7 августа, пятница

Очки подслеповатому носорогу

10 марта 2014 / 20:16
директор Института инструментов политического анализа

Все чаще фраза "нужно просто переждать Обаму" из шутки американских политконсультантов становится их стратегией поведения.

Сперва забавная история.

Случился у меня днями любопытный диалог с одним американским коллегой. Поговорив о том, о сем, вырулили на одну из рутинных тем — помыть косточки заказчикам, пожаловаться на тяжелую судьбу политических консультантов власти…

В разговоре я задал собеседнику вопрос, который меня давно занимал: «Послушай, Т., как могло получиться, что сегодня спикерами у Госдепа эти две тетки с шариками (Псаки и Харф, обе носят одинаковые бусы размером с мячики для пинг-понга — А. Ш.)? Госдеп ведь всегда чувствительно относился к тому, как его работу воспринимали внтутри Америки, а тут выходят под камеры эти креветки со стеклянными глазами, и Ли (Мэтью Ли, умничка, старейший белодомовский корреспондент „Ассошиэйтед пресс“ — А. Ш.) готовит из них для всех телезрителей Америки взбитый в пену коктейль? Что, у Керри так тяжело с кадрами?»

И получил ответ, который, признаться, уже был готов услышать: «Алекс, а кого бы ты хотел там увидеть, на трибуне? В ситуации, когда Президент признается, что у него нет стратегии по Исламскому государству, что он переоценил иракскую армию? В ситуации, когда немцы, русские, турки и даже поляки с венграми имеют игру в Украине, а у нас, американцев, никакой стратегии, о чем здесь только в кулинарных шоу еще не говорят?

П-на (называет нашего общего знакомого, многолетнюю тягловую лошадку — А. Ш.), например? Ведь его всерьез спрашивать будут, не как этих девиц — а ему что отвечать? Ну, вот и присели как-то ребята, и придумали выставлять этих… Они сглупят, Ли оттопчется, публиковать есть что — а парни в департаменте, глядишь, и еще один день продержались».

Очень важный вывод из этого полушутливого разговора: реальный кризис внешней политики США, выражающийся в полном распаде цельной стратегической линии поведения в мире после утраты монополярного доминирования — вовсе не означает, что все в Америке сошли с ума.

Каждое звено сложнейшего политического аппарата США продолжает работать, выдавать «продукт», для которого его создавали, за которое это звено отвечает — работать стабильно, добротно, не оглядываясь на такие мелочи, как когнитивный кризис в верхах. И, к слову, не только во внешней политике.

Что, собственно, и позволяет американцам переживать без больших катастроф периоды правления таких светочей политической мысли, как тот же Обама.

Так что тему «американцы тууупые» предлагаю оставить юмористам — она их четверть века кормит. Жаль только, что их одних кормит — Россия от подобного хамства ой сколько потеряла.

Именно это мы сейчас наблюдаем, анализируя поведение США в отношении событий в Гонконге.

На первый взгляд — шизофреническое поведение.

Китай — крупнейший кредитор Америки, держатель государственных ценных бумаг США — у китайцев их на 1,3 трлн. долларов, — это по размеру почти половина всех годовых доходов федерального бюджета США.

Да, разумеется, Китай от обиды не бросится к США с этими бумагами требовать долги — но ведь на казначейские бонды США в китайских руках можно посмотреть как на колоссальные внешние инвестиции в американскую экономику через ее главного игрока — американское государство. И здесь уже китайцы будут серьезно соотносить надежность и риски таких инвестиций — а риски очень возрастают, когда Вашингтон кусает руку дающего, то есть вкладывающего.

Никаких обид — только бизнес: просто рискованно вкладывать в того, у кого нет стратегии поведения в отношении такого глобального инвестора, как суверенный Китай.

Тем более что и русские, которым сегодня отказано в европейских и американских деньгах, и индусы с южноафриканцами, и бразильцы — все ринулись реиндустриализировать свои экономики, и спрос на китайские деньги ой как высок.

В недавней редакционной статье сингапурская «Тудей» с видимым удовольствием анализирует, какие выгоды приобретут азиатские конкуренты США и Европы, если протесты в Гонконге продолжатся: «…финансовое сообщество может заплатить высокую цену в долгосрочной перспективе, если город потеряет привлекательность для Пекина…»

И вот в этой ситуации Государственный департамент с деликатностью сержанта-инструктора перед строем новобранцев учит китайцев, «как демократию любить». Ошалевшие от такой наглости китайцы выясняют, что не просто поучает — а еще уже несколько лет раздает на их суверенной территории книжки Джина Шарпа, проводит тренинги по правильному плачу в соцсетях из «окупай чего-то-там» и полевые учения сотников будущего майдана.

