16 декабря, воскресенье

Путин, средний класс и искусственный интеллект

22 февраля 2018 / 17:41
Заместитель председателя Общественной палаты города Москвы

Президент РФ Владимир Путин на заседании совета по науке и образованию в начале февраля поставил перед органами власти и учеными задачу занять лидирующие позиции в сфере разработки и применения систем искусственного интеллекта.

До того, еще в сентябре, он также сказал, выступая в Ярославле, что искусственный интеллект - это будущее не только России, но и всего человечества, и добавил, что искусственный интеллект таит в себе и колоссальные возможности, и труднопрогнозируемые сегодня угрозы. Многие ждут, что темы искусственного интеллекта, вместе с развитием робототехники и цифровой экономики президент коснется в ежегодном послании Федеральному собранию.

О возможностях, проблемах и угрозах создания и широкого внедрения систем искусственного интеллекта в военной, правоохранительной и информационной сферах, наверное, могут рассказать специалисты, мне же представляется важным обратить внимание на социально-экономическую составляющую неизбежной для развитых стран в ближайшем будущем трансформации постиндустриального общества в ходе грядущей научно-технической революции роботов и искусственного интеллекта.

Предварительно должен отметить, что классические формы научно-технического прогресса, каким он еще недавно виделся футурологам, фантастам и даже серьезным аналитикам, сегодня во многом исчерпаны: на пути инноваций встали физические, технологические, экономические и социальные барьеры. На современном переломном этапе развития науки и технологии, очевидно, реализуется закон убывающей предельной полезности, или, как его иногда называют, принцип «20 на 80»: к концу второго тысячелетия человечество, затратив огромные усилия, совершило уже большую часть открытий и достижений, на долю двух - трех ближайших поколений осталось сделать совсем немного, причем ценой очень высоких, часто не оправдывающих себя затрат. Дальше человечеству останется только приспособление, модификация, дизайн уже ранее созданного и внедренного.

Колоссальный взлет и прогресс науки середины прошлого века, времена Бора и Резерфорда, Сахарова и Тамма, Уотсона и Крика, стремительного создания и внедрения в жизнь многих открытий и технологий (антибиотики, полупроводники, космос, ядерная энергия) прошли безвозвратно. Сегодня же складывается отчетливое впечатление, что расходы на научные исследования и опытно-конструкторские работы непомерно растут, усилия ученых огромны, а движение вперед идет при этом все медленнее, новые шаги все более трудные, долгие, вязкие, «как по болоту». Полезность затрат с каждым годом убывает, эффективность их падает, результаты работ становятся менее значимыми, перспективы новых разработок все более сомнительными. И кажется сегодня, что основные достижения научно-технического прогресса уже воплощены в прошлом или завершают свое воплощение сегодня, что мы находимся в низкоэффективной остаточной зоне «эпигонов прогресса», где с каждым годом все больше усилий и все меньшая отдача.

В некоторых отраслях научно-технический прогресс уже практически остановился либо у физических и технологических границ, либо у границ экономических и социальных: одни опытно-конструкторские разработки становятся физически невозможными, другие сверхсложными в производстве и ненадежными, третьи экономически невыгодными и не отвечающим реальным запросам потребителей. Новых же, действительно прорывных направлений, связанных с фундаментальными открытиями, осталось совсем немного, при этом многие из них, вряд ли могут иметь даже в отдаленном будущем какое-либо применение (например, развитие представлений о темной материи и энергии вселенной или открытие гравитационных волн).

В обществе, начиная с середины прошлого века и до наших дней, так много возникало (и остается много и сегодня) надежд на безудержный прогресс, вспомним научную фантастику и футурологию. Именно прошлое столетие научило людей по-новому мечтать. Но многое из этих мечтаний не сбылось, и, вероятно, никогда не сбудется: не будут цвести яблони на Марсе, не будут летать на Тау Кита фотонные звездолеты, не будем мы путешествовать по галактикам в гиперпространстве, не пробурим мантию до оливинового пояса Земли, чтобы добыть оттуда сколько угодно металлов, не будут плавать по морям огромные фермы, где выращиваются киты - все это уйдёт в область сказок. Ведь даже одну единственную термоядерную электростанцию всеми соединенными силами человечества построить и то не может. Или до Марса хотя бы разочек долететь, чтобы после уже долго там не появляться (как это произошло с лунной программой США).

