своих фабриках и заводах, пусть снабжают они фабрикатами деревню, обменивают их на хлеб. Ни одно изделие, ни один фунт хлеба не должен находиться вне учёта, ибо социализм — это прежде всего учёт. Социализм не создаётся по указам сверху. Его духу чужд казённо-бюрократический автоматизм; социализм живой, творческий, есть создание самих народных масс». Поразительное, немыслимое для современной политики совмещение в одном фрагменте апелляций к свободе творчества и тотальному учёту.

Из этого короткого фрагмента мемами в гигантское количество публикаций, баннеров и барельефов разошлись цитаты про социализм как учёт и социализм как живое творчество масс. Кажется, они никогда далее не пересекались — трудно представить, чтобы в украшенной словами вождя мирового пролетариата про учёт бухгалтерии завода вспоминали о свободе, как и на съезде профсоюзов и передовиков под тарахтенье про живое творчество масс говорили про учёт. Но политическая меметика, искусство, которым ещё до его изобретения владел Ильич, кажется, в состоянии объединить необъединимое: изобретение и распространение мемов — что это, как не живое творчество масс, медиасоциализм? И что это, как не учёт — учёт каждой ошибки власти имущих, каждой их глупости и каждой подлости?

Материалистическая диалектика совпадений, таким образом, видит в политической мемотехнике важнейший инструмент классовой борьбы. Власть буржуазии боится мемов, потому что мемы выставляют её на посмешище. Перед властью того, что сильнее любой власти. Запрещать мемы — что может быть более смехотворно? Мемы устанавливают новый тип правления — власть смеха. Власть социалистическую, поскольку только реальный социализм смог совершить невозможное — отменить сам себя. Точно так же как отменяет себя власть смеха. Ибо она и есть насмешка над властью.

Источник


тэги
читайте также