30 мая, суббота

Светлана Алексиевич как диагноз гражданской невменяемости

22 июня 2017 / 18:54
художник, куратор

История с интервью, якобы контрабандно взятом у писательницы-нобелиатки Алексиевич симптоматична. Она показывает состояние гражданского общества в России, в котором наипричудливейшим образом сочетается инерционность и реакционность.

Весьма иррационально: хреново со смыслами работает и в ответ опостылевшего своим юродством Киселева с телевизора, может предложить только "анти-Киселева", но едва ли не худшего пошиба.

Как только присматриваешься к Алексиевич, это быстро проявляется, особенно хорошо видно, когда она говорит о простых людях. Этот аспект важен, не случаен: она же считается гуманистом, бытописателем.

Как выяснилось, весьма волюнтаристским: готова обвинять ни в чем не повинных прохожих в том, что они не личности, а единое тело, вот и девушка, которая случайно оказалась за соседним столом - она тоже несвободна. Все вокруг нее рабы.

Прохожие вряд ли виноваты, видно, что это изнутри, родовое, из позднего советского времени. Извод авторитарного: инженерное мышление, которое как-то там перековырнулось в перестройку, поменяло плюсы на минусы, родило какой-то мировозренческий трэш: Сталин на блузку наблевал, а народ-насильник на юбку насрал, да здравствует Бандера! Хотя бы только потому, что он меня не насиловал.

Это интервью потому писательницу бесит и заставляет преследовать журналиста и добиваться его увольнения, что обнажает ее слабые места как раз в культурно-экзистенциальном аспекте, как бы намекает, что за политес Нобеля дали, за поверхностное, без заныривания, за сиюминутность, на мой вкус еще и тяжеловесную.

Политика тут на втором плане.

И не надо политизировать, потому что ничего политического в этой истории нет, кроме гражданской невменяемости, порождающей безответственность. Одного лишь неосторожного высказывания Алексиевич, что она готова понять тех, кто убил у подъезда Олеся Бузину достаточно, чтобы не воспринимать ее политические рулады всерьез, откинуть, приравнять к нарративу Сергея "Паука" Троицкого. Ну, типа, там выпила провинциальная училка в командировке, и прорвало у подъезда... А у этой от внимания крышу сорвало примерно в том же духе. Но история грустная, нет дистанции, ни ироничной постмодернистской, ни сосредоточенно-моралистской.

Заступники из журналистского лагеря словно с луны свалились. Не обижайте писательницу! Она селебрити! Известный во всем мире человек! Незапятнанная репутация! Публичная персона! Светоч демократии!

Но, и это важно, такие как Алексиевич в общем-то для того и нужны, чтобы их обсуждать и осуждать (если есть за что конечно) и вообще критически относиться.

Спекуляция на "интимности", "авторском праве" - в данном случае чушь собачья. И в содержательном плане и, к счастью, в юридическом. Очень странно, что журналиста таки подвергли репрессии. Редактор "Делового Петербурга" просто обязан был заступаться за журналиста, а не выгонять из редакции. Где профессиональная солидарность?

Если бы претензии, которые Алексиевич и группа ее поддержки выливают на нас со ссылкой на якобы бесконечно свободный Запад, имели бы отношение к реальности, то на Западе бы уже не было бы ни одного папарацци.

А они и есть и будут. И в России тоже.


тэги
читайте также