Конечно, технологии «по мелочи» совершенствуется, появляется iPhone десятого поколения, но он мало чем принципиально отличается от предшествующих iPhone, просто модификация, будут и другие образцы, с еще менее эффективными вложениями в их создание и все более убывающей потребительской полезностью. Только на рекламе и может еще этот «прогресс» как-то продержаться. Так, например, в фармакологии сегодня расходы на рекламу и продвижение действительно нового лекарства уже многократно превосходят затраты на само его создание и испытание.

Да, заметен достаточно быстрый прогресс в наукоемкой медицине - по мере внедрения новых технологий она становится все более эффективной, однако при этом все более сложной и порой непомерно дорогой. Заметим при этом, что чудес, вроде вечной молодости или панацеи от всех болезней, от нее ждать в принципе не приходится, как и тех самых упомянутых марсианских яблок или «пыльных тропинок далеких планет» от развития космических технологий.

Некоторые люди, вероятно, смогут немного продлевать свою молодость, свою трудовую жизнь и жизнь вообще, но это будет очень дорого и совсем ненадолго. Каждый дополнительный год жизни будет стоить богатым людям все дороже, и никакие государственные программы не обеспечат доступность к этим лишним годам и кусочкам уходящей молодости всех прочих, такие затраты для общества будут неподъемны и большинству недоступны. Основное население будет пользоваться благами доступной медициной, что позволит жить, в среднем, до 80 лет. Лишь немногие сверхбогатые с помощью огромных затрат будут выжимать себе еще пару десятков мучительных лет с помощью искусственно выращенных органов, стволовых клеток, особых биологически активных веществ, генно-инженерных технологий или умных протезов, чтобы, «покоптив небо» и растратив капитал, отправиться, наконец, на кладбище к облегчению окружающих.

Со мною могут поспорить те, кто верит в линейный и бесконечный прогресс науки и техники, а таких пока большинство, особенно среди людей от науки далеких, но я твердо полагаю, что в самой постановке вопроса об истощении и исчерпании потенциала научно-технического прогресса человечества есть суровая правда и реальный смысл. Прогресс отчетливо замедляется: мы видим какие колоссальные затраты идут на ЦЕРН, как велики усилия многих государств и научных сообществ, чтоб продвинуться в познании мира еще чуть-чуть. Во многих направлениях мы сегодня ползем как «улитка на склоне», 50 лет назад шли вперед быстро, а за 50 лет до того «неслись на всех парах».

Если же мысленно заглянуть в самое начало пути научно-технического прогресса, в XVII – XIXвека, то увидим, что тогда делались величайшие открытия и создавались прорывные технологии почти из ничего и с ничтожными затратами: ученые и изобретатели делали их на грядке, в сарае или в вагончике, как Томас Эдисон. Сегодня же, когда все иначе, невольно приходит нечаянная мысль, что, может быть, мы уже живем сегодня в самом последнем веке научно-технического прогресса, далее же человечеству придется искать иные смыслы, строить жизнь иначе и по-иному планировать будущее. И это трудно принять – мы привыкли думать, что научно-технический прогресс бесконечен.

Мы мечтали о других галактиках - туда нам не попасть никогда. Мы хотели посмотреть, что делается  на кольцах Сатурна, ну, туда, может быть, когда-нибудь ценой усилий всей планеты долетим разок. Мы можем представить себе, что существуют какие-то «щели» в пространстве, возможно, некое гиперпространство иных измерений, загадочные струны в галактиках и прочие чудеса Вселенной, можем создавать на этом элегантные теории, но от познавания такого рода чудес и тайн, к сожалению, ничего никогда не поменяется в земной жизни большинства людей.

