27 мая, пятница

Макрон и Рикер

18 апреля 2022 / 12:20
журналист

Главное интеллектуальное влияние на раннем этапе карьеры на Макрона оказал Поль Рикер.

С этим французским философом он познакомился во время изучения философии в университете Нантера. Решение молодого студента поступить на эту специальность параллельно с учебой в Институте политических исследований было необычным для представителя французских элит, и прежде всего для того, кто готовился к сдаче вступительных экзаменов в ENA, которая готовит будущую административную элиту.

Макрон предпочитал проводить время в кафе и книжных магазинах левого берега Парижа, вокруг здания Института политических исследований на улице Сен-Гийом, сочетая их с поездками на явно негламурной пригородной железной дороге RER в Нантер. Железобетонный кампус рядом с железнодорожными путями в немодном районе к западу от Парижа, Нантер был местом рождения студенческого движения 1968 года, прежде чем оно распространилось на Сорбонну. Рикер был сотрудником философского факультета во время майского восстания, бесславно закончив его позже с мусорным ведром на голове. (Этот анекдот Макрон рассказывал своим озадаченным сторонникам на предвыборном митинге).

Пока марксизм и структурализм являлись определяющими течениями французской академической мысли на кафедрах социальных наук в университетских кампусах, Рикер выступал против философского догматизма, утверждая, что необходимо «предоставить равные права конкурирующим интерпретациям», и что философская мысль покоится на лишенном удобств рассмотрении этих интерпретаций. «Он является сторонником идеи «и того, и другого» и противником выбора «или-или». Поэтому он находит вдохновение не только у Канта и Гегеля, но и у Платона и Аристотеля, Августина и Бенедикта Спинозы, Карла Маркса и Фрейда», - пишет Бернард Даунхауэр, исследователь творчества Рикера. Короче говоря, во всех своих работах Рикер ищет «связки для совместного мышления двух антиномичных полюсов».

Это чистый Макрон. Синтаксис и подход президента к государственной политике, утверждает Франсуа Доссе, французский историк, можно проследить непосредственно от Рикера. Когда Макрон впервые встретился с французским философом, молодой студент увлекался политическими идеями Жан-Пьера Шевенемана, левого националиста, отколовшегося от Социалистической партии. Макрон решил написать магистерскую диссертацию на тему «Гегель и общественные интересы», а также диссертацию на тему «Политический факт и представление истории у Макиавелли» и посещал занятия, которые вел в Нантере философ-марксист Этьен Балибар.

Рикер, по словам Макрона, «перевоспитал меня». Социал-демократ, с мягкими вежливыми манерами и открыто исповедавший протестантизм, Рикер был связан с группой мыслителей, пытавшихся определить средний путь между либерализмом и марксизмом, и был близок к Мишелю Рокару, умеренному левоцентристскому социалисту, бывшему премьер-министру. Из философской мысли Рикера Макрон вынес убеждение, что общество должно работать совместно для достижения «общего блага», а также, что очень важно, веру в постоянную необходимость сталкивать идеи с реальностью и создавать постоянное напряжение между конкурирующими идеями. Возрастная разница между ними была 64 года, но между ними образовалась удивительная связь, и Рикер стал для молодого студента первым из многих наставников, которые были на десятилетия старше его самого.

По рекомендации Франсуа Доссе, у которого молодой студент учился в Институте политических исследований, Рикер поручил Макрону работу в качестве помощника редактора для своей книги «Память, история, забвение»[1]. Макрон потратил массу времени на работу на профессора. До его дома в Шатене-Малабри, южном пригороде Парижа, он добирался на поезде, где проверял ссылки и оставлял комментарии, предлагая свои мысли великому мастеру. Макрон был невероятно активным поставщиком нахальных советов. Некоторые из заметок, сделанных им на рукописи Рикера, найденные в архивах «Le Monde», поражают своей самоуверенностью, учитывая нежный возраст Макрона и его собственное признание, что он «совершенно некомпетентен», чтобы давать такие советы. «Определите более точно понятие хронософии», - гласит одна из заметок Макрона. «Переделайте», - гласит другая. «Сразу уточните, что речь идет о гипотезе».

Возможно, политика Рикера в действительности была более радикальной, чем политика Макрона, но именно он помог сформировать мышление молодого студента и, впоследствии, повлиять на его решение заняться политикой. Рикер, сказал Макрон «Le 1» в июле 2015 года, научил его тому, что «любой фрагмент, оказавшийся на повестке общественных дискуссий, может быть подвергнут критике», и что дисциплина политической философии предполагает постоянное переосмысление теории в свете опыта, вызывая необходимый интеллектуальный дискомфорт. Работа Рикёра, по словам Макрона, была «альтернативой для 1968 года»: отказ от догм и определенности, ответственность за столкновение идей с практикой и согласие с ситуацией интеллектуальной неуверенности, которую подобное подразумевает. Идеология, утверждал Макрон, это «работа по переводу» между философией и политикой: «она никогда не бывает совершенной», и всегда подлежит улучшению.

Рикер, который провел пять лет в нацистских лагерях заключения, а также сформировал у молодого Макрона представления об истории и памяти, учил его мыслить «в постоянном движении взад-вперед между теорией и реальностью.... Именно в этом постоянном, но продуктивном неравновесии можно строить мысль и осуществлять политические преобразования». Как бы он ни восхищался Рикёром, тем не менее, Макрон знал, что у него не хватит темперамента, чтобы остаться в академической среде. «Я не хотел прожить такую же жизнь, как он», - сказал Макрон. Университетской карьере «не хватало действия, участия в общественной жизни». Макрон знал, что у него не хватит терпения провести свою жизнь в качестве ученого, как Рикер, он хотел засучить рукава и делать дело. Именно Рикер, сказал он в интервью «Le 1», в конечном итоге «подтолкнул меня к политике, потому что сам он этого не сделал».

Макрон как политик продолжил дело Рикера как политического философа. Задолго до прихода в политику Макрон начал размышлять о природе политического действия под влиянием научных трудов Рикёра. «Современная политическая действительность требует постоянного обсуждения... что позволяет корректировать решения, переориентировать их, адаптировать к реальности», - утверждал Макрон в своей статье в 2012 году, еще будучи сотрудником банка Ротшильда.

Источник: Sophie Pedder. Revolution Française: Emmanuel Macron and the quest to reinvent a nation. Bloomsbury Continuum, 2018.

 

[1] Рикер П. Память, история, забвение. М.: Издательство гуманитарной литературы, 2004.


тэги
читайте также