19 июля, пятница

Размышления о трагедии в Крокус-Сити

28 марта 2024 / 10:47
политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии

09/11 изменило все и в смысле антитеррора вооруженного и в смысле «гражданского» его осмысления: политического, социального, медийного и т.д.

До 09/11 террористы в определенных условиях могли рассчитывать на понимание и даже симпатию в широких общественных кругах Запада. Как это происходило со всеми европейскими террористами - левыми (RAF, Красные бригады), националистами (баски, ирландцы), просто клоунами вроде Ульссона, подарившего миру «стокгольмский синдром». После 11 сентября – все. Террористы стали абсолютным злом.

Так как зло абсолютно, то «переборщить» в его искоренении нельзя. То есть если есть информация, что по координатам Х/Y находится какой-нибудь террорист, а там детский сад или свадьба – то правы те, кто отрабатывает наводку ракетами, а не муторно требует ее проверить и перепроверить.

Опять же, в силу абсолютности зла, разбираться с его сознательными или неосознаваемыми пособниками нужно как со злом. Как бы вскользь имярек, государство или институт не соприкоснулся со злом, он уже испорчен. И не надо анализировать, кто там «заблуждающийся», «ошибающийся» или «оказавшийся не в том месте не в то время». Встал на сторону (или следователю показалось, что встал на сторону) – там тебя и закопаем.

Поэтому расследования после 11 сентября были такими большими и всеобъемлющими, до сих пор завораживая масштабом и игнорированием любых законов и правил. Они проводились на территории десятков стран, прямо нарушая их суверенитет, затрагивали сотни банков, компаний, тысячи людей. Все известные перегибы – вроде провокаций в адрес невинных, аресты с многолетними сроками для случайных людей или разбомбленные свадьбы – были не «багами» истории, а ее «фичами». В идеальной жегловской логике «наказания без вины не бывает.

Что меня поражает в последние два дня в западном нарративе? Навязывается крайне странная дихотомия. Есть IS-K – правильная позиция, в которой сомневаться нельзя в силу ее очевидности и сто раз всеми экспертами подтвержденности и есть «Украина» - неправильная позиция «российской конспирологии».

В версии IS-K, как ее видит Запад, участники просто материализовались из духа джихадизма, он же подсказал им, где взять оружие, куда пойти, в каком направлении убежать. А потом они бы там же – в духе этом - и растворились, если бы их не взяли.

Они не приехали в Россию, они не были никем завербованы, их не вели и не курировали, наконец, им ниоткуда не переводили деньги. Само упоминание малосодержательного термина IS-K как будто все объясняет и обессмысливает любые дальнейшие разбирательства во всех направлениях кроме пыльных гор Афганистана.

Это в корне противоречит самому американскому подходу после 11 сентября, зафиксированному в Patriot Act от 2001 года. Этот подход в том, что любая вольная и невольная помощь и участие должны быть взвешены и оценены без соблюдения дурацких формальностей вроде судебных решений, предъявлений обвинения или апелляций к общественному мнению.

В американской борьбе с террором даже «потенциальное участие» оценивалось как «прямое участие». А для нас эти же люди из спецслужб пишут про «необоснованное утверждение о том, что террористы планировали бежать из страны через границу с Украиной».

В оптике 11 сентября сам факт присутствия террористов при аресте ближе к этой границе чем в момент совершения теракта для любого американского специалиста сделал бы Украину либо как государство, либо как отдельные институты, безусловно причастными. Не в логике или-или, одно или другое, а в логике и - и.

Полагаю именно понимание того, как пошло бы дело, если бы его расследовали сами американцы по своим правилам и заставляет Запад так нервно акцентировать внимание на IS-K, совершенно неприлично запихивая упоминания о нем даже в формальные соболезнования.


тэги
читайте также