Вернемся, однако, от общих рассуждений к заявленной теме искусственного интеллекта и прочих информационных технологий. Пожалуй, искусственный интеллект, биотехнологии и «бионика» – еще оставшиеся «золотоносные жилы» быстрого прогресса, которые, полагаю, будут уже капитально выработаны в ближайшие лет тридцать, чтобы дальше из них следующие поколения с трудом по крупинке добывали новые знания и умения. Но на сегодня - это магистральные направления исследований, с которыми связаны также и будущие успехи фундаментальной медицины. С потребностями информатики и медицины также тесно связаны, и разработка новых материалов, и создание ряда новых производственных технологий. Владимир Путин, безусловно, прав, именно в эти сферы должны быть направлены именно сейчас главные усилия российской науки.

Не претендуя на некоторое всеобъемлющее видение, хочу остановиться лишь на возможных последствиях внедрения во все сферы жизни искусственного интеллекта в их социально-экономических измерениях.

Сегодня многие производители и разработчики систем полагают, что в целом ряде видов деятельности «электронный мозг», дополненной системами связи и «рукою робота», почти полностью заменит среднего человека. Экспериментальные разработки могут уже через десять лет достичь уровня среднего человека в ряде профессиональных видов деятельности, еще через десять лет начнется широкое внедрение систем искусственного интеллекта, что еще через десять лет, к 2050 году, кардинально изменит социально-экономическую ситуацию в развитых странах, по меньшей мере, в их крупных городских центрах.

Хочу особо подчеркнуть, речь идет именно о среднем человеке со средним профессиональным уровнем, о представителе среднего класса. В первую очередь - это уровни менеджера низшего и среднего звена, рядового экономиста или корпоративного юриста, бухгалтера, секретаря - тех самых нижнего слоя «белых воротничков», представителей «офисного планктона», которых штамповала, и штампует сотнями миллионов система образования для постиндустриальной экономики. Также это относится к части работников технического обслуживания, рядовых программистов, дежурных на местах сотрудников служб безопасности, служащих нижнего и среднего звена.

«Золотым воротничкам» - специалистам экстра-класса или просто высокого уровня в обозримом будущем со стороны искусственного интеллекта не грозит почти ничего - искусственный интеллект до творческих высот человека может подниматься столетия и не достичь их никогда: ведь за ним не стоят сотни миллионов лет эволюции в сложных меняющихся средах, как за нашим мозгом. Мозг человека так по-своему совершенен, что создание его бледного подобия для практического использования ценой огромных усилий вряд ли является плодотворной идеей. Подобие того, кого женщина может создать за девять месяцев, не стоит создавать искусственно, проще развивать существующие возможности самого человека.

Почти не угрожает революция роботов и искусственного интеллекта еще оставшимся классическим«синим воротничкам»:самый дорогой робот с искусственным интеллектом проиграет человеку в сложной меняющейся природной или природно-техногенной среде: егерю в заповеднике, сантехнику в старом жилом доме, водителю лесовоза на разбитой просеке, оперативному работнику полиции в городском дворе. Этим профессиям искусственный интеллект тоже не угрожает. Ведь искусственному интеллекту проще научиться разговаривать на семидесяти языках сорока разными голосами, чем отличить в лесу небольшой гриб от упавшего пожухшего листика, что легко сделает ребенок пяти лет.

Таким образом, хочу еще раз подчеркнуть, что искусственный интеллект сулит большие проблемы, в основном, представителям среднего класса в ряде сфер профессиональной деятельности, что естественным образом может стать источником масштабных социальных проблем в середине XXI века. Однако, при том, надо заметить, что революция роботов и искусственного интеллекта несет угрозу далеко не всем профессиям «белых воротничков», то есть, отнюдь не всему среднему классу.

