13 декабря, среда

Новый мир

18 сентября 2017 / 13:22
журналист

Человечество беременно новым миром. Цивилизация справедливости, территория гармоничного развития, многополярный мир - назовите как угодно, но очевидно одно: идея справедливости - это главный вызов и выход из тупика для современного общества не только в России, но и во всех странах мира..

Запрос на неё огромен и принимает всё более острые формы, порой даже уродливые из-за манипуляторов и фанатиков, однако сила обновления, порождённая одновременно запредельным отчаянием и жаждой вырваться из тупика, так огромна и естественна, что её не остановить. Тот, кто первым бросит клич о справедливом мире, где будут править высокие идеалы, а не культ чистогана и потребления, и предложит чёткий образ, покажет первые шаги в построении такого мироустройства, - за тем пойдут миллионы жителей планеты с невероятным энтузиазмом и надеждой.

Да, это будут в основном миллионы обездоленных и не вписавшихся в число избранных, тех, кого обозвали третьим или вечно недоразвитым миром, но и среди "золотого миллиарда" найдётся немало желающих отозваться на призыв к справедливости - на Западе недовольство нынешней моделью, пусть пока смутное, неумолимо вытесняет сытую безмятежность. Этому способствует и снижение материального благополучия, начавшееся в развитых странах снижение социальных гарантий. Но не только - западный мир переживает острое разочарование в собственных же идеалах, которые казались ему единственно верными, но оказались ложными и беспомощными.

Тупик, в который зашла история человечества, несмотря на технологический прогресс (и во многом из-за неправильной его реализации), давно признан сколько-нибудь порядочными мыслителями. Тема тупика стала расхожей в массовой культуре и даже какой-то неприличной очевидностью: мол, да, это так, ну и что дальше? Даже апологеты либеральной догматики признают исчерпание и катастрофичность нынешней линии развития, но судорожно ищут выход в новом витке технологического цикла (пресловутый шестой технологический уклад) и виртуализации (интернет-экономика), тем самым предлагая сделать катастрофу более скорой и болезненной. Причина в том, что они мыслят в рамках модели, где правит культ денег - то самое "число зверя", которое всё более подчинят себе сознание человечества, заставляя определять суть каждого явления в ценниках. Но именно такая модель ущербна и катастрофична по своей сути, о чём и предупреждает священное писание уже более полутора тысяч лет. Лучшие современные умы бьются сегодня над ростом ВВП, что, по сути, означает всего лишь увеличение материального благосостояния (причём зачастую личного, а не общественного), в то время как сказано, что легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное.

Не удивительно, что при росте средств материального производства количество голодных и обездоленных на планете остаётся на уровне 700-800 миллионов только по официальным данным ООН, а разница между сверхбогатыми и остальными растёт жуткими темпами: по данным Oxfam, у 1% богатейших людей планеты находится более 50% всего мирового имущества, а на долю беднейшего населения Земли приходится лишь 0,16% собственности в мире. Победившая в начале 1990-х идеология свободы как вседозволенности капитала (собственника, богатства), рассыпается на глазах, рекламные слоганы перестают действовать, яркие фантики всё хуже скрывают гнильё, в котором утопает "свободное" человечество XXI века: терроризм, криминальная олигархия, наркомания, с которой уже воюют регулярные войска, ВИЧ-инфекции как следствие узаконенного разврата и гигантское опустошение в душах людей, которое забивается антидепрессантами-опиатами, алкоголем и потоком развлечений в режиме онлайн и нон-стоп. И чем агрессивнее в мировых медиа пропаганда культа наживы и удовольствий, тем больше сомнений и разочарования в существующей модели, которую некогда считали эталонной.

