31 марта, вторник

Пандемия Ковид-19 и пределы неолиберального подхода

24 марта 2020 / 15:08
социолог

В настоящее время внимание мировой общественности приковано к развитию ситуации с распространением нового вируса Ковид-19, известного также как коронавирус.

Ситуация представляется настолько сложной, что 11 марта 2020 года Всемирная Организация Здравоохранение (ВОЗ) признала распространение Ковид-19 пандемией или широкомасштабной эпидемией, охватившей, в той или иной степени, все континенты. Волна заболеваемости в данный момент добралась до Европы, и стало очевидно, что европейские страны по-разному переживают пандемию и справляются с ней. В данной статье рассматривается контекст шведского общества, которое пошло по пути неолиберального менеджмента Ковид-19.

Неолиберализм (или New Public Management) - это система управления, основанная на идее возврата к приоритетам рыночной экономики. Зародившийся в начале 1980-х, неолиберализм впервые отчётливо проявился в экономических моделях тэтчеризма и рейганомики, отбросивших принципы доминировавшего в послевоенный период кейнсианства и запустивших широкомасштабную приватизацию и дерегулирование. Роль государства и идея общего блага всё более ограничивались, тогда как частные интересы, предпринимательство и конкуренция всячески поощрялись.

К началу XXI века дело дошло до того, что рыночные механизмы начали рассматриваться как самодостаточные и универсальные, а логика и идеология рыночного управления проникли в оставшиеся немногочисленные ниши государственного сектора (здравоохранение, образование, обеспечение общественного порядка и безопасности). В контексте производства особую популярность приобрели стратегии децентрализации, адаптивности и бережного производства (lean/just-in-time production). На индивидуальном уровне, согласно социологическим исследованиям, широкое распространение получила идеология "респонсибилизации" - перекладывание ответственности за собственную жизнь (включая сопутствующие риски) на самих индивидов. И хотя критики неоднократно обращали внимание на роль структурных факторов в формировании реальных жизненных возможностей людей, идеология респонсибилизации успешно социализовалась в современном западном обществе и всё меньше проблематизируется как в политическом, так и в общественном дискурсе. Как будет показано далее, шведский ответ на Ковид-19 неолиберален по своей сути и во многом строится на технологии респонсибилизации.

Начиная с февраля 2020 года, Швеция принимала активное участие в антипандемических дискуссиях на уровне ЕС и даже внесла 40 миллионов крон в кризисный фонд ВОЗ. Вместе с тем, внутри страны политика в отношении актуальных эпидемиологических вызовов характеризовалась фрагментарностью и заметной противоречивостью. Это выразилось, прежде всего, в оценке характера и масштабов проблемы, в приоритете действий, а также в размытости ответственности за приятие решений.

14 марта бывший главный эпидемиолог при Управлении общественного здравоохранения озвучила выработку "коллективного иммунитета" (herd immunity) оптимальной стратегией: ставка на свободное распространение вируса среди детей и молодых, которое со временем приведёт к выработке иммунитета у основной части населения. Эту идею, продвигавшуюся до последнего момента в Великобритании, поначалу поддержал и действующий главный эпидемиолог страны, при этом не утверждая, что именно коллективный иммунитет станет основной стратегией правительства в управлении кризисом. Более того, глава эпидемиологического ведомства в одном из интервью СМИ публично продемонстрировал неосведомлённость о распространённости вируса на территории страны и возможных сценариях развития ситуации. Из других ответственных источников стало известно, что Швеция отказывается тестировать граждан на Ковид-19 (исключение составили пациенты медицинских учреждению) и считать инфицированных. При этом некие цифры по заболевшим всё же продолжали передаваться международным наблюдателям.

В масс-медиа прошла волна публикаций экспертов разного уровня и рода о том, что вирус людям в целом не опасен и оснований для карантинных мер нет. Например, 20 марта электронное издание Folkbladet опубликовало интервью с профессором и главных врачом одного из медучреждений города Линчёпинга, который утверждал буквально следующее: "Большинство людей, которые заражаются этой вирусной инфекцией, вообще не болеют. Молодежь и дети не болеют, практически нет ни одного здорового человека в возрасте до 50-60 лет, который бы умер во всем мире. Было лишь несколько единичных случаев среди тех, кто серьезно болели другим заболеванием". Далее следовала рекомендация молодым ехать в горы кататься на лыжах, наслаждаться жизнью и продолжать потребление товаров и услуг, а старикам, особенно хронически больным, держаться на расстоянии.

Однако есть и эксперты, бьющие тревогу. Неделей ранее группа эпидемиологов публично представила прогноз развития пандемии в шведском контексте, проблематизируя стратегию коллективного иммунитета, а также указывая на нехватку ресурсов системы здравоохранения и проводимых превентивных мероприятий. Так, по подсчётам учёных, озвученных 15 марта во время интервью на канале STV, в пик эпидемии стране может потребоваться от 500 до 1000 коек интенсивной терапии, в то время как в наличии на тот момент имелось всего 90. Ситуация лимита ресурсов неизбежно активирует выборочное оказание помощи тем, кто имеет больше шансов выжить. Подобный подход, обращает внимание ряд комментаторов, противоречит принципам гуманности и социальной справедливости.

