12 декабря, четверг

Система зашла в тупик

11 декабря 2019 / 19:01
философ

Фильм "Джокер", который может быть воспринят как потенциальное оправдание тех, кто ищет славы в насилии, является не подстрекательством к насилию, а рассуждением о недостатках нынешней политической системы.

Популярный фильм Тодда Филлипса с участием Хоакина Финикса получил справедливую долю критики почти от всех - от вдруг очнувшегося сообщества до армии США – тех, кто уверен, что он может побудить неких "нехороших" людей к совершению актов насилия.

Тем не менее, критики фильма, очевидно, упустили из виду основную его идею: речь идет не о каком-то психически больном человеке, а о том, насколько безнадежен наш "самый лучший" политический порядок, что многие по-прежнему просто отказываются принять.

 

Повседневность превратилась в фильм ужасов

Мы должны поздравить Голливуд и зрителей с тем, что вышел такой фильм, который, посмотрим правде в глаза, создает очень темный образ высокоразвитого капитализма, кошмарный образ, который заставил некоторых критиков назвать его "социальным хоррором". Обычно у нас есть социальные фильмы, которые изображают социальные проблемы, и есть фильмы ужасов. Соединить эти два жанра можно только тогда, когда многие явления в нашей обычной общественной жизни станут явлениями, которые относятся к фильмам ужасов.

Еще интереснее наблюдать целый спектр политической реакций на фильм в США. С одной стороны, консерваторы опасались, что этот фильм спровоцирует насилие. Это было абсурдное утверждение. Этот фильм не спровоцировал никакого насилия. Напротив, фильм изображает насилие и предупреждает об опасности насилия.

Как всегда, некоторые политически корректные граждане пугали, что фильм использует расистские клише и восхваляет насилие. Это также несправедливо. Одну из наиболее интересных позиций высказал Майкл Мур, левый документалист, который отметил фильм как правдивую картину жизни бедных, отверженных и лишенных доступа к здравоохранению американцев.

Его идея состоит в том, что фильм объясняет, как могут возникать такие фигуры, как Джокер. Это критическое изображение реальности США, которое может привести к появлению таких людей, как Джокер. Я согласен с ним, но хотел бы также пойти немного дальше.

 

Тупик нигилизма

Я полагаю, важно то, что фигура Джокера в конце концов, когда он отождествляет себя со своей маской, является фигурой крайнего нигилизма, саморазрушительного насилия и безумного смеха над отчаянием других. Никакого позитивного политического проекта здесь нет.

Нам следует читать "Джокера" так, что он мудро воздержался от создания положительного имиджа. Левая критика "Джокера" могла бы быть такой: "Да, это хорошее изображение реальности в бедных трущобах США, но где позитивные силы? Где демократические социалисты, где самоорганизация простых людей?" Но если бы подобное было показано, то это был бы совершенно другой и довольно скучный фильм.

Логика этого фильма состоит в том, что зрителям самим предлагается это придумать. Фильм показывает печальную социальную реальность и тупик нигилистской реакции. В конце концов, Джокер не свободен. Он свободен только в смысле достижения точки полного нигилизма.

 

Ответ на вопрос "Что делать?" зависит от нас

Я не согласен с интерпретацией фигуры Джокера типа как Казимира Маоевича, представителя русского авангарда, с позиции, которую он представил в своем "Черном квадрате". Это что-то вроде минимума протеста – редукция к ничто. Джокер просто насмехается над любой властью. Эта позиция разрушительна, она не имеет позитивного проекта. Но мы должны пройти за Джокером весь этот путь отчаяния.

Недостаточно играть в игры тех, кто у власти. Таково послание "Джокера". То, что власти могут быть благотворителями, как отец Брюса Уэйна в этом новом фильме - это только часть игры. Мы должны избавиться от всех этих либеральных глупостей, которые скрадывают ситуацию отчаяния.

Тем не менее, это не последний шаг, а нулевой уровень, очистка стола, чтобы открыть пространство для чего-то нового. Вот как я читаю этот фильм. Это не финальная сцена декаданса. Мы должны пройти через этот ад. И теперь мы должны идти дальше.

 

Социальный будильник

Опасность рассказа предыстории заключается в том, что дается некое рациональное объяснение, как именно мы должны понимать фигуру Джокера. Но Джокеру это не нужно. Джокер в некотором смысле творческая личность. Критический момент в фильме, когда меняется его мировосприятие – это когда он говорит: "Раньше я думал, что моя жизнь была трагедией. Но теперь я понимаю, что это комедия".

Комедия для меня означает, что в этот момент он принимает себя во всем своем отчаянии как комическую фигуру и избавляется от последних рамок старого мира. Это то, что он делает ради нас. Он не фигура имитатора. Неправильно думать, что то, что мы видим в конце фильма - Джокера, которого восхваляют окружающие, - это начало нового освободительного движения. Нет, это тупиковая ситуация в существующей системе, общество, стремящееся к самоуничтожению.

Элегантность фильма заключается в том, что он оставляет нам место для следующего шага на пути к созданию положительной альтернативы. Это темный нигилистический образ призван, чтобы пробудить нас.

 

Готовы ли мы к встрече с реальностью?

Левые, которых напугал "Джокер" - это "левые Фукуямы"; те, кто считает либерально-демократический порядок лучшим, и мы просто должны сделать его более толерантным. В этом смысле сегодня все люди - социалисты. Билл Гейтс говорит, что он за социализм, Марк Цукерберг говорит, что он за социализм.

Урок "Джокера" состоит в том, что необходимы более радикальные изменения; этого недостаточно. И об этом все эти демократические левые не знают. Растущее сегодня недовольство необходимо воспринимать всерьез. Система не может справиться с проблемами посредством постепенных реформ, большей терпимости или улучшения здравоохранения.

 

Таковы признаки необходимости более радикальных перемен

Настоящая проблема заключается в том, действительно ли мы готовы испытать на себе безысходность нашей ситуации. Как сказал сам Джокер в какой-то момент в фильме: "Я смеюсь, потому что мне нечего терять, я никто".

Здесь также есть умная игра с именами. Настоящая фамилия Джокера - Флек. На немецком языке, пятно - это пятно, бессмысленное пятно. Это как анаморфоз. Нам нужно взглянуть по-другому, чтобы увидеть новую перспективу.

Я не доверяю всем тем левым критикам, которые боятся потенциала фильма. Как ясно выразился Майкл Мур, вы испугались насилия в фильме, а не реального насилия в нашей повседневной жизни. Шок от насилия, изображенного в фильме, - это просто побег от реального насилия.

 

Источник: RT


тэги
читайте также