19 августа, понедельник

Последние специалисты

05 февраля 2014 / 14:10
кандидат исторических наук, публицист

Когда речь в СМИ заходит о нынешнем высшем образовании — в общей тональности экспертных мнений звучит этакая паника. «Все пропало, шеф…».

Помимо майских, в отечественных вузах начался сезон защит дипломов. Пятый курс, последний или предпоследний из тех, что занимаются еще по старой, пятилетней системе и станет в итоге специалистами, выходит на финишную прямую. Дальше будут только бакалавры с переходом в магистратуру или без оного. Что, конечно, немного грустно. Вообще, всегда грустно, когда что-то уходит. А выпуск этого года — это уход от старой, традиционной, дореформенной системы высшего образования. Ну, и еще это повод поговорить о том, что у нас сейчас происходит с «вышкой» и вокруг неё, в контексте тех самых многолетних реформ.

Когда речь в СМИ заходит о нынешнем высшем образовании — в общей тональности экспертных мнений звучит этакая паника. «Все пропало, шеф…», «дети и так дэбилы», а теперь еще и вузовская система способствует «дополнительной деградации человеческого материала». Паника эта подкрепляется роликами с чтением вступительных сочинений, скриншотами контрольных и олимпиадных работ и иллюстрациями той степени (без)грамотности, с которой студенты что-то пишут в социальных сетях, записи в которых тоже попадают на скриншоты и тиражируются. Еще есть вузовские преподаватели, которые в многочисленных интервью рассказывают про ад кромешный нынешних образовательных моделей. Виноваты во всем, понятное дело, реформы.

И это всё, подчеркну, мы наблюдаем уже не первый год в публичном пространстве.

В реальности всё, как всегда, несколько иначе, сем в СМИ и в интернете. Не то чтобы образовательные реформы — и не только вузовские, начиная с ЕГЭ — кого-то сильно радовали. По крайней мере, из тех людей, которые к процессу преподавания или обучения в вузе имеют непосредственное отношение. Насчет странных людей из Минобраза не поручусь. Они там, по всему судя, испытывают острое удовольствие от всего происходящего, и планомерно наращивают масштаб и темп реформ. Но, самое главное и первое, на что хотелось бы указать: в вузовской среде паники нет. Основная реакция на происходящее и студентов, и преподавателей — это раздражение. Притом если в первые годы реформ, раздражались все очень по-злому, то сейчас с некоторой иронией.

Студенты платных отделений недоумевают, почему с переходом на бакалавриат в разы возросла плата за обучение. Вроде бы, преподают им те же люди, в том же вузе, да еще и в сокращенной версии (обучение уменьшилось на год). При этом все разговоры о серьезном улучшении качества образования и материального обеспечения студентов так и остаются разговорами. Уже давно раздаются со стороны студенчества весьма едкие замечания по поводу состояния общежитий. Плата за общежития, кстати, тоже возрастает. Возрастает настолько, что студенты бесплатных отделений не очень понимают, на что им тратить остатки стипендии после ежемесячных выплат на «общагу». На остающуюся сумму даже самого дешевого пива не выпьешь.

Раздражены реформами и преподаватели.

Во многом потому, что всё это превращается в какую-то профанацию изменений и бюрократизацию каждого чиха в рамках учебного процесса. По сути все, что было раньше, до всяких реформ: вычитка часов, невменяемые отделы расписания, которые распределяют нагрузку исходя, видимо, из вытягивания коротких и длинных соломинок из шляпы ректора — всё это осталось неизменным. Прежними, кстати, остались и преподавательские зарплаты и надбавки. Нет, понятно, что есть все эти рейтинговые системы из пятидесяти пунктов, которые позволяют заработать значительно больше. Но проблема в том, что если выполнять оные многочисленные пункты и набирать за это многочисленные баллы, то времени собственно на преподавание не останется.

Кстати, один из основных источников раздражения — это бесконечное, ежегодное переписывание учебных модулей. Критерии написания этих модулей Министерство образования «совершенствует» в режиме нон-стоп. При этом они там в Министерстве придумывают, а переписываем мы, преподаватели. И переписываем свои же авторские курсы как-то очень странно. Содержательная часть остается неизменной. Ну, а кто её проверит-то? Явно не министерские и университетские чиновники, которые последний раз на лекциях в вузе присутствовали в пору своего студенчества. Изменяется та часть, которая называется преамбулой. Вся бюрократическая «вода», которая к собственно учебному процессу не имеет никакого отношения. И растет объем этой преамбулы в геометрической прогрессии. С другой стороны, для некоторых преподавателей или кафедральных секретарей это неплохой бизнес. За досрочное переписывание учебного модуля полагается премия. Поэтому на добровольных началах такому сотруднику кафедры коллеги скидывают свои модули для дописывания, чтобы он получил деньги за всех. Раздражает в этой деятельности то, что она отнимает время и силы.

А времени и так стало на год меньше.

Что же до «дэбилизации студентов», о которой упоминалось выше, то здесь, пожалуй, всё изрядно преувеличено. За несколько лет работы в вузе с самыми разными курсами клинических идиотов мной обнаружено не было. Лентяи, плуты, откровенные бездельники, лица, страдающие инфантилизмом в острой форме — да, и в количествах преогромных, но не дураки. В этом плане отечественное студенчество не может не радовать: несмотря на все усилия системы образования, несмотря на всю скорость и масштабность реформ в России, студенты растут, учатся, умнеют и осваивают выбранные профессии.

В общем, подытоживая, и возвращаясь от общего к частному, могу сказать, что две мои дипломницы предзащиту прошли легко и непринужденно. Есть все основания полагать, что и на защите все будет нормально. Так что насчет системы образования в целом не знаю, но людей в этой системе так просто не сломаешь.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также