9 августа, воскресенье

Совет без совета

15 июля 2016 / 14:03
военный обозреватель ТАСС

Военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин анализирует итоги состоявшегося накануне заседания Совета Россия-НАТО.

Очередной, третий после событий на Украине и с начала кризиса между нашей страной и Североатлантическим альянсом Совет Россия-НАТО (СРН), который прошел в Брюсселе на уровне послов, закончился, как и предполагали наблюдатели, ничем. Стороны изложили свои позиции по главным вопросам повестки дня, где обсуждалась ситуация на Украине и в Афганистане, наращивание военного присутствия натовских контингентов на границе с Россией, а также попытки альянса развернуть «передовое военное присутствие» в Черноморском регионе и транспарентность в военной области. Генсек НАТО Йенс Столтенберг и постпред России при альянсе Александр Грушко провели свои пресс-конференции, ответили на вопросы журналистов и на этом все, в принципе, закончилось. Стороны, как говорится, разошлись по своим штаб-квартирам, и все осталось, как прежде. Но точно ли, как прежде? Подумаем над этим.

Но сначала о позициях сторон перед началом заседания СРН. НАТО, как утверждал Йен Столтенберг, нацеливалось на дискуссию о кризисе на Украине и вокруг этой страны, а также на необходимость полного выполнения Минских соглашений. Также предполагалось уделить особое внимание вопросам транспарентности и снижения рисков, кроме того, планировалось обсудить ситуацию в сфере безопасности в Афганистане. Альянс, в частности, сильно озабочен, это подтвердил и закончившийся накануне заседания СРН саммит НАТО в Варшаве, практикой внезапных масштабных проверок боеготовности российских войск, и хотел бы обсудить правила предупреждения о них стран НАТО и механизм наблюдения за этими маневрами. Российская сторона, как это подчеркивала официальный представитель МИД Мария Захарова, хотела услышать объяснения альянса о принятых в Варшаве планах по развертывании в Прибалтике и Польше четырех батальонов НАТО, численностью по тысяче человек каждый, а также развернуть «передовое военное присутствие» в Черноморском регионе, на базе создающейся многонациональной бригады в Румынии. Кроме того, российская сторона собиралась поставить вопрос о нарастающей активности альянса у морских и воздушных границ нашей страны.

«В ходе рассмотрения других вопросов, относящихся к военной деятельности, российская сторона намерена инициировать дискуссию по внесенной нашими финскими партнерами инициативе, так называемому „плану Ниинистё“ (который, в частности предусматривает обязательное включение транспондеров военными самолетами, летающими в нейтральном пространстве над Балтийским морем), по повышению авиационной безопасности в регионе Балтийского моря, сказала госпожа Захарова, акцентировать риски для стратегической стабильности, возникающие в результате продолжающегося строительства системы ПРО США/НАТО в Европе».

После заседания СРН, где все эти вопросы обсуждались, оказалось, что стороны остались в результате дискуссии при своем мнении. «Никакого прогресса в сближении с Москвой не произошло», — заявил Йенс Столтенберг. По словам генсека НАТО, у России и альянса по-прежнему есть разногласия по вопросу ситуации на Украине. Однако участники совета согласились, что «все должны работать в направлении урегулирования конфликта дипломатическими и мирными средствами». «Это позволит Украине развиваться свободной от насильственных вмешательств извне. И это будет способствовать общему улучшению отношений между НАТО и Россией», — объяснил Столтенберг.

Правда, как добиться прекращения огня на востоке Украины, заставить Киев выполнить Минские соглашения генеральный секретарь НАТО не сказал ни слова. Возлагать ответственность на Москву, как это регулярно делают в Брюсселе и в Вашингтоне, бессмысленно. Во-первых, Россия не является стороной конфликта на Украине, о ней нет ни слова в Минских соглашениях. А, во-вторых, Порошенко и его правительство, как и Верховную раду принудить к выполнению Минских соглашений — проведения конституционной реформы, объявления амнистии всем участникам боевых действий, начать прямые переговоры Киева с Донецком и провести выборы Донбассе могут только их кураторы из США. Хочет ли этого Вашингтон — большой вопрос. И ставить такую проблему на заседании СРН можно, но бесперспективно.

Нельзя не согласиться с НАТО о предсказуемости и прозрачности военной активности на границах стран НАТО и России. Но опять же добиться этого можно только при наличии доверия между двумя сторонами. Если этого нет, если в Брюсселе царит дух конфронтации с Москвой и любые ее действия по укреплению своей обороны, подчеркнем, на своей собственной территории вызывают ничем не оправданную истерическую реакцию, то помочь тут нечем. Никакие изменения в Венский документ тоже не помогут, если у альянса нет желания понимать и уважать озабоченности нашей страны небывалой агрессивной политикой альянса на западных рубежах России, попыткой окружить ее забором из военных баз, мотопехотных батальной и танковых бригад, полигонов и системой ПРО, постоянно провоцировать отечественных военных и политиков обвинениями в мифической готовности оккупировать страны Балтии и Польшу. Зачем это нам надо, задуматься и дать ответ на этот простой вопрос никто даже не пытается.

