18 апреля, четверг

Одна общая проблема

20 июля 2016 / 12:56
заместитель главного редактора сайта Центр политического анализа

Правительство Турции закрывает доступ к ВикиЛикс. Об этом оно сообщило широкой общественности через свой твиттер. В слив попали около трехсот тысяч электронных сообщений из переписки представителей правящей партии Турции. Ожидается публикация еще одной порции сообщений.

Не было бы в этой новости ничего забавного — мало ли какие власти каких стран не пускают людей свободно гулять по сети и не нам бы показывать пальцем на Эрдогана и К, если бы не одно обстоятельство: чуть больше двух лет назад власти этой страны закрыли доступ к твиттеру. В марте 2014 года накануне важных муниципальных выборов в Турции вырубили именно эту соцсеть. Считалось, что именно через нее оппоненты Эрдогана из-за границы вбрасывали информацию о коррупции в высших эшелонах страны и вообще вели антиэрдогановскую агитацию. Кстати, тогдашние сливы мало чем отличались от нынешних: речь шла о масштабной коррупции в высших слоях турецкого чиновничества, поддержке через «ближневосточных друзей» Арабской весны и т. п. Через неделю после блокировки суд отозвал свое решение и твиттер разблокировали. Но осадочек остался.

Мы мало что знаем о Турции — сказывается как языковой барьер, так и культурная дистанция. Однако даже нам известно, что турецкое общество, причем и в его вроде бы консервативной части, вполне интернетизировано. Впрочем, иначе как была бы еще возможна антикоррупционная и, одновременно, происламская агитация через твиттер со стороны сторонников Фетхуллы Гюлена, которой так испугался Эрдоган в 2014-м? Турки весьма далеки от сложившегося у нас стереотипа о закрытых и погруженных в свою консервативно-исламскую повестку эскапах. А значит, для них не составит труда обойти блокировку правительством очередного интернет-ресурса. Одно нажатие кнопки анонимайзера — и перед османским обывателем откроются все тайны внутрипартийной жизни Партии справедливости и развития с 2010 по 6 июля 2016 года.

Впрочем, не стоит подозревать турецкие власти в наивности. Как, впрочем, не стоит в подобном упрекать и начальство других стран, блокирующих доступ к интернет-контенту. Смысл блокировки символичен — власти хотят показать, что содержание данного сайта не является приемлемым для публичного обсуждения. Заблокированный сайт — это жест в сторону СМИ и пространства публичной политической коммуникации: по каким-то причинам именно это сегодня считается неприемлемым. Об этом нельзя говорить, это нельзя цитировать, это нельзя обсуждать. Но поскольку месседж — это медиа, то сегодня это — викиликс, вчера — твиттер, завтра — что-то еще попадет под бан.

Как и у нас, вопрос блокировки сайтов для Турции или там Китая — не частная, а общая проблема. В частном порядке никому не воспрещается читать твиттер, викиликс, блог Навального или интернет-откровения Гюлена. Дома, за закрытыми дверьми и за затворенными ставнями. Чтобы аллах не видел и чтобы сосед не донес. А так — хоть обчитайся. Или, как нас учил Иммануил Кант, доступ к текстам которого пока не заблокирован в Турции: думай что хочешь, но повинуйся. Вот только после того, как на философских факультетах университетов Турции проведут полноценные чистки — о том, что всех руководителей всех факультетов местных вузов снимут с должности, власти сообщали накануне — возможно некому будет ни цитировать Канта, ни толковать его.

Источник


тэги
читайте также