Собственно, начавшаяся война с памятниками в США, вызванная столкновением условных конфедератов с не менее условными либералами, есть следствие всеобщего разочарования и отчаяния в американском обществе, разрушения единого понимания происходящего. Политический кризис в США вызван отнюдь не ненавистью или любовью к героям войны 150-летней давности (известны примеры, когда негры выходят с флагом конфедератов, а их атакуют типичные янки), это только повод выразить переполняющее недовольство американцев старым миром. Повод может быть любой - завтра, к примеру, в США могут схлестнуться сторонники "Кока-Колы" и "Пепси" или фанаты компьютерных игр, но реальная, глубинная причина недовольства кроется в исчерпанности и несправедливости тоталитарной модели неолиберального капитализма, царившей долгие десятилетия после крушения СССР. То, что эту несправедливость почувствовали даже представители "золотого миллиарда", гораздо менее пострадавшего от неё, чем остальное человечество, говорит о полной обречённости нынешнего "дивного и чудного мира".

Разочарование пришло не сразу, но постепенно и как бы исподволь: за яркими фанфарами триумфа "демократии" скрывалась разъедающая коррозия – из года в год, с каждым новым финансовым пузырём, с каждой новой войной за демократию, от трагедии к трагедии изначально лёгкое раздражение от недостатков "идеального строя" скапливалось как ржавчина и меняло массовое сознание. Жители разных стран и континентов, культур и вероисповеданий стали задавать неудобные для гегемона вопросы: почему при культе свободы и прав человека реальной свободы становится всё меньше, а общество всё жёстче сковывается запретами и неусыпным контролем непонятных сил через вездесущие гаджеты? почему демократия насаждается ракетами и терроризмом и приносит море крови и гибель миллионов? как так получается, что качественное образование и медицина стоит всё дороже, а дешёвый разврат доступен каждому и даже навязывается звёздами масскульта? неужели это и есть прогресс, когда гомосексуализм становится законным и модным, а толпы людей мечтают не о покорении космоса - о новом гаджете? Эти вопросы-упрёки множатся и задаются всё жёстче, острее. Но этого недостаточно. Необходимо, чтобы как можно большее количество людей задумывались над причинами, искали объяснения и смотрели в корень. Чтобы стали вспоминать, что человек - это не животное, потребляющее ресурсы, а некто больший, обладающий не только телом, но и душой, высокими смыслами, идеалами. Что жизнь - это не иметь и потреблять, а возделывать и созидать, не казаться, а быть. Созданные некогда "по образу и подобию" бога, мы должны стремиться к идеальному своему воплощению, преодолевая недостатки и зло. И достижение справедливости - тому один из главных инструментов и путей.

Однако пока что смутный, неосознанный, загнанный на периферию общественного внимания протест рождает не системную альтернативу, а уродливые, агрессивные, ложные идейки. Растущее недовольство однополярным миром, в котором царит культ наживы, выливается всё чаще в радикализм разного толка – от примитивного антиглобализма, подменяющего борьбу за справедливость битьём витрин и вандализмом, до ультраправых неонацистов и террористов, использующих оболочку ислама. И те, и другие и третьи подсовывают недовольным людям примитивные симулякры, совершая подмену и направляя их энергию не на созидание, а на (само)разрушение и деградацию, вгоняя целые регионы планеты в новое варварство.

Пропагандисты и вербовщики экстремистов разных окрасов, провозглашая борьбу с гегемоном и созданным им обществом потребления, на самом деле зачастую играют на руку и поддерживаются Западом: либо открыто, как в случае с бандеровцами на Украине, либо скрытно и опосредованно, как в случае с (запрещенными в РФ) ИГИЛ и ан-Нусрой в Сирии. Делается это с целью канализировать назревающий в массах протест и загодя очернить любую попытку недовольных маммоной обратиться к идеологиям, которые призывают к высоким идеалам. Наглядный и актуальный пример – псевдоправославные фрики "Христианского государства" (само название проводит сравнение с террористами ИГИЛ), с помощью которых дискредитируют гражданскую позицию православных и Церковь как таковую.