В общении людей огромную роль играет невербальная информация: мимика, жест, касание, интонация, модуляция несут весьма значительную информационную нагрузку. Искусственный интеллект в сфере прямого межличностного общения может играть только весьма скромные, вероятно, лишь имитационные роли. Следовательно, учителям средней школы, врачам общей практики, педиатрам, психиатрам, психологам, воспитателям дошкольных групп, артистам, музыкантам, танцорам, спортсменам, спортивным тренерам, инструкторам по туризму, спасателям, дизайнерам или модельерам искусственный интеллект почти не угрожает, выступает скорее их помощником, а не конкурентом.

Может быть, многим молодым людям в странах Европы хорошо было бы уже сегодня подумать о приобретении опыта в художественной стрижке собак, обучении детей пению и танцам, общении с пожилыми людьми или работе в религиозных организациях, журналистике, участии в общественной жизни или политике. Искусственный интеллект уже скоро легко сможет вытеснить среднего выпускника гарвардской или стокгольмской школы бизнеса и права из его дорогостоящей профессии. Подчеркиваю: среднего, но отнюдь не лучшего, но ведь средних больше, чем лучших. Об этом надо задуматься представителям среднего класса, людям средних способностей, любому обычному, среднему человеку, трезво оценивающему свои возможности.

Однако применительно к нашей стране надо отметить, что в России этот процесс вымывания «офисного планктона» из экономической и управленческой сфер будет идти с естественной задержкой по отношению к Европе, растянется во времени, рассеется в огромном пространстве нашей страны и затронет в обозримом будущем лишь Москву и Санкт-Петербург.

Подводя итог сказанному, хочу заметить, что искусственный интеллект, таким образом, сильно изменит ситуацию с занятостью и профессионализацией представителей среднего класса, а значит всю социально-экономическую структуру общества, весь «социальный ландшафт» ряда крупных городов в ближайшие 30лет, то есть уже к 2050 году, а к концу столетия этот процесс охватит весь мир. Множество специалистов с высшим образованием будут вынуждены, или покинуть большие города, уехать в провинцию, уходя от революции роботов и искусственного интеллекта, или сменить род деятельности, переместившись из экономико-управленческой в социально-культурную сферу.

Как человеку прогрессивно-консервативных взглядов, мне представляется позитивным явлением, что сам научно-технический прогресс дает возможность уйти человеку не только из производственной, но и из административной деятельности, минимизировать свое участие в экономике и управлении на всех уровнях и почти во всех ее областях. При этом человек, наконец, сможет «повернуться лицом» к другому человеку, а не к различным артефактам, что создаст дополнительные возможности для взаимодействия людей, углубление личных, духовных, семейных, дружеских, соседских, общественных контактов. В обществе могут создаться предпосылки для гуманитарного и культурного ренессанса, «Нового Возрождения»», а не некоего «Нового Просвещения», рационального и прогрессивного (в самом архаическом смысле этого понятия), как нам советует сегодня Римский клуб.

Получается, что такого рода новый культурный и духовный ренессанс может быть отчасти вызван к жизни техногенной революцией робототехники и искусственного интеллекта, казалось бы, парадокс. Но еще один классик сказал, что «бытие определяет сознание», пусть отчасти, но это ведь так, особенно, когда дело касается человека из европейского среднего класса, где при выборе рода деятельности превалируют материальные соображения.

Надеюсь также, что с частичным уходом массы представителей среднего класса из экономико-управленческой сферы и переходом их к иной деятельности, требующей иного образования, знаний и умений, создастся предпосылка для преобразования всего общества ряда стран, к возвращению, пусть хотя бы частичному, в мир непосредственных, тесных человеческих отношений, естественным образом с опорой на традиционные ценности. Полагаю, что на этом пути, возможно, находится преодоление к концу XXI века постмодернистского декаданса и моральной деградации и переход общества к гуманитарному, культурному и духовному возрождению на базе устойчивых традиционных культурных, духовных, моральных, религиозных, личностных, общественных и нравственных ценностей человечества.


тэги
читайте также