Китай вдруг обнаруживает, что для Госдепа он, Китай, перед которым Америка в долгах, как в шелках, — находится в том же регистре, как и Украина, выклянчивающая у американцев банку гуманитарной тушенки. Или как Турция, безнадежно топчущаяся в сенях Евросоюза. Или как Египет, без военно-технической помощи США вмиг чуть не утонувший под волнами исламистов — в общем, среди тех зависимых от США стран, кому «еще долго нужно прививать основы демократического сознания» розгами за барской конюшней.

Курса на революцию в Пекине никто и не скрывает. «…Может быть, именно Гонконг представляет собой истинный мятежный (так в оригинале — А. Ш.) дух Китая…» с нетипичным пафосом для сугубо аналитического британского «Спектейтера» пишет Джеймс Палмер, и достаточно точно описывает цель формально сугубо местного, связанного только с выборами в местные органы власти мятежа: «…Реальную угрозу протестующие в Гонконге представляют для всего Китая: старая добрая, традиционная нестабильность… Они не просто добиваются того, чтобы заставить Пекин сдержать свои обещания (по формату местных выборов — А. Ш.)… Они выдвигают другую версию „китайскости“: не мягкий национализм Пекина, а аргументированное, выношенное, яркое представление о том, как однажды переделать всю страну».

Соедини в этом «они» школьника на гонконгской площади и его куратора (замечу — не тайного, а легального, не скрывающегося, откровенно заявляющего это устами официальных дев Госдепа) — мы получим уравнение, как низовая американская политическая машина наживает для США врага в Пекине, вовсе не желающего, чтобы кто-то его «однажды переделал».

Вот только Китай не проситель Америки, — он ее кредитор и инвестор. И ему есть чем ответить на подобную наглость.

Не стоит искать какой-то иезуитской хитрости в таком противоречащем коренным интересам Америки поведении политической машины США в отношении событий в Гонконге.

Госдеп не работает против Америки — он просто работает.

В условиях, когда нет даже эскиза стратегического плана у политического руководства страны, куда вести Америку в сложившемся де-факто многополярном мире — низовые звенья политической машины исправно делают свое дело, не соотнося его с отсутствующим планом, просто и незатейливо: сказано «насаждать демократию» — получите и распишитесь.

Ровно ту же картину мы наблюдаем в ситуации украинского кризиса.

Даже неспециалисту очевидно, что отношения с Россией для США куда важнее, чем десять украинских карманных режимов: углеводородная Арктика и арктические транзиты; афганский транзит в условиях вывода натовских войск; работа с Сирией и Ираном, где у русских есть рычаги, а американцам они очень нужны… Это только то, что не лежит — горит на поверхности.

А вместо этого мы видим рутинную госдеповско-минфиновскую «поддержку молодой украинской демократии» — которая в том числе и для серьезного американского эксперта не молодая, не украинская и не демократия.

В среде американских политических экспертов уже давно звучат нотки скепсиса.

Понимают проблему многие, но бороться с инерцией бюрократической системы такого масштаба, как американская политическая машинерия — это как пытаться остановить Миссисипи.

Ее с большими усилиями можно повернуть в другое, нужное русло — но для этого как раз и нужен ясный и понятный сигнал с самого верха политического руководства Америки: мир изменился, сегодня Америка в нем идет к таким-то целям, вот наши друзья, вот наши союзники, вот наши партнеры, вот наши конкуренты, вот наши непримиримые враги.

Но этого сигнала нет — Америка от своих лидеров в очередной раз слышит об исключительности США, о том, что у нее самая большая в мире армия и самая большая экономика и о том, что американские ценности хотят все люди в мире, просто кому-то их заполучить мешают злые дяди. А с этим работать невозможно; вот и занят каждый внутри политической машины своим мелким делом на пользу Америке — как он ее понимает со своего вершка.

Тупик – и все чаще фраза "нужно просто переждать Обаму" из шутки американских политконсультантов становится их стратегией поведения на ближайшие два года.

Есть известная шутка про подслеповатого носорога, для которого его слепота, с его весом – чужие проблемы.

Все так – но до того момента, когда на пути носорога встает невидимый ему бетонный фонарный столб.

 

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также