7 июля, вторник

Первым шагом стало бы установление минимального уровня доверия между государственной властью и народом

19 марта 2020 / 15:22
философ

Доктор Ли Вэньлянь, который первым обнаружил нынешнюю эпидемию и был немедленно осужден властями, является настоящим героем нашего времени, китайским Эдвардом Сноуденом.

Неудивительно, что его смерть вызвала волну возмущения. Учитывая то, как китайское государство справилось с эпидемией, многие, как и журналист Верна Ю, считают, что "если бы Китай содействовал свободе слова, то не было бы коронавирусного кризиса".

Здоровое общество не может быть удовлетворено только одним голосом, сказал доктор Ли с больничной койки прямо перед смертью. Однако настоятельная необходимость в большем количестве голосов не обязательно относится к западной модели многопартийной демократии; она просто требует открытого пространства, в котором можно услышать критическую реакцию граждан. Главный аргумент против тезиса о том, что государство должно контролировать слухи, чтобы избежать паники, заключается в том, что этот контроль сам по себе обостряет недоверие и тем самым порождает еще больше конспирологических слухов. Только взаимное доверие между простыми гражданами и государством может вывести из тупика.

Во времена эпидемии нам нужно сильное государство, способное принимать масштабные меры с военной дисциплиной. Китаю удалось загнать под карантин десятки миллионов людей, но если бы эпидемия получила массовое распространение в США, смогло ли бы американское государство сделать то же самое? Можно поспорить с тем, что либертарианцы вынули бы оружие и отказались бы от карантина на том основании, что это государственный заговор... Значит, стоит ли считать, что расширение свободы слова могло бы предотвратить эпидемию, или что Китай пожертвовал бы провинцией Хубэй ради спасения мира? Обе точки зрения, несомненно, верны, и что еще более усложняет дело, так это то, что не так-то просто отделить "хорошую" свободу слова от "плохих" слухов. Давайте напомним тем, кто сожалеет, что "правда всегда будет восприниматься китайскими властями как слухи", что официальные и цифровые средства массовой информации уже полны слухов.

Если глобальная эпидемия будет распространяться и дальше, осознаем ли мы, что одних рыночных механизмов будет недостаточно для предотвращения хаоса и голода? Меры, которые большинство из нас назвали бы "коммунистическими", должны будут рассматриваться на глобальном уровне, такие как координация производства и распределения вне рыночных механизмов. Есть определенная ирония в том, что нам понадобятся коммунистические меры, чтобы обуздать болезнь, происходящую из страны, управляемой коммунистической партией. Перед нами стоит сложная задача: отказаться от всех форм ностальгии по старому коммунизму ХХ века, который был еще хуже капитализма, и изобрести новые формы деятельности, ориентированные на общее благо. Это утопия? Утопично верить, что по-другому нам все сойдет с рук.

Конечно, необходимо проанализировать социальные условия, которые сделали возможной эпидемию коронавируса. Просто представьте себе, что британец, после встречи с кем-то в Сингапуре, возвращается домой, потом катается на лыжах во Франции, может заразить по ходу дела еще четырех человек... Мы уже слышим, как обвиняют обычных подозреваемых: глобализацию, капитализм и т.п. Однако давайте устоим перед соблазном поиска более глубокого смысла этой эпидемии: наказания, которое человечество заслужило бы за свою безжалостную эксплуатацию других форм жизни на Земле. Искать такое скрытое послание - значит быть предвзятыми: тогда мы относимся ко Вселенной как к нашему привилегированному собеседнику. Есть нечто обнадеживающее в том, что это наказание: это означало бы, что Вселенная (или кто-то, где-то, снаружи) наблюдает за нами. Трудно смириться с тем, что нынешняя эпидемия является результатом чистой природной случайности и лишена более глубокого смысла. В высшей точки зрения мы являемся биологическим видом, с которым можно не считаться.

Чтобы остановить распространение коронавируса, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху немедленно предложил Палестинской администрации помощь и координацию, причем не из доброты или гуманизма, а просто потому, что вирус не проводит различия между евреями и палестинцами. Лозунг "Америка (или любая другая страна) прежде всего" устарел. Как сказал Мартин Лютер Кинг более полувека назад: "Может быть мы и приплыли на разных кораблях, но сегодня мы все в одной лодке". И если мы не переведем эти слова в действия, мы все можем оказаться на борту "Алмазной принцессы", круизного корабля, который был уничтожен эпидемией.

16.03.2020 philomag.com


тэги
читайте также