20 июня, четверг

Моя Бритни Спирс теория действия

22 мая 2024 / 20:54
философ

Я еженедельно интересуюсь погодой в Лонгйире, главном населенном пункте Шпицбергена. Это что-то вроде ГУЛАГа с человеческим лицом — куча деревянных домов, в которых живут около 2000 человек.

Здесь есть пара магазинов и ресторанов и даже очень маленький университет. За пределами двух улиц полно открытого пространства для прогулок. Но далеко не пойдешь - вас встретят предупреждающие таблички: «Без оружия за эту черту не заходить! Осторожно, белые медведи!» На дверях всех кафе висит еще одна табличка: «Пожалуйста, оставляйте оружие у входа!» Как можно не любить такой поселок? Я запросто могу себе представить, как здесь живу. Моя жизнь была бы одновременно и праздником, и тяжелым трудом – таким я всегда представлял себе коммунизм.

Я не могу сказать, что ненавижу Любляну, в которой живу сейчас. Но я помню, что при коммунизме было гораздо лучше. В начале 1970-х годов наступили последние заморозки коммунизма, так что после окончания учебы я не смог устроиться на работу. Впрочем, это странным образом пошло мне на пользу. После пары лет без работы я смог устроиться в небольшой научно-исследовательский институт, благодаря чему у меня появилось время на путешествия, учебу за границей и налаживание профессиональных связей. Вся ирония заключается в том, что не будь «сталинского гнета» середины 1970-х годов мне бы дали место в университете. И сейчас я был бы малоизвестным профессором в Любляне, который тратит все свое время на шумных любознательных студентов.

Бритни Спирс достигла соглашения со своим отцом более чем через два года после распоряжения суда о бессрочном продлении опеки, в результате чего ее жизнь полностью была под контролем с его стороны. Я нисколько не удивился, узнав, что, когда она, наконец, добилась долгожданной свободы, она тут же ударилась во все тяжкие. Чтобы объяснить подобное, нужно вспомнить интервью о второй войне в Заливе, которое она дала MTV в 2003 году. «Я не совсем понимаю о чем речь», — сказала она. «Все, что я знаю, это то, что в определенный момент мы, простые люди, должны просто доверять нашему президенту по поводу тех решений, которые он принимает, и должны просто поддерживать его и быть ему верными, что бы ни происходило. Очевидно, она применяла то же правило в своих отношениях со своим отцом, доверяя ему в принятии каждого решения относительно своей жизни. Теперь она расплачивается за это.

Тогда я придумал «теорию действия Бритни Спирс». Урок, который следует извлечь из ее провала, заключается в том, что в нашей политической жизни эпоха, когда мы могли доверять власть имущим, закончилась. Если мы не восстановим по-настоящему критическую дистанцию, а не просто циничное отношение к тем, кто находится у власти, с нами закончится все точно так же, как это случилось со Спирс. Кто-нибудь действительно полагает, что сегодня мы можем доверять нашим лидерам по поводу каждого решения, которое они принимают?

С некоторым опозданием я посмотрел японско-немецкий фильм «Идеальные дни». Кодзи Якушо играет Хираяму, уборщика туалетов из Токио, который доволен своей простой жизнью. С самого рассвета он следует ритуальному ежедневному ритму. Все его свободное время посвящено музыке, он слушает музыку по пути на работу и обратно и каждый вечер перед сном читает книгу. Он был бы идеальным слушателем Тейлор Свифт. Ее музыка идеально соответствует преобладающему ныне типу субъективности: она избегает как крайностей неоконсервативного популизма, так и суровой леволиберальной политкорректности, вместо этого ее интересует аполитичная сфера непростых любовных отношений и тому подобного, а также простых повседневных радостей. Вот почему ее антитрамповская позиция вызывает ярость и даже теории заговора. На выборах в США победит та партия, которая привлечет большинство аполитичной молодежи.

Сегодня нас засыпали новостями о том, как преступные группировки захватили общественную жизнь на Гаити. Однако упадок государственной власти не ограничивается странами третьего мира, такими как Гаити. Запад должен сосредоточиться на Израиле как на несостоявшемся государстве первого мира. Разобравшись с Газой израильтяне продолжают угрожать палестинцам Западного Берега. Они делают это, в то время как израильская армия и полиция бездействуют. Не является ли это очередным случаем откровенного нарушения закона незаконными бандами?

Недавно я как сумасшедший слушал подкасты о Тристан-да-Кунья, острове площадью 98 кв. км посреди Южной Атлантики. 10 октября 1961 года извержение вулкана вынудило эвакуировать всех живших там 264 человека в Великобританию. В 1963 году почти все они вернулись, преодолев искушения развитого капитализма. Остров имеет уникальную социальную и экономическую структуру, основанную на солидарности, а не конкуренции. Все местные семьи занимаются сельским хозяйством, и вся земля находится в общественной собственности… Короче говоря, это коммунистический остров. Тристан-да-Кунья должен служить образцом для всех нас в гораздо большей степени, чем Бутан с его нелепой «диктатурой счастья».

The Spectator


тэги
читайте также