5 апреля, воскресенье

Русский и китаец – братья навек!

16 мая 2014 / 17:16
кандидат политических наук, политолог

Предстоящий официальный визит Владимира Путина в Пекин рассматривается в контексте подписания «Газпром» и CNPC тридцатилетнего контракта на поставку в Поднебесную российского газа.

Обычно предстоящий 20−21 мая официальный визит президента Р. Ф. Владимира Путина в Пекин рассматривается в контексте подписания «Газпром» и CNPC тридцатилетнего контракта на поставку в Поднебесную российского газа. Восточный контракт, переговоры по которому ведутся последние 10 лет, призван компенсировать возможные осложнения при осуществлении газового транзита России на европейском направлении.

Однако, не умаляя значимости энергетической тематики в повестке российско-китайских переговоров, все же следует отметить, что пекинские встречи Путина имеют более широкое геостратегическое значение — это сверка позиций Москвы и Пекина в изменяющейся глобальной реальности. А заключение газового контракта — своего рода жест в информационной войне России и Е. С. Европа не может в обозримой перспективе отказаться от российских поставок, что все-таки не мешает ей заниматься откровенным шантажом. Поэтому поддержка Пекина, как нельзя, кстати для Москвы. С другой стороны, Пекин в контексте усиливающегося давления из Вашингтона заинтересован в сохранении стратегического партнерства с Россией и потому идет на тяжелый компромисс по цене и финансированию прокладки трубопровода из Благовещенска.

Вместе с тем не следует забывать тот факт, что при всей близости позиций России и Китая по вопросам глобальной повестки, в региональных аспектах межгосударственного взаимодействия стороны являются прямыми конкурентами, и отношения между ними последнее время лишь усложняются.

Показательна в этой связи позиция Китая по украинской проблематике. Официальный Пекин неоднократно и публично демонстрировал поддержку России. Так, в частности, происходило при голосовании за осуждающую Россию резолюцию Совбеза ООН 15, а затем 27 марта по украинской проблематике, когда Китай воздержался, несмотря на активное давление Запада. Уже это можно было назвать настоящей дипломатической победой России, учитывая тот факт, что Крым входит в зону стратегических интересов Китая. А переход полуострова под российскую юрисдикцию способен серьезно осложнить отношения Москвы и Пекина. Крым является неотъемлемой частью китайского проекта «Нового шелкового пути», который может не только поставить под полный контроль Пекина регион Центральной Азии, но и обесценить альтернативные российские проекты Транссибирской магистрали и Северного морского пути.

Напомним, Пекин по этому вопросу уже достиг необходимых договоренностей с прежним украинским руководством во главе с Виктором Януковичем. Речь шла о строительстве глубоководного порта в районе Евпатории, к которому через всю Центральную Азию будет протянута железнодорожная ветка с европейской шириной колеи. Более того, предполагалось, что аренда бывших украинских земель в Крыму будет осуществляться на условиях экстерриториальности, то есть китайские компании чувствовали бы себя там полноправными хозяевами. Однако присоединение Крыма к России теперь поставило под вопрос планы Китая в Евпатории. Это конечно не является критическим для реализации китайского транзитного проекта «Новый шелковый путь», но заметно его усложняет.

Факт остается фактом: украинские события поставили Китай, как ни одно из государств мира, перед стратегическим выбором: поддержка России как важнейшего геополитического партнера либо осуществление значимых региональных проектов.

По крайней мере пока, Пекин его делает в нашу пользу. И такое решение следует рассматривать в контексте очевидного наращивания американской военной мощи в Азии, когда Китаю потребовалась сильная и надежная геополитическая поддержка, которая могла быть оказана только со стороны России.

Ситуация на Дальнем Востоке развивается так, что в иных обстоятельствах Пекин вряд ли бы оказал поддержку Москве. Среди беспокоящих Китай событий можно назвать масштабные военные учения «Max Thunder», состоявшиеся в середине апреля вблизи Корейского полуострова с самым непосредственным участием американских ВМС. Формально такая демонстрация силы была направлена против КНДР, продолжающей осуществлять запуски собственных межконтинентальных ракет «Нодон» (дальность полета 1,3 тыс. километров), или «Скад» (1,5 тыс. километров) в сторону Японского моря. Кроме того, в начале апреля министр обороны США Чак Хейгел в ходе своего официального визита в Токио сообщил, что в Вашингтоне решено разместить в территориальных водах Японии два дополнительных к пяти имеющимся эсминцам, оснащенных системами ПРО. О сохранении американского внимания к азиатско-тихоокеанской проблематике свидетельствует визит и в Сеул 14 мая директора Национальной разведки США Джеймса Клеппера, в рамках которого обсуждались вопросы региональной безопасности.

Пекину очевидно, что в случае обострения напряженности вокруг островных конфликтов, например архипелага Дяоюйдао (в японской транскрипции Сенкакус) или роста сепаратистских настроений внутри Китая, о наличии которых напомнили события в городке Куньмин в южной провинции Юньнань начала марта, вся уже имеющаяся на Дальнем Востоке американская мощь будет направлена против Китая. В этом контексте помощь со стороны своего северного соседа жизненно необходима для Пекина.

В таких обстоятельствах Китай демонстрирует готовность мириться с потенциальным ущемлением своих интересов в Крыму, искать компромисс с Россией в Центральной Азии.

Все эти вопросы российско-китайской повестки найдут свое место на четвертом саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), в котором 21 мая примет участие Владимир Путин. Но главное — в рамках этого совещания российская и китайская стороны должны продемонстрировать устойчивость стратегического партнерства двух стран, не смотря на ряд ситуативных противоречий в интересах. По крайней мере, в Москве заявляют о полном удовлетворении позицией Китая по украинской проблематике. Так, в апреле по итогам своей встречи с вице-премьером Госсовета Китая Ван Яном российский вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил: «В ситуации, когда на Россию пытаются накинуть лассо санкций, Китай выступил неожиданно как абсолютно твердый партнер».

Китай, в свою очередь, вероятно, ждет определенных уступок со стороны России в обмен на подобную лояльность. Не исключено, что в середине следующей недели мы услышим заявление Пекина, проясняющее позиции Поднебесной по отношению к «крымской проблеме» и перспективам проекта «Новый шелковый путь» в новых геополитических реалиях.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также