22 октября, вторник

Про приличных мальчиков

30 сентября 2014 / 16:21
директор Института инструментов политического анализа

России только предстоит войти в ту точку мировой политической игры, в которой сегодня оказался Иран. Стоит не паниковать - и внимательней присмотреться.

Нет, положительно стало просто невозможно работать редакторам солидных западных изданий!

Вот простой, очевидный, много раз повторявшийся сюжет. (Фото 1).

Путин пожимает руку иранскому президенту Роухани на встрече «Каспийской пятерки» в Астрахани.

Так было и пять лет назад, и три, и год назад – и каждый раз было понятно, что об этом писать: «….Россия, не сумев пока еще избавиться от ностальгии по противостоянию с цивилизованным миром, водится с плохими мальчиками, имя которых приличным европейским мальчикам даже в рот брать не разрешают. Ну да уж ладно, Россия перерастет, как подросток проходит переходный возраст, и одумается – а пока какая-никакая польза – кто-то же должен иметь возможность позвонить в Тегеран, раз это неприлично приличным мальчикам…»

В общем, стандартный сюжет. Работа для стажера.

А тут днями, 24 сентября, вот такое. (Фото 2).

Нет, это не фейк – это первое за тридцать пять лет рукопожатие британского премьера и президента Ирана. И первая личная встреча глав правительств двух стран – тоже за тридцать пять лет.

И не где-нибудь на далеком от глаз острове, а в Нью-Йорке.

И что, теперь Кэмерон – лидер «фрондирующей страны, страдающий от непреодоленных пока еще имперских комплексов»?!

Возможно, интеллектуальный и политический Запад сумел бы быстро придумать удобную для своего обывателя формулу, почему Иран теперь – не черная дыра на карте мирового порядка, а необходимый (хотя и малоприятный) союзник в борьбе с еще большим злом – первым за тысячу лет халифатом исламских фундаменталистов.

Злом абсолютным: переводящим усилия исламистов всего мира из регистра бесцельной, хотя и яркой террористической борьбы группировок и ячеек - в регистр рутинного строительства террористической государственности, у которого, в отличие от террористических ячеек, может быть будущее для внуков и правнуков сегодняшних фундаменталистов.

Поэтому и сторонников у халифата в сотни, тысячи раз больше – куда привлекательней строить «правильный исламский мир» для своих потомков, чем просто умирать в актах мести «западному шайтану».

Против такого зла и Ирану руку протянешь.

Вот только Роухани вовсе не прост, и не собирается молча принимать от западных политиков и экспертов удобную для их внутренней политики роль, которую назначат его стране, Ирану, в глазах европейского и американского обывателя. Он почуял момент - и обладает всем необходимым арсеналом, чтобы самому вести игру, первым номером.

Роухани только внешне выглядит как обычный иранский функционер – белая чалма, просторный традиционный наряд… Но не нужно забывать, что костюм "Бриони" ему не менее привычен.

Именно этот человек, до избрания президентом, был главным переговорщиком Ирана в сложнейшей - и, надо признать, блестяще им выигранной - переговорной игре с Западом по так называемой ядерной проблеме, и он, возможно, лучше всех в исламском мире понимает, как устроены западные механизмы влияния на обывателя.

Сегодня Роухани (уже президенту) выпал исторический шанс – воспользоваться тем, что Запад крайне нуждается в помощи Ирана в борьбе с "Исламским государством", - и навязать Америке и Европе удобную не им, а Ирану картину мира и места его страны на геополитической карте. Возможно, будь сегодня оппонентом Запада авторитетный аятолла, или революционер-боевик – какими были Рафсанджани, Хатами и Ахмадинежад, предшественники Роухани на посту главы Ирана – задача была бы неразрешимой.

Но не повезло, ой как не повезло Западу с Роухани – прекрасно осведомленным, как устроена пропагандистская кухня западной политики – и много лет стоявшим у той же ее плиты.

Роухани не обличает Запад в недавнем эксклюзивном интервью на NBC в программе Энн Карри – он высмеивает его некомпетентность и свысока иронизирует над бездарностью выбора воздушной кампании как средства борьбы с халифатом. Тонкий юмор, ирония, прекрасное знание стилистических оборотов и приемов западного телевидения – в ситуации, когда между Роухани и зрителем нет фильтра - делает его триумфатором.

Роухани вовсе не спешит в этом интервью высказать одобрение Башару Асаду – но как бы мимо основной темы разговора резонно замечает, что что "Исламское государство" не может быть побеждено без сотрудничества с сирийским правительством, и что именно правительство Асада террористы называют своим врагом. Выводы? Делайте сами, дорогие американские зрители.

Такую же блестящую информационную победу Роухани одерживает в минувший вторник на завтраке с представителями американской прессы - уже после бомбежек американцами объектов ИГ на сирийской территории.

Никаких обличительных речей, лишь вскользь брошенное замечание, что авиаударам «не хватало правового статуса». Тут же "Уолл Стрит Джорнел", не испытывающая симпатий к Обаме, подхватывает – а почему, собственно, никто не озаботился получением такого статуса?

На мой взгляд, крайне спорно, что если бы Обама попытался получить согласие Тегерана и Дамаска на бомбежку, он их получил бы – но кто теперь докажет, что нет?

И вот уже Том Роган в консервативном "Нейшенел ревью" публикует материал с просто паническим заголовком «Обама покупается на то, что ему продает Роухани» и с горечью сокрушается: «Президент Роухани играет решающую роль в реализации очень умной PR-стратегии Ирана» и что на генассамблее ООН иранский президент «провел мастер-класс» для всех делегаций в том, что Роган считает «ложной проповедью».

Сегодня сложно предугадать, удастся ли Роухани через голову западных политиков отвоевать в умах западного обывателя (и что еще важнее – избирателя) более комфортное место для своей страны в его, этого западного обывателя, миропонимании.

Но путь всем, кого западные политики «назначают изгоями», Роухани показал четко – не распыляться на обличения и разоблачения лжи в адрес своей страны, не апеллировать к полумертвым «международным институтам», от которых зачастую осталась только вывеска и потертая мебель - а сконцентрироваться на тонком и грамотном использовании механизмов формирования мнения избирателей стран Запада, - с тем, чтобы уже они своим выбором оказывали давление на политиков.

И, похоже, что этот путь приносит успех – по крайней мере тогда, когда за работу берется такая фигура, как Роухани.

России только предстоит войти в ту точку мировой политической игры, в которой сегодня оказался Иран. Стоит не паниковать - и внимательней присмотреться.

Скорее рано, чем поздно, невротическое желание "проучить Россию" у Запада остынет – а глобальные интересы никуда не денутся. Если уже по поводу Ирана стало понятно, что решить проблемы мира, исключив из уравнения эту страну, невозможно – то что говорить о пятой экономике мира, второй-третьей военной силе, да и просто десятой части территории планеты?

Иранский опыт показывает – Запад лихорадочно и смущенно начнет придумывать для своего обывателя, почему теперь Россия не Мордор, а просто "неприятный союзник", который потрепали, а теперь пора "приблизить".

И наступит это очень скоро – в России нужно быть к этому готовыми, и научиться, как Роухани, грамотно, компетентно, используя всю клавиатуру, разговаривать через голову западных политиков с избирателем Европы и Америки – а этот избиратель прагматичен, он свои интересы знает и чует.

Фото 1

Фото 2

 

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также