15 июля, среда

Шаг к империи

17 сентября 2016 / 14:23
политический обозреватель «Царьград ТВ»

После 25-летнего «развода» ситуация в мире заставляет страны Средней Азии интегрироваться с Россией.

Скорее всего, Бишкек не останется в памяти поколений антонимом понятия «Беловежская пуща». На состоявшемся здесь саммите СНГ не ожидалось взрывной обратной интеграции бывших частей СССР и Российской империи. Но то, что встреча представителей 11 из 15 бывших союзных республик проходит на фоне ожидания и едва ли не желания такой интеграции, ясно наблюдателям.

Официально — СНГ
В официальных сообщениях значится, что в Бишкеке обсуждалось «16 вопросов, охватывающих спектр направлений многостороннего сотрудничества в рамках СНГ». Основных блоков вопросов — три: по противодействию международному терроризму и «иным насильственным проявлениям экстремизма», по преодолению «экономических препятствий для взаимного сотрудничества» и «дальнейшему развитию межрегиональных связей с учётом современных задач» и по «оптимизации работы СНГ».

Звучит достаточно обще, но если заглянуть в суть, то нетрудно заметить, что речь идёт уже не о дальнейшем «цивилизованном разводе» бывших союзных республик, для каковой функции, считалось, и было придумано Содружество, а наоборот — о выборе противоположного вектора.

Сотрудничество в противодействии международному терроризму — это на нормальном языке означает возвращение под общий «военный зонтик», ибо понятно, вокруг чьей армии будут собираться армии центральноазиатских стран «в случае чего».

Преодоление экономических препятствий — это, в конце концов, выход на единую экономическую территорию, сердцем и мозгом которой может быть опять-таки только Москва. Отчаянное положение Украины, сначала нагло разорвавшей экономические связи с Россией, а потом нагло обвинившей её же в «агрессивном закрытии своих рынков», из-за чего «Нэзалэжна» потеряла 15 миллиардов долларов, у всех перед глазами, и неслучайно Киев постеснялся отправить своего представителя в Бишкек.

Наконец, оптимизация работы СНГ — вообще вне обсуждения. Инициированная Казахстаном и предусматривающая «максимальную разгрузку повесток дня заседаний Совета глав государств» и «некоторое сокращение численности аппаратов органов Содружества», она на деле означает минимизацию самого Содружества как политического объединения, себя почти изжившего. На его месте желающие уже создали более адекватные формы кооперации — ЕАЭС, ОДКБ, союзного государства и далее по двусторонней «мелочи».

Неофициально — клуб президентов
Эту не новую, но всё ярче проявляющуюся роль СНГ подметил один из ведущих российских аналитиков по данной тематике, заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

«Лидеры СНГ собираются на эти саммиты для того, чтобы обменяться информацией, — заявил он. — И прежде всего сделать это с представителем одной из великих держав — руководителем России. Потому что он в курсе того, что происходит».

С этой точкой зрения согласен весьма информированный эксперт, руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. «СНГ интересно сейчас его участникам как место встречи лидеров, которые неформально решают многие вопросы на полях саммитов, — убеждён он. — Это клуб президентов». То есть, которые не столько решают проблемы СНГ, сколько между собою сверяют часики?

А время для этого более чем пришло, считает Грозин. «Недавний теракт против китайского посольства в Бишкеке показывает, что исламистский терроризм, джихадизм может ударить в центральноазаитском регионе в любое время в любом месте. Это проблема, которая, к сожалению, очень плохо поддаётся рациональному предвидению и просчёту. Тревожные сообщения приходят с незавидной периодичностью, и из месяца в месяц эта периодичность учащается, из года в год ситуация ухудшается».

Вообще, указал аналитик, дестабилизация стоит на пороге. Но не стоит ожидать, что это будет некое одномоментное событие. Не банда душманов прорвётся и всё обрушит. Будет постепенная инфильтрация разных группировок, угрожающих безопасности, использующих самые разнообразные бренды в джихадистском мейнстриме. И далее, «используя внутреннюю и сложную социально-экономическую ситуацию в регионе и притягательность в этих условиях идей о халифате как обществе якобы всеобщей гармонии, равенства и счастья, эти разномастные группы будут постепенно, из месяца в месяц, из года в год ухудшать ситуацию».

Все понимают угрозу подобного свойства, отметил Грозин. И в этом смысле взаимный интерес к взаимодействию может оказаться как раз покрепче, чем прежде. Угрозы, связанные с исламистским проникновением в Среднюю Азию — это очевидная повестка дня. Само места собрания глав СНГ в определённом смысле диктует её.

Да, но что может сделать такая рыхлая организация, даже больше — тень от рыхлой организации — как СНГ, если, скажем, в регионе начнёт прописываться выдавленная в конце концов из Сирии группировка Исламское государство, запрещённая в России?