Другая насущная проблема шведского здравоохранения в контексте пандемии Ковид-19 - дефицит защитных масок и защитных костюмов. Даже медперсонал, работающий с инфицированными коронавирусом, согласно сообщениям СМИ, не всегда ими оснащен. Ряд прежних поставщиков медицинских материалов и оборудования не смогли выполнить своих обязательств, и Национальный совет здравоохранения и социального обеспечения (НСЗСО) вот уже некоторое время ведёт переговоры о централизованной закупке всего необходимого с учётом ситуации закрытых границ. Вместе с тем нет ясности в вопросе распределения этих ресурсов, поскольку шведское здравоохранение выраженно регионализировано, а НСЗСО является органом центральным. В настоящее время большинство инфицированных выявлено в Стокгольме и основные подготовительные мероприятия проводятся именно в этом регионе. Вопрос, поднимаемый публицистами, состоит в том, согласятся ли регионы "делиться" ресурсами в ситуации всплеска заболевания по всей стране и как баланс центра и периферии может быть достигнут?

В целом, степень готовности медицинской системы на 24 марта остаётся неясной. Основными мероприятиями пока были: отмена плановых операций, распространение информационных материалов и расширение цифровых каналов коммуникации с целью удержать как можно большее число паникеров как можно дольше на расстоянии от медицинских учреждений. В современной ситуации эта задача решается созданием информационных интернет-порталов, мессенджеров и использованием телефонных автоответчиков. Дабы окончательно разгрузить медиков, правительство одобрило двухнедельный больничный без врачебной справки. В районе Стокгольма началось развёртывание военно-медицинского госпиталя на 19 мест. Премьер-министр и спикеры правительства в своих обращениях особо подчёркивают вероятность серьёзных человеческих потерь в ближайшие несколько недель и ответственность всех и каждого за собственное здоровье, здоровье окружающих и нации в целом. Личная гигиена представляется основополагающим методом противодействия пандемии.

Отсутствие более масштабных подготовительных мероприятий (например, дезинфекция, введение карантинных мер, оборудование инфекционных отделений) объясняется принципом lean: всё должно делаться в нужное время, а поскольку смертность от Ковид-19 в Швеции пока относительно невысока (21 летальный исход при 1906 инфицированных), это время, считается, ещё не пришло.

Иной принцип, однако, действует в отношении экономики. 15 марта Конфедерация шведских предприятий спрогнозировала, что ситуация с коронавирусом потенциально влечёт риск сокращения персонала, проблемы с ликвидностью, сбои в исполнении заказов и перебои с поставками материалов. В связи с этим было составлено обращение к правительству об антикризисных мерах и уже 16 марта пакет соответствующих соглашений был подготовлен коалицией центристов, либералов, Социал-демократической партии и Зелёных. Пакет предполагал немедленные значительные вливания в экономику, включая разного рода налоговые послабления и выделение Центральным банком средств в размере 500 миллиардов шведских крон на нужды частных предприятий. Предложение было позже расширено монетарной поддержкой сектора авиаперевозок.

Таким образом очевидны двойные стандарты шведского подхода к решению проблем инфекции коронавируса. С одной стороны имеется население, растревоженное противоречивыми мнениями разнообразных экспертов, отсутствием чёткой стратегии управления эпидемиологической ситуацией и атрибуцией всем и каждому личной ответственности за обстоятельства, неконтролируемые на индивидуальном уровне. С другой стороны выступает бизнес, представляющийся самодостаточным в период экономической стабильности, но немедленно ожидающий поддержки государства в момент кризиса.

Кому будет отдан приоритет? Изначально во главу угла ставилась экономика, в связи с чем сценарий коллективного иммунитета, предполагающий отказ от карантинных мер, казался особенно привлекательным. Однако, под давлением критики международных и национальных экспертов уверенность в возможности реализации такого сценария в отдельной стране становится всё менее очевидной, что отражается и в фрагментарности и непоследовательности принимаемых мер. Так, хотя начальные школы продолжают работать в обычном режиме и требования к посещаемости во многом остаются прежними, родители вынуждены решать самостоятельно, отправлять детей в школу или нет. Менеджмент предпочитает самоизоляцию или удалённые формы работы, тогда как пролетаризированные работники продолжают оставаться на рабочих местах, подвергаясь риску инфицирования. Пожилые оказываются полностью изолированными в домах престарелых или собственных квартирах.

В целом, сложившаяся в Швеции ситуация подрывает доверие к экспертному знанию и основанной на нём системе государственного управления, демонстрирует хрупкость рыночной системы в условиях глобальных вызовов, обнажает циничность неолиберальной идеологии и обостряет классовые противоречия и поколенческое расслоение общества. Пик заболеваемости прогнозируется на середину мая и все эффекты неолиберального управления пандемией нам ещё предстоит увидеть.


тэги
читайте также