20 сентября, пятница

Трикстер коррупции

13 мая 2016 / 14:39
заместитель главного редактора сайта Центр политического анализа

Политолог, исполнительный директор Центра политического анализа Вячеслав Данилов — о том, почему Навальный — плоть от плоти сети отечественного непотизма.

Недавно прошедшая 71-я годовщина Победы над немецко-фашистскими захватчиками активизировала разговоры о том, какой ценой была достигнута победа. Снова пошла речь про «трупами закидали», про бессмысленные атаки хорошо укреплённых позиций немцев. Снова звучат претензии в отношении военного руководства СССР. Однако в «бессмысленных атаках» содержалась и доля здравого смысла — желание перехватить тактическую и стратегическую инициативу.

Чем-то похожим в отношении Навального занимается Генпрокуратура. Кажется, что она в порыве конкурентного угара хочет закидать Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) и Навального делами. Очевидно, у Генпрокуратуры есть желание не терять инициативы в конфликте с Навальным. И, скорее всего, эта инициатива — не последняя проверка в отношении Навального и его структур.

Не то чтобы Навальный не был достоин подобного внимания. И не то чтобы он так уж был этому рад. Но всё это напоминает затянувшийся балаган. Единственный, наверное, в мире человек с двумя условными судимостями претендует на третью.

Впрочем, в данном случае вряд ли Генпрокуратура что-то найдёт на самого Навального. Времена нынче не сталинские — за дружбу не сажают. Но «Лайф», с подачи которого всё и началось, сделал интересный и, главное, объективный анализ деятельности Навального. Навальный и впрямь то здесь, то там оказывается рядом или даже внутри той толщи непубличной активности, которая разыгрывается между чиновничеством и бизнесом. Он — плоть от плоти этой сети непотизма. Она же, вероятно, и защищает его в критических случаях.

Навальный — трикстер коррупции. Он её Азеф. Он — её Малиновский. Он — агент сразу всех игроков, чёрно-белая пешка, которая играет на этом клетчатом поле в «казаки». Говорят, что в постмодернистском мире лучший способ оставаться собой — продаваться любому. И вот мы уже видим целую кавалькаду «хозяев» Навального: от Госдепа до госкорпораций. А если учесть ещё и конспирологические версии, так ярко продемонстрированные отечественным кинематографом, то в хозяева Навального можно записывать и Кремль.

В книжном магазине «Москва» на одной полке рядом лежат книга диалогов Михника и Навального и книга Алексея Мухина «Навальный. Итоги». Этот специфический плюрализм вызывает двойственные чувства: удивление и любопытство. Эта удивительная история любви и ненависти системы к Навальному — чем она закончится?

Источник


тэги
читайте также