«Давайте проговорим ясно: ИГ из Сирии не выдавливают. ИГ в Сирии уничтожают. Как раз в видах того, чтобы он не всплыл в Центральной Азии, в России, в Европе», — поправляет Владимир Жарихин. Но признаёт, что «СНГ вряд ли чего сможет сделать в случае обострения обстановки».

Впрочем, на этот случай «существует такая организация как ОДКБ», говорит он. И Андрей Грозин добавляет: «Отсюда новейшие решения об активизации работы ШОС, ОДКБ на треке антитеррора и масса других подобных вещей».

Новое понимание ситуации в элитах
ОДКБ набирает силы, заверяют все, кто внимательно наблюдает за ситуацией в Центральной Азии. Постоянно идут тренировки, оттачивается взаимодействие как по линии антитеррористической деятельности, так и по линии парирования масштабных внешних угроз. Строятся постепенно коллективные миротворческие силы, решаются технические вопросы по переоснащению национальных армий, подготовки их кадров, вплоть до уровня сержантов.

Но основное содержание нынешнего момента, считают наблюдатели, не столько в консолидации силовых возможностей, сколько в осознании местными элитами угроз и — довольного ограниченного набора возможностей для их парирования.

«То, что пока так гладко проходит транзит власти в Узбекистане, показывает, что центральноазиатские элиты понимают, что их выживаемость, выживаемость их политических режимов зависит от их консолидации, — отмечает Андрей Грозин. — И пока умудряются находить консенсус, договариваться и не доводить до серьёзных межэлитных войн с втягиванием туда населения, втягиванием туда исламистов и так далее. Это положительный факт».

Заставляют так вести себя в том числе и недвусмысленные намёки со стороны исламистов. «Назначение бывшего командира таджикского ОМОН Халимова военным министром ИГ — это, конечно, демонстрация, — говорит Грозин. — И это не демонстрация его военных талантов. Его назначили не потому, что он известен своим военным гением. Таджикским ОМОНом кто только ни руководил, так что речь не о военных талантах. Его назначили именно как таджика. Это демонстрация намерений, показ того, что центральноазиатские страны СНГ могут в любой момент оказаться целью ИГ».

«То есть в случае, если дела у исламистов пойдут совсем плохо в Сирии, в Ираке, то плацдарм, куда будут перетекать военные руководители и наиболее подготовленные кадры, — не вся эта пехота, всё это мясо, которое там, в конце концов, и закопают, а вот эта террористическая „элита“, которая имеет ресурсы, чтобы спасать свою жизнь, — может оказаться на территории Афганистана. С последующими нерадостными перспективами для Центральной Азии», — так расшифровывает «послание» ИГ российский аналитик.

Империя возвращается
Отсюда следующий вопрос: если ситуация станет ещё хуже, то на чью помощь остаётся рассчитывать среднеазиатским элитам? Если вопрос зайдёт не только о замене их политических режимов, а об их физическом выживании? Нельзя забывать, что они — не средневекового пошиба беи и эмиры, а вполне вкусившие современной цивилизованной жизни руководители. Достаточно один раз побывать по обе стороны, скажем, узбекско-афганской границы, чтобы убедиться, сколь далеко ушли под крылышком России узбеки по эту сторону «речки» от своих же собратьев, что остались по ту. Едва ли здесь многие порадуются возможности упасть в кровавую первобытность салафитского обскурантизма. Перед подобной угрозой они пойдут на какие угодно союзы.

А с кем — союзы? «В принципе им рассчитывать на практическую защиту не от кого, кроме России, — убеждён Андрей Грозин. — Ну, Китай может помочь деньгами. США могут помочь. Добрым советом и похлопыванием по плечу. Европейцы вообще ничем помочь не смогут. У турок и персов хватает проблем и без Центральной Азии. Вообще у всех хватает проблем без Центральной Азии».

В том числе и у России, говорит учёный. Но тут все понимают, что если ситуация выйдет на серьёзный критический уровень, то бежать центральноазиатам особенно некуда, кроме как в Москву. «Мы, со своей стороны, отгородиться от них, естественно, не в состоянии, — отмечает Грозин. — Не только из-за громадной границы, но и в первую очередь потому, что Центральная Азия — это уже давно составная часть российского общества. У нас перманентно несколько миллионов азиатов находятся на территории России, и они уже много лет — часть российского социума. Часть нашей жизни. Просто это надо воспринимать не как угрозу, а как возможность».

Возможность принять однажды всю Центральную Азию обратно в лоно Империи. Впрочем, последнего Андрей Грозин не говорил. Это говорит логика событий.


тэги
читайте также