Демонстрируя отвратительные примеры псевдонационализма и псевдорелигиозности, в массовое сознание пытаются вбить непреодолимый страх перед здоровым национализмом или деятельной религиозностью, которые остаются одними из основ для создания альтернативы глобальной справедливой модели развития человечества. Любовь к родной земле, память о предках и вера в вечную жизнь - это те основы, на которые можно опереться в противостоянии с экспансией культа наживы и паразитизма.

Тем временем, перечисленные ценности в международной политике всё чаще ассоциируются с Россией. Парадоксально, но именно наша страна, признавшая в конце ХХ века идеологическую победу Запада, поднявшая белый флаг и бросившаяся в позорное подражательство, однако так и не ставшая частью "прогрессивного человечества" и вынужденная возвращаться к истокам – именно Россия воспринимается сейчас Западом как главная угроза собственной гегемонии. Ни куда более мощный Китай (с ним Запад всегда готов договориться), ни так называемый исламизм, искусственно выведенный в инкубаторах дружественных США арабских эмиратах, а только-только восстанавливающаяся Россия. Причём США видят в нас угрозу не только военную и тем более не экономическую (здесь никто не обманывается и не обольщается), сколько идейную, смысловую, сущностную. Грубо говоря, в России и – шире – русском мире, российской цивилизации, видят главный источник ценностного вызова культу наживы и свободы как вседозволенности денег.

Это тем более удивительно, что нынешняя Россия в немалой степени сама порабощена этим культом (иногда впадает в него даже в более отвратительных формах, чем Запад), а на государственном уровне Кремль продолжает оперировать понятиями демократии, прав человека и даже либерализма, прибавляя к ним разве только слово "суверенный". Однако действия России говорят намного больше и откровеннее, чем официальные формулировки и теоретические -измы. Поведение Москвы на международной арене, её политика в конфликтных ситуациях и горячих точках, сам стиль общения русских с партнёрами и врагами – всё это, может, не выглядит броско, поскольку не афишируется, но задаёт новые, альтернативные американским, нормы поведения, которые иначе как справедливыми не назовёшь. Особенно на фоне творимого США и Ко беспредела "белого человека".

Западные СМИ и их арабские подпевалы могут сколько угодно очернять действия ВКС РФ в Сирии, но сегодня, спустя два года с начала операции 30 сентября 2015 года, бесспорен тот факт, что Россия спасла Сирию от распада, а сирийский народ от уничтожения: до прихода русских Дамаск был на грани падения, после чего от сирийцев остались бы отдельные племена и банды, а сейчас сирийцы гонят террористов до восточной границы, отвоевав почти все крупные города. Даже недоброжелатели вынуждены были признать победу России: недаром США свернули программу поддержку вооружённой оппозиции, что означает отказ от использования террористов в Сирии и возвращение к классической тактике американской экспансии.

И причиной тому не только чисто военный успех по уничтожению террористов ИГИЛ, а нечто более важное – русские в Сирии сумели запустить процесс примирения в, казалось бы, полностью разодранной ненавистью и террором стране. Российские специалисты, рискуя жизнями, в чужой и мало знакомой стране, приходили без оружия к вооружённым группировкам, в которых сам чёрт не смог бы отделить умеренных от отмороженных, и на ощупь обнаруживали первых, убеждая их сложить оружие ради общего блага. И пусть не сразу, не без срывов перемирия, и не без жертв, но в Сирии произошло чудо – началось заживление народной ткани.

Россия использовала внутренний опыт преодоления разрушающего яда "исламского" терроризма в Чечне и предъявила миру единственное ему противоядие. Наш рецепт внешне прост: террористам – смерть, со всеми вменяемыми – честный разговор и гарантии политического урегулирования с учётом интересов каждого, но секрет кроется в его реализации, в конкретных приёмах и методах. Главная же причина успеха России в Сирии кроется в чувстве справедливости, в той человечности и отношении ко всем как к равным (за исключением отморозков-террористов), которое принесли русские в регион и о котором там забыли после прихода Запада. Нет ничего более заживляющего раны и обиды, чем справедливость. Не формулируя это на словах, ВКС РФ принесли в Сирию по сути именно её: ракетно-бомбовые удары как возмездие преступникам, рука помощи как воздаяние всем отчаявшимся сирийцам, независимо от политического лагеря. И это сработало.