«Мы исходим из того, что путь к стабилизации ситуации, оздоровлению обстановки пролегает не через разработку каких-то косметических мер доверия, а через замораживание военных развертываний, которые сегодня осуществляют страны НАТО вблизи российских границ, сокращение там военной активности и в дальнейшем отвод уже развернутых там подразделений в места постоянной дислокации», — отметил постпред России в НАТО Александр Грушко. При этом в эфире телеканала «Россия 24» он подчеркнул, что «размещение в Прибалтике и Польше четырех дополнительных батальонов Североатлантического альянса не соответствует Основополагающему акту Россия — НАТО. Москве придется принять адекватные меры, чтобы обеспечить безопасность РФ в ответ на действия альянса».

Грушко отметил, что страны, где предполагается развертывание батальонов НАТО, в частности Польша, никогда не были частью военного планирования России. «Нас пытаются ввести в некие схемы времен „холодной войны“, нам это совершенно не нужно. Если это нужно НАТО, то это большой вопрос. Европейцы в конечном счете должны осознать, что иметь Россию в качестве потенциального противника в смысле поддержания военных потенциалов — это тупиковый путь», — акцентировал постпред.

Конечно, надо понимать, что все последние действия НАТО — это следствие влияния на эту организацию Соединенных Штатов Америки, для которых страны, входящие в Североатлантический альянс, как и само НАТО, являются вассалами для американского сюзерена. Президент США Барак Обама не стесняясь говорил об этом, выступая на пресс-конференции в Варшаве после окончания натовского саммита. «Приверженность США обеспечению безопасности Европы никогда не претерпит изменений», — заявил он. «Западные страны организовали самую внушительную линию коллективной обороны со времен холодной войны в качестве ответа на нарушение Россией суверенитета и территориальной целостности Украины, — хвастал он, глядя в лица многочисленной журналистской братии, собравшейся послушать лидера Соединенных Штатов. «В этот трудный момент я хочу воспользоваться благоприятной возможностью, чтобы ясно заявить о том, что не изменится никогда, — сказал Обама. — Это — непоколебимая приверженность США безопасности и обороне Европы, нашим трансатлантическим отношениям, нашему обязательству в сфере общей обороны. Европа всегда — и в хорошие, и в плохие времена — может рассчитывать на США», — пояснил он.

Правда, по поводу «самой внушительной линии коллективной обороны» президент США слегка загнул, по выражению, гуляющему на московских улицах. В годы холодной войны американцы размещали ядерные мины вдоль Рейна, чтобы взорвать их, когда советские танки станут форсировать водную преграду, чтобы оккупировать Европу. Самое смешное, что нашли место для них в курятниках, чтобы, с одной стороны, замаскировать, а, с другой, — поддерживать постоянную температуру зарядов, которые могли замерзнуть в зимние холода. Мины пришлось потом убрать, а пугалки о «советских намерениях оккупировать западную Европу» оказались мифом. Таким же, как нынешний миф и пугалка о готовности России напасть на Прибалтику и Польшу. Хотя до идеи размещения атомных бомб на границах с нашей страной НАТО и США пока не дошли, если не считать самолетов, способных нести эти бомбы, что дежурят на литовском и эстонском аэродроме. Но то ли еще будет. И надежда Обамы, что Пентагон будет защищать Европу от России до последнего европейца, тоже окажется блефом. Вряд ли в европейских столицах, в конце концов, не поймут, что подставляют себя под ракетный удар ради эгоистических американских интересов, а не ради своей безопасности.

Итоговая декларация саммита НАТО в Варшаве, на основании решения которого, собственно, и собралось заседание СРН, гласит, что альянс «продолжает рассчитывать на конструктивное сотрудничество с Россией, как только действия Москвы сделают его возможным, и призывает Россию к диалогу». Но надо ли нам вести переговоры с организацией, которая не является самостоятельной, а выражает волю и выполняет команды из Вашингтона, является его вооруженным посредником? Не лучше ли сразу говорить напрямую без него — Россия и США, США и Россия? Тем более, если нам ставят какие-то условия — «как только действия Москвы сделают его возможным»?! Диалог можно вести только на равных. А пока этого не поймут в Вашингтоне и Брюсселе нужно взять паузу. На размышление.

Хотя еще один канал связи с Западом через посредника в виде НАТО, может, все-таки стоит сохранить. Не для того, чтобы выслушивать «советы», что должна сделать Россия, а для того, чтобы посоветовать альянсу, что должен и не должен делать именно он, даже, несмотря на настоятельные советы из Вашингтона.

На всякий случай, это может пригодиться. Но, думаю, очень и очень редко. Только, если кого-то сильно припечет.

Мнение военного обозревателя ТАСС Виктора Литовкина
не обязательно совпадает с официальной позицией агентства ТАСС.


тэги
читайте также