25 марта, суббота

О Европейской империи

02 июня 2023 / 23:36

Чеслав Милош однажды заметил, что положение писателей из «другой Европы» (так он называл Mitteleuropa) было «едва ли вообразимо» для граждан западноевропейских государств.

Частично эта неоднородность происходила из-за отсутствия национальных государств и присутствия на их месте на протяжении столетий до конца Первой мировой войны империи Габсбургов. Нам, родившимся в национальном государстве и не отличающим итальянца от итальянского гражданина, нелегко представить себе ситуацию, в которой национальная принадлежность итальянца, венгра, чеха или русина не означала бы государственной идентичности. Отношения к территории государства и государственному языку для граждан империи были, безусловно, иными и более интенсивными, свободными от какого бы то ни было правового значения и любой национальной коннотации. Существование такой реальности, как империя Габсбургов, было возможно только на этой основе.

Хорошо бы не забывать об этом, когда мы видим, как современная Европа, которая была создана в результате пакта между национальными государствами, не только не имеет и никогда не имела никакой иной реальности кроме денег и экономики, но сегодня фактически превратилась в призрак, полностью подчиненный военным интересам чуждой ей державы. Когда-то, подхватив предложение Александра Кожева, мы предложили создать «латинскую империю», которая экономически и политически объединила бы три великие латинские нации (Франция, Испания и Италия) в согласии с католической церковью и открытую для средиземноморских стран. Независимо от того, актуально ли такое предложение сейчас, мы хотели бы довести сегодня до сведения заинтересованных сторон, что если чему-то подобному Европе и суждено обрести автономную политическую реальность, то это будет возможно только посредством создания Европейской империи, подобной Австро-Венгерской империи или к Империуму, который Данте в «Монархии» представил как унитарный принцип, который должен был направить отдельные королевства в сторону мира как «конечной цели».

Иными словами, возможно, что в той экстремальной ситуации, в которой мы находимся, именно политические модели, считающиеся полностью устаревшими, могут обрести неожиданную актуальность. Но для этого гражданам европейских национальных государств необходимо заново обрести связь со своей землей и со своими культурными традициями, достаточно прочную, чтобы иметь возможность безоговорочно отказаться от своего государственного гражданства и заменить его единым европейским гражданством, которое воплощалось бы не в парламенте и комиссиях, а в чем-то подобном символической власти Священной Римской империи. Вопрос о том, возможна ли такая европейская империя, нас не интересует и не соответствует нашим идеалам: тем не менее он приобретает особое значение, если мы осознаем, что нынешнее европейское сообщество не имеет реальной политической субстанции и фактически превратилось, как и все страны, входящие в его состав, в больной организм, который более или менее сознательно движется к собственному самоуничтожению.

Quodlibet, 6 февраля 2023 г.


тэги
читайте также