23 октября, среда

Самозванцы

09 июня 2014 / 14:45
редактор, публицист, журналист

Насчет так называемых гуманистов и либералов давно уже понятно, но вот насчет интеллектуалов, кажется, у многих еще оставались иллюзии.

В начале XXI века в Европе какие-то бабуины (называть их людьми как-то даже неловко) сжигают книжки автора, с которым они, скажем так, разошлись в оценках актуальной политической повестки. Автор по этому поводу пишет текст, вполне сдержанный и толерантный по формулировкам, учитывая ситуацию. Популярный певец Макаревич во чем-то похожих обстоятельствах высказался куда как радикальнее, хотя писатель Лимонов его пластинок не сжигал.

Реакция неравнодушной общественности на это нерядовое событие не заставила себя ждать. Общественность порвала на груди худи, посыпала главу пармезаном и очень, очень не одобрила… вы думаете, бабуинов, которые решили устроить облегченную реконструкцию подвига Умара ибн Хаттаба? Нет, все хором осудили писателя, потому что неравнодушная общественность, понимаете ли, тоже не совпала с ним в оценках. А с бабуинами – совпала.

Самое в этом удивительное, что вышеозначенные люди продолжают, не моргнув глазом, считать себя единственной существующей в России тончайшей интеллектуальной, моральной и этической прослойкой. А вот героя этой истории - Евгения Гришковца - из узкого круга ограниченных людей уже выписали. За неверную политическую позицию и несоответствие идеалам. Поэтому и книги его можно сжигать. И самому ему, наверное, можно по лицу дать при случае. По крайней мере, убийство «выписанных из рядов» журналистов у этих людей вызывают также очень «правильные и хорошие» реакции.

Итак, люди, называющие себя интеллектуалами, не возражают против сжигания книг. Люди, называющие себя либералами, поддерживают внутри тусовки такой густой дух партсобрания, что у коммунистов глаза слезятся. Люди, называющие себя гуманистами, последовательно закрывают глаза на насилие и убийства. И так далее, и тому подобное.

Вывод из этого очень простой: те ценности, которые этими людьми декларируются, на самом деле для них никакими ценностями не являются и никогда не являлись. Это всего лишь красивая и конвенциональная обертка для того, что они на самом деле считают ценным. Может, это деликатесы из Европы. Может, ненависть к Путину. Может, то и другое одновременное или вовсе что-то третье. На самом деле, это уже не столь важно и малоинтересно.

Главное же и важное заключается в том, что эти люди врут. Насчет так называемых гуманистов и либералов давно уже понятно, но вот насчет интеллектуалов, кажется, у многих еще оставались иллюзии. А тут книги… И писатель, который высказался в свою защиту. Хороший детектор, очень однозначный. И по итогам проверки можно сделать вывод, что никакими интеллектуалами они не являются тоже. Книги в список ценностей не входят. Труд писателя в список ценностей не входит. Право писателя на самовыражение и собственное мнение в список ценностей не входит.

Тем не менее, эти люди последовательно продолжают себя считать и либералами, и гуманистами, и интеллектуалами. Более того: они себя очень громко и настырно в этом качестве декларируют. И более того: они эту позицию хотят целиком и полностью приватизировать. Для подобного социального явления в русском языке есть хорошее емкое наименование: самозванцы. Классический, в общем-то, бродячий сюжет, обладающий, впрочем, в нашей стране своим особым колоритом.

Самозванцев у нас извиняют, и даже с некоторой симпатией к ним относятся, если они обведут вокруг пальца какого-нибудь вороватого чиновника, при том сами кроме своего куска хамона ни на что особо не претендуя. Хлестаков, давайте честно, именно такую реакцию публики и вызывает. Прощелыга, конечно, но как он их уделал-то, а?! Уделал, и то правда. И пока наши самозванцы выступали в амплуа Хлестакова, к ним многие примерно так же и относились. Но теперь вдруг что-то пошло не так.

Просто быть Хлестаковым самозванцу в России можно, ничего особо не опасаясь, а вот Гришкой Отрепьевым – лучше не надо даже пробовать. Оно нехорошо заканчивается, по сложившейся русской народной традиции. Потому что есть вещи, которые трогать, конечно, можно, но очень не стоит. И теперь, когда не просто тронули, а по самые уши влезли, откатиться назад, на позицию кухонного Хлестакова уже не получится. А для Гришек Отрепьевых они как-то слишком долго, по меркам российской истории, на своем самозванческом месте подзадержались. Пора заканчивать.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также