10 июля, пятница

Остановят ли выборы насилие?

26 мая 2014 / 01:56
Директор Института приоритетных региональных проектов

Украина знала целые десятилетия междоусобиц и насилия, причем их острие очень часто было направлено против западных «иноверцев». На этой земле, как и на Ближнем Востоке или Балканах не стоит долго играть с огнем..

Выборы на Украине завершились, и теперь вопрос в том, насколько легитимны их результаты и главное – что будет дальше?

С точки зрения конституционного права не вполне понятно президентом чего избран победитель выборов. Конституционный строй Украины разрушен в результате государственного переворота и последующих решений, которые были приняты в нарушение действующего конституционного порядка. Янукович (каким бы он ни был) по Конституции является действующим президентом этой страны, он не был отправлен в отставку ни одним из установленных законом способов. Теперь у него есть «дублер», избранный на выборах, назначенных опять же без соблюдения конституции. Все законы с момента бегства Януковича из Киева не были им подписаны, и значит, опять же, не действительны (с точки зрения права).

«Восстановление» конституции Украины от 2004 года лишь только прибавило неразберихи: теперь вообще непонятен статус того, кого избрали - он «как Янукович» или «как Ющенко»? Вероятно, господин Порошенко и сам не вполне понимает, какой функционал, и какие права у него де факто будут. Вряд ли понимают это и избиратели. Понятен только срок полномочий президента – 5 лет. Установлен он почему-то Конституционным судом, видимо потому, что это единственный легитимный орган власти в Украине.

Украинское государство территориально деконсолидировано. Некоторые территории, закономерно опасаясь за свое население и подвергшиеся силовым атакам в рамках «борьбы с терроризмом и сепаратизмом» (на деле напоминающим карательные атаки африканских диктатур против неугодных им племен), объявили независимость, пытаются создавать свои институты власти. Непонятен правовой статус территорий, а главное – языковых, религиозных, этнических групп, населяющих Украину. Все это осталось за рамками правового поля и избирательного процесса.

С позиции собственно электорального права выборы также не бесспорны. Проводились они в условиях, сильно затрудняющих конкурентную борьбу. Безопасность кандидатов и других участников избирательного процесса не обеспечивалась. Свободные дебаты были невозможны в силу давления на кандидатов. Некоторые партии подверглись преследованиям. Силовой ресурс был передан ультрарадикальным группировкам, что создало в стране обстановку страха и нервозности. Нет никакой уверенности, что списки избирателей соответствуют действительности. Не гарантирован независимый статус избирательных комиссий. Наконец, на целом ряде территорий страны выборы фактически не проводились или проводились только на некоторых участках. При этом не прекращалась карательная операция.

Контроль подсчета голосов велся в неспокойной, небезопасной обстановке. Даже если он по факту дал референтный результат, как доказать, что выборы не были фальсифицированы? Тем более что главный фаворит гонки прямо требовал от всех сделать так, чтобы выборы ограничились только одним туром, как на деле и произошло. При нормальном проведении выборов существует ряд контрольных механизмов, включая наблюдение, но в чрезвычайных украинских условиях они не могли быть задействованы на большой части территории страны.

Понятно, почему майданное правительство так торопилось с выборами и стремилось любой ценой обеспечить их результат. Нужно было скорее узаконить, придать легитимность состоявшемуся государственному перевороту, пройти точку невозврата, когда уже нельзя будет отыграть обратно к ситуации до Майдана.

Это – узкополитическая цель, которая в нормальном конституционном государстве, даже подвергшемуся кризису, не должна превалировать над целями национальной консолидации и восстановления правопорядка. По логике, нужно было вначале провести общенациональный референдум по конституции, определить статус всех избираемых магистратов и государственное устройство (федерация, унитарное государство), договориться с меньшинствами, территориями (пригласив их на переговоры по конституции), после чего уже объявить президентские и парламентские выборы. Тогда сомнений в легитимности власти на Украине ни у кого бы не было. В нынешних условиях у киевской власти, пускай и прошедшей выборы, до следующего электорального цикла останется «порок легитимности», а конституционный строй Украины еще долго не оправится от нанесенного ему удара и будет по определению нестабилен.

Впрочем, выборы – это в любом случае меньшее зло из прочего, потому что они, так или иначе, позволяют начать движение по пути консолидации. Но она в любом случае не будет возможна без всенародного принятия компромиссной конституции, учитывающей интересы всех и определяющей статус и права территорий, последующего переизбрания парламента и формирования легитимного правительства.

Ни в коем случае нельзя, чтобы мандат, полученный киевской властью, был использован для приведения Юго-Востока к послушанию «огнем и мечом». Риск этого существует, и это создает опасность эскалации насилия и гражданской войны, которая может принять затяжной характер и унесет многие жизни, а государство приведет к распаду. На первом месте должен быть конституционный, переговорный процесс.

Теперь очень многое зависит от позиции Запада, сыгравшего столь печальную роль в разрушении украинского конституционного строя. Стоит надеяться что так называемые наши западные партнеры, признав выборы, будут способствовать восстановлению правопорядка на Украине, а не эскалации напряженности в угоду политическим интересам. Нужно вспомнить историю – Украина знала целые десятилетия междоусобиц и насилия, причем их острие очень часто было направлено против западных «иноверцев». На этой земле, как и на Ближнем Востоке или Балканах не стоит долго играть с огнем.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также