31 октября, суббота

США вступает в холодную гражданскую войну

13 февраля 2020 / 11:00
философ

Несмотря на провал кампании по импичменту Трампа, США вступают в идеологическую гражданскую войну, потому что реальный конфликт не между демократами и республиканцами, а внутри каждой из этих партий.

Две недели назад, рекламируя свой новый фильм в Мехико, Харрисон Форд заявил, что "Америка потеряла свое моральное лидерство и авторитет".

Правда? Когда же США взяли на себя моральное лидерство во всем мире? При Рейгане или Буше? Они потеряли то, чего у них никогда не было, т.е. они потеряли иллюзию ("авторитет" в заявлении Форда), что у них это было. При Трампе, то, что уже было правдой, просто стало очевидным.

Еще в 1948 году, в начале холодной войны, эта истина была сформулирована с вызывающей откровенностью американским дипломатом и историком Джорджем Кеннаном: "[США имеют] 50 процентов мирового богатства, но только 6,3 процента населения земли. Нашей настоящей задачей в ближайшее время станет создание в мире такой системы отношений, которая позволит нам сохранить эту диспропорцию без ущерба для нашей безопасности. Чтобы добиться этого, мы должны расстаться со всей сентиментальностью и романтичностью и сосредоточиться на важнейших национальных интересах. Мы должны перестать мыслить туманными категориями вроде прав человека, роста благосостояния или демократизации. Не далёк тот день, когда нам придётся действовать с позиции силы. Чем меньше в нас останется идеализма, тем лучше…»

В этом и заключается то, что Трамп имеет в виду под "Сначала Америка!" в гораздо более ясных и честных выражениях. Поэтому мы не должны быть шокированы, когда читаем, что " вступившая в должность администрация Трампа, пообещавшая прекратить "бесконечные войны", на сегодняшний день приняла оружие, запрещенное более чем 160 странами, и готовит его к использованию в будущем. Кластерные бомбы и противопехотные наземные мины, смертоносные взрывчатые вещества, которые, как известно, калечат и убивают гражданских еще долгое время после окончания боевых действий, стали неотъемлемой частью будущих военных планов Пентагона".

Те, кого удивляют такие новости, просто лицемеры: в нашем перевернутом мире Трамп невиновен (не импичментирован), а Ассанж виновен (в раскрытии государственных преступлений).

 

Так что же сейчас происходит?

Действительно, Трамп является примером новой фигуры откровенно непристойного политического лидера, пренебрегающего основными правилами приличия и демократической открытости.

Логика, лежащая в основе действий Трампа, была сформулирована Аланом Дершовицем (который, в том числе, является сторонником легализации пыток). Профессор права Гарвардского университета заявил, что если политик считает, что его переизбрание отвечает национальным интересам, то любые его действия в этом направлении не могут ставиться под сомнение. "И если президент сделал что-то, что, по его мнению, поможет ему быть избранным, в интересах общества, это не может быть тем quid pro quo, которое приводит к импичменту", - утверждает Дершовиц.

Здесь четко прописан императив власти, лишенной какого бы то ни было демократического контроля.

Во все еще длящихся дебатах об импичменте Трампа случился распад единой этической субстанции, которая делала аргументированный диалог возможным: США вступают в идеологическую гражданскую войну, в которой нет никакого общего основания, к которому могли бы апеллировать обе стороны конфликта - чем больше каждая из сторон разворачивает свою позицию, тем яснее становится, что никакой диалог, даже полемический, невозможен.

Мы не должны слишком увлекаться театральностью процесса импичмента (Трамп отказывается пожать руку Пелоси, Пелоси рвет свою копию доклада "О положении страны"), потому что настоящий конфликт не между демократами и республиканцами, а внутри каждой из сторон.

Сейчас США трансформируются из двухпартийного государства в четырехпартийное: в политическом пространстве действительно есть четыре партии – истеблишмент-республиканцы, истеблишмент-демократы, альтернативно-правые популисты и демократические социалисты.

Уже есть предложения о создании коалиций по партийным линиям: Джо Байден намекнул, что может выдвинуть на пост вице-президента умеренного республиканца, а Стив Бэннон несколько раз упомянул о своем идеале коалиции между Трампом и Сандерсом.

Но есть большая разница: если популизм Трампа легко утверждал гегемонию республиканского истеблишмента (если это вообще было нужно – что четко доказывает, что, несмотря на все разглагольствования Бэннона против "системы", опора Трампа на простых рабочих - ложь), то раскол внутри Демократической партии становится все сильнее и сильнее. И это неудивительно, поскольку борьба между демократическим истеблишментом и крылом Сандерса - это единственная настоящая политическая борьба.

Если использовать немного теоретического жаргона: мы имеем дело, таким образом, с двумя антагонизмами ("противоречиями"), один между Трампом и либеральным истеблишментом (именно об этом и шла речь на импичменте), а другой - между крылом Демократической партии Сандерса и всеми остальными.

 

Настоящая схватка еще впереди

Рассуждения о том, что импичмент Трампа был отчаянной попыткой вернуть моральное лидерство и авторитет США - комичное упражнение в лицемерии. Вот почему весь моральный пыл демократического истеблишмента не должен нас обманывать: открытая непристойность Трампа только что вывела на чистую воду то, что всегда уже было. Лагерь Сандерса это четко видит: пути назад нет, американская политическая жизнь должна быть радикально переосмыслена.

Но является ли Сандерс истинной альтернативой или, как утверждают некоторые "радикальные левые", он просто (довольно умеренный) социал-демократ, который хочет спасти систему? Ответ в том, что эта дилемма ложна: демократические социалисты начали массовое движение радикального пробуждения, и судьба таких движений еще не предопределена.

Очевидно только одно: наихудшая из возможных позиций - это позиция некоторых западных "радикальных левых", которые стремятся списать рабочий класс в развитых странах как "рабочую аристократию", живущую за счет эксплуатации развивающихся стран и попавшую в ловушку расистско-шовинистических идеологий. По их мнению, единственное радикальное изменение нужно ждать со стороны "кочевых пролетариев" (иммигрантов из бедных стран третьего мира) как революционного агента (возможно, связанного с некоторыми обедневшими интеллектуалами из среднего класса в развитых странах), но насколько жизнеспособен этот диагноз?

Правда, что сложившаяся на сегодня ситуация имеет глобальный характер, но не в упрощенном маоистском смысле противопоставления буржуазных и пролетарских наций. Иммигранты - субпролетарии, их позиция очень специфична, они не эксплуатируются в марксистском смысле и как таковые не предопределены для того, чтобы быть агентами радикальных изменений. Поэтому я считаю этот "радикальный" выбор самоубийственным для левых: Сандерса следует безоговорочно поддерживать.

Схватка будет суровой, кампания против Сандерса будет гораздо более жесткой, чем кампания против Корбина в Великобритании. Кроме обычной карты антисемитизма будет широко использоваться расовая и половая карты – Сандерса будут представлять как на старого белого человека... Просто вспомните, насколько грубой была последняя атака на него со стороны Хиллари Клинтон.

И все эти карты будут разыгрываться на почве страха перед социализмом. Критики Сандерса снова и снова повторяют, что Трампа нельзя побить с его (Сандерса) слишком левацкой стороны, в то время как главное – избавиться от Трампа. На это мы должны ответить прямо, что настоящее содержание, скрытое в этом аргументе: если выбор между Трампом и Сандерсом, то мы предпочитаем Трампа...

Источник


тэги
читайте также