Собственно, ровно то же самое – справедливое отношение ко всем, как к равным – предлагает Россия на всех международных площадках - от ЕврАзЭС, ШОС, БРИКС до ООН. Настойчиво и методично Москва продвигает и использует в международных отношениях простой, казалось бы, принцип уважения и равенства партнёров, в основе которого и находится справедливость. Однако в нынешнем мире, не просто циничном, а погрязшем в бесправии и лжи, это воспринимается либо как слабость, либо как чудачество. В то же время именно такая политика позволила России построить новые международные организации, которые бросают вызов гегемону. Вызов, повторюсь, не столько финансово-материальный, сколько идейный, в виде поведенческой альтернативы.

Впрочем, этого похоже, уже недостаточно. Несмотря на очевидные успехи в Сирии, многие потенциальные союзники России, государства не-Запада, способные бросить вызов Западу, не спешат этого делать и ждут, кто в этой схватке одержит победу. Да и сама Москва взяла паузу в Большой игре, сделала ставку на оттягивание острого конфликта: "заморозка" в Донбассе и провоцирование раскола внутри Запада сопровождается перевооружением армии и работой по суверенизации экономики. Информационная война ведётся на низком уровне, не задевающим ценностное противостояние и главные вопросы – с экранов идёт обличение двойных стандартов Запада и сетование по поводу коварности США, в то время как ключевые мотивы конфликта не называются. "Эффект Трампа" ещё добавил осторожности и терпеливости российской политики и затянул паузу.

Между тем, русский мир, безусловно, тяготится недосказанностью и половинчатостью, вызванные "заморозкой". Сказав громкое и чёткое "А" в 2014-м году во время первой русской весны, мы не произнесли всё слово до конца, осекшись вначале. Так бывает, ничего в этом фатального нет: история не компьютерная игра и не старый сезон сериала, где можно без потерь в любой момент перекрутить на новый сюжет; в ней свои ритмы и законы, и есть периоды, когда дни вмещают в себя года, а бывает, что года тянутся как столетия. История имеет жёсткую внутреннюю логику, зачастую скрытную и трудно улавливаемую современниками, а потому так важно уметь "считывать" её правильно, чтобы не навредить себе и окружающим.

Похоже, что мир всё ближе к следующему витку противостояния (и далеко не факт, что ниточка порвётся на Корейском полуострове), и к нему надо быть готовым не просто в военном аспекте и экономическом, но прежде всего идеологическом, ценностным. Русским надо быть готовыми произнести Слово, сформулировать то, чем беременно человечество. Сделать это открыто и смело. Но это должны быть не общие фразы или пустые лозунги, а нечто системное и в то же время хлёсткое, западающее в души. Сочетание «благой вести», дарящей людям надежду в оздоровление человечества, и инструкции по применению. Нет, речь не об очередном проекте создания рая на земле. Идеальный мир после грехопадения заведомо невозможен, но необходимо тянуться к нему, стремиться к преображению, чтобы не деградировать и не исчезнуть с лица земли как вид.

Каким конкретно должны быть новое слово и новый мир – вовсе не праздные вопросы и вечные мечтания, над которыми смеются циники. От этого зависят конкретные шаги отдельных людей, сообществ и государств в самых взрывоопасных точках планеты. КНДР, Сирия, терроризм, наркотрафик, всепожирающая коррупция – это не проблемы сами в себе, но лишь признаки и последствия общего недуга человечества. Никакими заклинаниями о демократии и уговорами "давайте жить дружно" их не решить, нужны конкретные действия и механизмы, новые правила и открыто заявленные идеалы.

О некоторых из них поговорим в следующей части.


тэги
читайте также