27 мая, понедельник

Страсти по налогам

08 ноября 2014 / 17:47
экономический аналитик

Для сохранения эластичности налоговая система России должна вначале пойти по пути оптимизации структуры доходов федерального бюджета РФ.

Заявление премьера Дмитрия Медведева о возможности повышения налоговой нагрузки прозвучало как логическое продолжение недавнего интервью министра финансов Антона Силуанова, в котором тот также не исключал увеличения налогов.

Эти заявления, в условиях замедления темпов роста экономики России, не могут не нервировать как представителей бизнеса, так и широкие массы населения. Однако не следует спешить с паническими выводами. Надо разобраться с профессиональным содержанием сказанного властями и оценить экономическую и политическую целесообразность введения новых налогов в России.

Обращает на себя внимание то, что в заголовках новостей заявление Медведева было вырвано из контекста. Он говорил о бюджетных проектировках на 2015−2017 годы и потому обсуждал пока лишь возможность введения новых налогов, повышение эффективности государственных расходов и их приоритетах, а также говорил о том, что необходимо проанализировать «самые разные варианты, даже увеличение налоговой нагрузки, несмотря на то, что к этой мере нужно прибегать в самом крайнем случае».

Сказанное им звучит вполне по-государственному — ответственно и разумно.

Скорее всего, заявление Медведева отражает тот факт, что в правительстве происходит, точнее, начинается, серьезный пересмотр подходов к регулированию экономики, а также то, что, возможно, происходит выбор новой модели экономического роста для нашей страны.

После этого понятным становится, в частности, недавнее обращение министра экономического развития Алексея Улюкаева к премьер-министру, а затем и к президенту Владимиру Путину с предложением лишить Банк России монополии на разработку денежно-кредитной политики России. Улюкаев предложил создать «специальный механизм» принятия «политических решений» по точной формулировке целей по инфляции, в работе которого, кроме Центробанка, могли бы принять участие Минэкономики и Минфин.

Всё более очевидным становится то, что Банк России с этой задачей не справляется, поскольку повышение им 25 июля 2014 года ключевой ставки до 8% вызвало волну недоумённых вопросов. Ключевая ставка влияет на уровень процентных ставок по кредитам и депозитам. Аналитики полагают, что в сегодняшних условиях это решение лишь провоцирует рост инфляции и ухудшает условия кредитования реального сектора экономики России. Изоляция российских банков от мировых финансовых рынков в результате западных санкций привело к снижению ликвидности банковской системы. Это приводит к дальнейшему росту недоступности кредитов для реального сектора экономики.

Не случайно замминистра Минэконоразвития Андрей Клепач покинул свой пост из-за несогласия, в том числе, с практикой формирования денежно-кредитной политики и тем, что его предложения часто игнорировались.

Следует сказать, что налоговая система России до настоящего времени является достаточно эффективной и успешной. Доказательством этого является полное выполнение правительством России своих социальных обязательств перед населением, отсутствие, в целом, социальной напряжённости и недовольства населения, а также высокий уровень доверия общества к Путину.

В существующих условиях внесение любых изменений в налоговую систему России несёт угрозу потенциальных рисков для экономики и общества России и авторитета лично Путина.

Это обстоятельство, надеюсь, хорошо осознаётся руководством страны и станет барьером на пути принятия необдуманных решений.

Однако неизбежный переход России к её чрезвычайной и мобилизационной модели делает неизбежным модификацию бюджетной политики России. Подчеркну, что это не означает обязательно внесения изменений в налогообложение.

Главная опасность сегодня — это возможность нарушения так называемой «эластичности налоговой системы (tax elasticity)», под которой понимается достижение оптимального уровня налоговых ставок (критической точки перегиба), после чего снижается прирост государственных доходов, сокращаются поступления в бюджет, усиливается объём ухода экономической деятельности страны в теневой сектор. Эластичность налоговой системы является важнейшим условием стабильности национальной экономики и высокой конъюнктуры её промышленно-производственного сектора.

К сожалению, недостаточное внимание к проблемам промышленности России привело к тому, что понятие «эластичность налоговой системы» пока ещё не присутствует в директивных документах и решениях руководства России. Минфин не отвечает за состояние реального сектора экономики, а Банк России неоправданно (и слишком) далёк от проблем промышленных и научных предприятий страны.

По моему мнению, для сохранения эластичности налоговая система России должна вначале пойти по пути оптимизации структуры доходов федерального бюджета РФ и изменения соотношения между налоговыми и неналоговыми доходами. Следует увеличить объём и долю неналоговых поступлений в бюджеты всех уровней за счёт увеличения доходов от использования имущества, находящегося в федеральной и муниципальной собственности, объёма, качества и стоимости платных услуг государственных и муниципальных органов власти и предприятий.

Разумеется, следует искать способы повышения эффективности использования бюджетных средств, развивая, в том числе, систему внутреннего аудита и контроля.

Если же в результате подрывных действий Запада повышение налогов станет неизбежным в целях поддержания стабильности экономики России, то обратить внимание надо будет прежде всего на стимулирующую роль налогов. В первую очередь, налоговая нагрузка должна быть направлена, например, на стимулирование модернизации промышленности, замены устаревшего оборудования, вытеснение вредного производства, на скорейшее импортозамещение. Можно увеличивать налоговую нагрузку на компании, которые нарушают требования майских 2012 года указов и последующих решений Владимира Путина и игнорируют, в частности, возможность трудоустройства пожилых людей.

Полагаю, что надо готовиться к пересмотру налоговой системы России уже сейчас. Ведь отношения с Западом в любом случае быстро не нормализуются. Обычно США отменяют свои санкции достаточно медленно. Например, поправка Джексона-Вэника о введении экономических ограничений против СССР, введённая в 1974 году, была отменена лишь в 2012 году, то есть спустя 21 год после распада СССР!

В завершение я выскажу свои возражения против введения налога с продаж (НСП).

Как аналитик и экономический историк, я заметил, что введение НСП является предвестником политических кризисов и падения политиков, который его вводили.

Так, американская революция 1776 года, приведшая к независимости США, фактически началась с «бостонского чаепития», спровоцированного введением налога, аналогичного НСП. В нашей стране налог с продаж вводился дважды. С 01 января 1991 года его ввёл Горбачёв — и в том же году он бесславно и навсегда лишился власти. В 1998—1999 годах налог с продаж был вновь введён — и Ельцин в 1999 году неожиданно и навсегда ушёл в отставку.

Поэтому я стал относиться к перспективам введения налога с продаж с опаской, называя НСП «актом политического самоубийства для власти», пусть даже это выглядит как некоторая склонность к мистицизму. Поэтому возможно, что в силу таких неоспоримых исторических аналогий этот налог Путин всё же не введёт.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также