28 ноября, суббота

Сирийский гамбит России

10 января 2015 / 12:08
обозреватель ТАСС

Министерство обороны России распространило 30 сентября видеокадры авиаударов в Сирии по штабу управления запрещенной в РФ террористической группировки Исламское государство.

«Сегодня самолеты российских Воздушно-космических сил нанесли точечные удары по восьми объектам террористической группировки ИГ на территории Сирийской Арабской Республики. Было выполнено около 20 самолетовылетов», — сообщил официальный представитель Минобороны Игорь Конашенков. «В результате воздушных ударов были поражены склады боеприпасов, вооружений, горюче-смазочных материалов, скопления военной техники. Командные пункты управления формированиями боевиков в горной местности полностью уничтожены», — уточнил генерал-майор.

Это — уже своего рода апофеоз начавшейся не сегодня и не вчера антитеррористической кампании Москвы с акцентом на противодействие ИГ. Естественно, что в рамках комментария невозможно изложить всю предысторию боевых действий на стороне антитеррористических сил в САР и решению Совета Федерации предоставить президенту РФ Владимиру Путину полномочия использовать Вооруженные силы за пределами российской территории. Так что, проанализируем лишь события нескольких последних дней первого осеннего месяца.

Именно в конце сентября Россия повела активное пропагандистско-дипломатическое наступление с целью пробить брешь в позиции ряда стран Запада, суть которой сводилась к тому, что обязательным предварительным условием политического урегулирования в Сирии должно быть смещение (добровольная отставка или насильственное свержение — им это было все равно) Башара Асада с поста президента. И главенствующая роль в этой успешной «операции» была отведена российскому лидеру, который сыграл ее — без всякой лести — просто блестяще. Сначала появилось интервью для американского телевидения, в котором Владимир Путин «на пальцах» разъяснил, что и как надо делать в борьбе с ИГ, и почему так важна роль легитимных властей Дамаска, которые практически единственными противостоят террористам, захватившим уже примерно половину сирийской земли. Затем последовало жесткое выступление президента России с трибуны сессии Генеральной Ассамблеи ООН, в котором глава государства вновь призвал к формированию антитеррористической широкой коалиции. Завершающую точку в этом блиц-наступлении российский лидер поставил в ходе переговоров с президентом США Бараком Обамой, на которых Сирия также была превалирующей темой.

Думается, что небольшой экскурс в недавнюю историю, показывающий эволюцию идеи создания коалиции для борьбы с ИГ, будет уместен. Несколько месяцев назад Владимир Путин инициировал формирование такого альянса из тех, кто уже воевал в Сирии и Ираке против исламистов. В июне он предложил Дамаску поддержку, если он решится на создание региональной антитеррористической коалиции. «Мы считаем, что для того, чтобы эффективно бороться с терроризмом, с крайними проявлениями радикализма, нужно объединять усилия всех стран региона, — подчеркнул президент РФ. — Все наши контакты со странами региона, а у нас очень добрые отношения со всеми странами без исключения, — говорят о том, что с такой организацией, как так называемое Исламское государство, все готовы внести свою лепту в борьбу с этим злом», — сказал он на встрече с главой министерства иностранных дел Сирии Валидом Муаллемом. По мнению российского лидера, в коалицию, помимо Сирии, должны вступить Турция, Иордания и Саудовская Аравия. А в начале сентября президент РФ заявил, что Москва «действительно хочет создать некую коалицию международную по борьбе с терроризмом и экстремизмом. В этих целях мы проводим консультации и с нашими американскими партнерами — я лично разговаривал по этому вопросу по телефону с президентом США».

Возвращаясь к событиям конца сентября. По итогам визита в ООН Владимир Путин сообщил журналистам, что тема проведения антитеррористических операций в Ираке и Сирии обсуждалась во время его контактов с другими лидерами. В этой связи следует отметить, что зерна здравомыслия падали в уже хорошо подготовленную почву. Прежде всего в Европейском союзе. Ведь входящие и не входящие в него страны буквально захлестывает мощная волна мигрантов, прежде всего из Сирии, которые бегут от ужаса, творимого ИГ. И в европейских столицах начали задумываться — а почему появился такой поток беженцев? Кроме того, постепенно приходило и осознание важности, по крайней мере, на данном этапе сохранения статус-кво во властной структуре Сирии, то есть зазвучали мнения о том, что не надо отправлять в отставку Башара Асада, если есть стремление к реальному противоборству с ИГ. Последними, наверняка неохотно, признали эту объективную реальность США, о чем публично заявил госсекретарь Джон Керри. А дополнительным признаком проявления наконец-то здравомыслия можно считать согласие, пусть с оговорками, Вашингтона и Брюсселя на участие Ирана в процессе урегулирования в САР.

Еще один аспект, который хотелось бы снять с повестки дня с учетом огромной угрозы всем странам мира и который всецело относится опять же к США. Глава администрации Кремля Сергей Иванов особо подчеркнул, комментируя боевые действия ВКС в Сирии по официальной просьбе ее властей, что «речь идет не о достижении каких-либо внешнеполитических целей, удовлетворении каких-либо амбиций, в чем нас регулярно обвиняют». А вот махровый американский ястреб сенатор Джон Маккейн публично сокрушается, что удары авиации РФ по ИГ свидетельствуют об «отсутствии американского лидерства». Так сказать, старается уязвить нынешнюю администрацию США. Остается надеяться, что в Вашингтоне несколько поумерят свои мировые амбиции ради конкретного срочного дела, что такие притязания не помешают достижению общей глобальной цели.

Тем временем участники «аравийской коалиции», сколоченной США для борьбы с ИГ, заявили, что будут продолжать наносить удары как в Ираке, так и в Сирии. Что ж, если по иракскому направлению уличить их в пренебрежении нормами международного права нельзя — помощь официально запросил Багдад, то по сирийскому — действия полностью нелегитимны, так как на такого рода военные акции не было обращения от Дамаска, равно как и не было решения Совбеза ООН. Российская боевая авиация, с другой стороны, уничтожает инфраструктуру ИГ вполне на законных основаниях — по просьбе Башара Асада.

Практически сразу же после первых ударов самолетов ВКС по ИГ появились бредовые утверждения, которыми вполне определенные силы попытались как-то очернить Россию, пришедшую на помощь дружественной стране. Замелькали сообщения о том, что, мол, под огнем оказались не боевики, а мирные граждане, среди которых есть погибшие. Или о том, что, будто бы, боевые самолеты Военно-космических сил РФ разбомбили… пустынные районы, где и не было террористов. Характерно для такого рода неприглядной пропаганды — никаких доказательств. Не буду полемизировать с подобными лжецами. Пусть лучше ознакомятся с мнением американской влиятельной конгрессвумен Тулси Габбард. Те, кто осуждают Москву в связи с тем, что она нанесла авиаудары по боевикам в Сирии, проявляют лицемерие, а те, кто говорит о необходимости свержения президента Башара Асада, — недальновидность, убеждена она.


тэги
читайте также