22 февраля, пятница

Рейтинги. И что?

30 сентября 2014 / 13:22
экономический аналитик

Всемирный банк понизил базовый прогноз роста российской экономики в 2014 году.

Всемирный банк 24 сентября 2014 года в своём докладе об экономике России, озаглавленном «Неопределенность экономической политики ограничивает горизонт роста», понизил базовый прогноз роста российской экономики в 2014 году, чем привлек внимание экономических аналитиков. Вместе с тем, специалисты не спешат делать из доклада Всемирного банка далеко идущие выводы.

Следует обратить внимание на то, что последние лет десять и более на Западе экономические прогнозы воспринимаются со всё бóльшим скептицизмом. В частности, активно критикуется деятельность рейтинговых компаний и агентств в части наличия конфликта интересов. Ведь рейтинги крупнейших финансовых, промышленных, торговых и прочих компаний заказываются и оплачиваются самими же этими компаниями, что ставит рейтинговые агентства перед проблемой поддержки высокой степени объективности своих оценок или возможной потери части клиентов. Как писал в мае 2014 года ведущий экономический журнал «Экономист», после кризиса 2007−08 г. г. прибыль рейтинговых агентств упала на треть. Однако в 2013 году уровень их доходов превысил докризисный, что вызвало обоснованные сомнения в объективности рейтингов. Поэтому возрастают требования усилить внешний и внутренний контроль над их деятельностью, подобный существующего в финансовом и банковском секторах.

Доверие к западным рейтинговым агентствам постоянно падает, как это происходит и в отношении западных аудиторских компаний.

Недаром «Экономист» в 2005 году прямо утверждал, что только три рейтинговых агентства достойны доверия — «Стандард энд Пуэрс», «Мудис» и «Фитч», которые, кстати, контролируют 95% мирового рынка рейтинговых услуг. Но и с этими агентствами, оказывается, не так всё просто. На Западе всё большую озабоченность вызывает необъективность рейтингов и непрозрачный характер их формирования. Так, в мае 2011 года, например, Федеральная комиссия по ценным бумагам и рынкам США СЕК (Security and Exchange Commission) обратилась к тройке ведущих рейтинговых агентств с предложением опубликовать методику формирования рейтингов и перечислить допущенные ошибки, но получила отказ. Кроме того, отмечается всё более частая вовлечённость самых этих, казалось бы, надёжных рейтинговых агентств в скандалы и даже судебные разбирательства. Так, например, министерство юстиции США в феврале 2013 года подало в суд на рейтинговое агентство «Стандард энд Пуэрс» иск на 5 миллиардов долларов США по обвинению в мошенничестве и обмане инвесторов путём завышения рейтингов ценных бумаг. Иск до сих пор не отозван.

Отметим, что до недавнего времени западные оценки, в частности, рейтинги, были необходимы и для российского бизнеса, потому что они влияли на позицию западных банков и финансовых рынков в вопросах формирования условий кредитования ими российских компаний и размещения российских ценных бумаг. Западные регуляторы фактически запрещают размещать ценные бумаги, не имеющие рейтингов. Поэтому российские компании в рамках общепринятой практики также заказывали и оплачивали получение ими западных рейтингов.

Сегодня же, в условиях санкций, доступ России к западным финансовым ресурсам стал ограничен независимо от получаемых рейтингов, что позволяет нам меньше обращать внимания на эти рейтинги. Кроме того, западные рейтинги и оценки становятся всё более политически мотивированными, как, в частности, полагают специалисты, произошло в 2013 году, когда «Стандард энд Пуэрс» понизил рейтинг Франции.

Вышеперечисленные обстоятельства требуют подходить критично к различного рода оценкам западных институтов состояния как мировой и западной, так и российской экономики.

Санкции Запада против России, несомненно, отразятся на долгосрочных и среднесрочных рейтингах российских компаний, поскольку риски для них многократно возросли. Однако это снижение рейтингов произойдёт не очень скоро: российские компании пока воздерживаются от обращения в крупнейшие рейтинговые агентства, потому что массово откладывают размещение своих ценных бумаг на зарубежных финансовых рынках и не имеют возможности получить новые кредиты у западных и японских банков.

Полагаю, что не следует воспринимать такие прогнозы, оценки и рейтинги как абсолютную истину или руководство к принятию немедленных решений и изменению экономического курса страны. Также полагаю, что в самой России уже есть достаточно квалифицированные экономические аналитики, обладающие к тому же опытом практической деятельности. Их оценки и предложения ничуть не уступают в объективности западным специалистам, недостаток которых во многом состоит в том, что они преимущественно исходят из финансовых оценок и показателей, не понимая или игнорируя показатели реального сектора экономики. В сегодняшней сложной политической и экономической обстановке в России, характеризуемой к тому же увеличением рисков и эскалацией давления со стороны Запада, явно назрела необходимость расширить экспертную базу.

В своём прогнозе развития экономики России Всемирный банк рассматривает широкий диапазон вариантов состояния нашей экономики: от экономического подъёма до стагнации. Таким образом, в любом случае Всемирный банк будет прав в своих прогнозах, какими бы они ни были.

В день публикации прогноза Всемирного банка правительство Японии приняло решение ввести дополнительные санкции в отношении России в связи с ситуацией вокруг Украины. Среди прочего, санкции затронут обращение ценных бумаг пяти крупнейших российских банков — это Сбербанк России, ВТБ, ВЭБ, Россельхозбанк и Газпромбанк. С целью подрыва экономической стабильности в России США очевидным образом ориентируют своих союзников наносить удары именно по финансово-банковской системе России. В отношении Японии, которая больше всех страдает от дефляции, кредитование растущей российской экономики могло бы стать стимулом для начала экономического подъёма в самой Японии. Однако, вероятно, хоть и не по своей воле, но Япония демонстративно акцентирует своё участие в антироссийском экономическом противостоянии — хотя бы тем, что выдвигает свои санкции несинхронно с США и Европейским Союзом.

Однако правительство России рассматривает возникающую ситуацию в экономике не как результат влияния западных санкций, а как промежуточный итог собственной политики по стимулированию отечественных товаропроизводителей и переориентации на восточноазиатские рынки (в первую очередь, Китай).

Очевидно, что санкции парадоксальным, но положительным образом уже влияют на общее качество управления финансами в России.

Так, Счётная палата указала Министерству финансов на наличие возможной экономии бюджетных расходов в сумме до 250 млрд рублей за счёт переноса на 2015 год средств федерального бюджета, не использованных в 2014 году. Также свои сюрпризы могут принести проверки Счётной палатой Газпрома и РЖД в конце 2014 года.

Я полагаю, что многие эксперты и аналитики согласятся со мной, что экономическая ситуация в России находится в руках президента Путина и правительства. И пока именно от руководства страны зависит возможность резкого улучшения состояния экономики, но не за счёт удачной комбинации внутренних и внешних факторов (цен на нефть, ситуации на Украине, западных санкций, налогов и т. д.), а за счёт изменения экономической модели России, стремительного развития производительных сил и промышленно-научной базы и, соответственно, отечественной промышленности и науки.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также