20 сентября, пятница

Почему плохие парни из ФИФА лучше хороших в УЕФА

28 мая 2015 / 11:32
заместитель главного редактора сайта Центр политического анализа

Вчера мы наблюдали финал кубка УЕФА, теперь называемого громко Лига Европы «Севилья» — «Днепр». Фаворитом на бумаге числилась «Севилья», неофициальный король кубка УЕФА. Клуб этот завоевывал евротрофей уже три раза за последние 10 лет, завоевал и в четвертый.

Поиски морали, требования прозрачности и честности могут быть прекрасным оправданием в политике, но плохим мотивом. Нам могут быть не известны реальные причины американского давления на ФИФА и Зеппа Блаттера, но это, впрочем, еще не означает того, что в конфликте между международной общественной организацией и правоохранительной системой США мы не могли бы занимать определенную позицию и симпатизировать конкретной стороне.

Честность, демократичность и прозрачность — вещи, безусловно, хорошие. И хорошим — в противоположность блаттеровскому насквозь коррумпированному ФИФА, выглядит УЕФА Мишеля Платини. К примеру УЕФА делает ставку на борьбу с коррупцией, отмыванием денег и тому подобными плохими вещами в европейском футболе. Программа, которая должна искоренить коррупцию, остановить гонку зарплат звезд-футболистов и гонку больших клубов за этими звездами называется финансовым фейр-плеем. На бумаге дело выглядит хорошо и правильно — клуб не должен тратить больше, чем зарабатывает (в программе много деталей, но суть примерно такова). Но к чему приводит такая политика? Не к тому ли, что богатые клубы становятся еще богаче, а бедным клубам практически отказано в развитии? Да, Лига чемпионов, главный продукт УЕФА и главный же источник доходов организации, только выигрывает от увеличения числа международных дерби — между «Челси» и «Барселоной» или «Реалом» и «Баварией», а публика действительно готова смотреть их каждый год в каждом розыгрыше турнира — телерейтинги зашкаливают. Но можно ли назвать все это мнимое великолепие одних и тех же претендентов на Кубок чемпионов действительно по-настоящему спортивным зрелищем? И не напоминает ли порой Лига чемпионов бесконечную трансляцию одной и той же свадьбы? Да, кто-то наверное, готов каждый год смотреть церемонию бракосочетания королевских особ, но разве не интереснее увидеть хоть иногда как принц кровей женится на простолюдинке, вроде Кейт Миддлтон? В нынешнем европейском футбольном доме, который ремонтирует Платини, Золушка никогда не выйдет замуж за принца.

Вчера мы наблюдали финал кубка УЕФА, теперь называемого громко Лига Европы «Севилья» — «Днепр». Фаворитом на бумаге числилась «Севилья», неофициальный король кубка УЕФА. Клуб этот завоевывал евротрофей уже три раза за последние 10 лет, завоевал и в четвертый. «Севилья» бьется постоянно головой о планку Лиги чемпионов, и не может ее пробить. Если бы не изменение правил УЕФА, согласно которому победитель Лиги Европы непосредственно попадает в основной турнир Лиги чемпионов, то «Севилья» и в следующем сезоне стартовала именно в этом еврокубке — в национальном чемпионате она не попадает в зону Лиги чемпионов. А теперь обратите внимание: «Севилья» выигрывала Лигу Европы дважды дуплетом — в 2006 и 2007-м и в 2014-м и 2015-м. А теперь представьте себе, что клуб, выигравший соревнования во второй лиге национального чемпионата не переходит автоматически в первую… Этот парадокс наконец-то исправили, но сам факт его появления свидетельствует о том, что со спортивной справедливостью в УЕФА не все в порядке. И, к слову, к третьей подряд победе в Лиге Европы «Севилья» (если не выйдет в плей-офф Лиги чемпионов) снова куда ближе, нежели к завоеванию главного клубного трофея Старого света. Вряд ли «Севилье» светит титул победителя Лиги чемпионов — в том числе финансовый фейр-плей не даст команде перейти в число ее завсегдатаев.

Такова уж политика УЕФА при Платини — сохранение статус-кво в результате своеобразной «политики честности». Мрачным горизонтом такой политики выглядит сокращение мира футбола, сворачивание интриги до междусобойчика больших клубов и сборных и угроза постепенного превращения в то, что сегодня собой представляет хоккей — игра немногих наций.

ФИФА же, при всей их исторически укорененной коррупции, играла на стороне развития и популяризации футбола. Можно спорить, была ли ставка на развитие игры в странах третьего мира лишь прикрытием коррупционных потоков, или наоборот, коррупционный доход являлся приятным бонусом к реализуемым в политике принципам популяризации футбола, но суть заключается в том, что Блаттер и К отдавали чемпионаты мира не тем странам, которые лучше готовы, а тем, кто больше хочет. Если бы финансовый фейр-плей включить для ФИФА, то Чемпионат мира по футболу проводился бы каждые четыре года в одной стране, всегда готовой провести турнир высочайшего уровня хоть завтра — в Великобритании. Но нужно ли это миру футбола? Уверен, что нет. И пусть политика ФИФА зачастую выражается в поддержке нуворишей, это все-таки ведет к тому, что футбол не замыкается в рамках привычного мира. Иногда перепадает и тем, кто беден, или тем, кто хочет из футбольной нищеты вырваться — тем, кто делает ставку на развитие игры и делает мир футбола богаче, разнообразнее и интереснее.

Честность, прозрачность и открытость — прекрасные вещи. Коррупция — безусловное зло. Но за риторикой борьбы с коррупцией и за спинами тех, кто кладет свою репутацию и иногда жизнь на борьбу с преступниками, не так уж и редко скрываются те, кто хочет изменить хорошую политику на политику плохую. Увы, но американское правосудие пытается арестами и запугиванием поменять плохих парней в руководстве ФИФА на хороших. Но, как показывает история, это еще не гарантирует того, что станет лучше, что все исправится, и хорошие парни будут проводить хорошую политику. Жизнь показывает, что хорошие парни могут проводить плохую политику, и наоборот.


тэги
читайте также