19 июля, пятница

Латвийские страдания

20 августа 2015 / 11:43
обозреватель ТАСС

Не знаю, как вам, а мне немного жалко население Латвии, которое оказалось в заложниках у внешнеполитических амбиций собственных властей. Имею в виду членство в Европейском союзе и Североатлантическом альянсе.

И первое, и второе сейчас работают на то, чтобы жизнь жителей балтийской страны — и без того не самая легкая — становилась с каждым днем труднее и проблематичнее.

В нынешней международной ситуации для Латвии членство в ЕС означает, прежде всего, фактически обязательное присоединение к санкциям против России за некие ее прегрешения в отношении Украины. Как бы ни трактовали политики республики внутриукраинский кризис, а положение обязывает взять под козырек и одобрить антироссийские дискриминационные меры. Стало быть, Латвия — как член ЕС — стала один из объектов и ответного российского эмбарго (24 июня президент РФ подписал указ о продлении продовольственного эмбарго до 5 августа 2016 года включительно) по целому ряду позиций. А ведь РФ как была, так и остается традиционным и одним из главных торговых партнеров.

Вывод очевиден — плохо стало латвийским производителям, прежде всего молочной продукции. На днях председатель организации «Крестьянский сейм» Юрис Лаздиньш забил тревогу. По его подсчетам, латвийским производителям молока, пострадавшим от введенного РФ эмбарго, хватит выделенных правительством республики 7,6 млн евро на поддержку отрасли только на три-четыре месяца. Более того, указанная сумма не способна существенно улучшить ситуацию в отрасли. «В долгосрочной перспективе нам очень важно найти новые рынки сбыта своей продукции, поскольку мы понимаем, что очень быстро переориентироваться или на Азию, или на Западную Европу нельзя. Для этого необходим более длительный период времени, необходимо два-три года, чтобы мы нашли новые рынки», — сказал Лаздиньш. Однако до этого молочному скотоводству еще надо дожить и не разориться. А для этого, по словам эксперта, необходима финансовая помощь и со стороны ЕС в размере 20 млн евро. Правда, и такие финансовые вливания позволят продержаться на плаву всего 6 — 8 месяцев. Ведь, по данным министерства земледелия Латвии, молочные хозяйства уже потеряли из-за эмбарго 50 млн евро, а экспортеры сельскохозяйственных и продовольственных товаров — около 140 миллионов. И как признали в ведомстве, поскольку российские санкции продлены до 5 августа 2016 года, то «убытки вырастут еще больше». И это на фоне стабильного снижения закупочных цен на молоко — ведь возникло значительное превышение предложения над спросом.

Впрочем, Латвии еще повезло, что Россия, видимо, пожалев соседей, не стала включать в ограничительный список еще одну из главных статей латвийского экспорта — шпроты. Тем не менее, с поставками популярных у россиян рыбных консервов все равно возникли проблемы. По собственной же вине производителей. 4 июня выступил в силу запрет на импорт рыбной продукции из Латвии и Эстонии в связи с выявлением в ней Россельхознадзором системных нарушений, в частности недопустимый уровень содержания бензопирена. Следует отметить, что возникшая скорее техническая проблема решается усилиями обеих сторон. Тем более что опыт урегулирования в данной области уже есть — Роспотребнадзор уже не раз в прошлом закрывал российский рынок от латвийских шпрот из-за их ненадлежащего качества, но после устранения недостатков вновь его открывал.

С момента введения антироссийских санкций официальная Рига, обжегшись на молоке, дует на воду. То есть, теперь даже каждый легкий намек на какие-то негативные для Латвии решения восточного соседа вызывают у властей республики состояние чуть ли ни паники. Так, вице-мэр Риги и председатель правления Рижского свободного порта Андрис Америкс, ссылаясь на неофициальную информацию, заявил неделю назад в эфире Латвийского телевидения, что Россия может прекратить использование портовых структур для транзита угля. А ведь последний занимает около трети объема всех перерабатываемых в Рижском порту грузов, и, как констатировал Америкс, заменить такой объем грузов нечем. По его мрачной оценке, в случае подтверждения информации, «это окажет влияние на всю экономику Латвии», потенциальные убытки достигнут 130 — 140 млн евро в год. Не успокаивает Ригу, судя по всему, даже заверения РЖД о том, что «никаких ограничений для осуществления железнодорожных поставок грузов в Латвию в ОАО нет». Ведь министр транспорта Латвии Анрийс Матисс объявил, что намерен на следующей неделе в Москве встретиться с главой Минтранса России Максимом Соколовым и обсудить вопрос транзита российских грузов через республику. Может, он уже ознакомился с результатами исследования, проведенного аудиторской компанией EY по заказу Латвийских железных дорог, вывод которого гласит: полное прекращение железнодорожного транзита из России приведет к сокращению ВВП Латвии на 1,7 процента, безработица вырастет на 1,1 процента.

Что касается НАТО, то и здесь у Латвии есть причины для головной боли. Несмотря даже на недавнее заявление президента республики Раймондса Вейониса о том, что «в целом уровень внешней военной угрозы для страны низкий». Или откровение министра обороны Раймондса Бергманиса: «В последние годы Россия начала проводить внеплановые учения, но я не думаю, что нам нужно беспокоиться». Думается, что североатлантические стратеги уже пожурили обоих государственных мужей за высказывания, в корне отличающиеся от нынешних пропагандистских утверждений Брюсселя о крайне усилившейся угрозе агрессии России против соседних государств. Видимо, именно в рамках кампании подобных необоснованных обвинений Рига периодически и встревожено заявляет на весь мир о том, что у латвийских границ замечены то боевые корабли РФ, то российские военные самолеты, хотя они ни разу не нарушали границ.

Впрочем, главная проблема не в участии в усилиях по созданию для России образа еще более опасного врага. Скорее, с учетом слабости форпоста Североатлантического блока в военном отношении, следует обратить внимание на экономическую составляющую членства в НАТО. Как отмечал Бергманис, республика обязалась увеличить оборонный бюджет до 2 процентов от ВВП в 2018 году. В этом году показатель составляет 1 процент, или 256 млн евро. «При составлении госбюджета на будущий год мы просим дополнительно 68 млн, однако не известно, дадут ли нам эту сумму. Ситуация сложная», — признался министр обороны. Действительно деньги для республики, особенно с учетом тех же санкций и эмбарго, немалые. И лучше было бы их потратить на оказавшиеся в кризисе отрасли. Однако членство в НАТО обязывает.

Еще один аспект негативного влияния блокового статуса — присутствие на латвийской земле натовских военных структур, что, вполне понятно, вряд ли способствует улучшению и без того не самых радужных отношений с восточным соседом, с которым вообще-то лучше дружить, хотя бы из экономических интересов. Например, в июле приступило к работе подразделение по интеграции сил Североатлантического альянса, формируемое НАТО в Латвии, задача которого — координация развертывания сил блока в случае кризиса в Балтийском регионе. Латвийское минобороны начало официальные переговоры с США о размещении тяжелой военной техники на военной базе в Адажи. Ранее Пентагон объявил о планах дислоцировать в Болгарии, Эстонии, Литве, Латвии, Польше, Румынии и Германии 250 танков, самоходных гаубиц и боевых машин пехоты. Как заявлял госсекретарь минобороны Латвии Янис Сартс, тяжелую военную технику могут перебросить в страну уже в конце года. Кроме того, как сообщал командующий Национальными вооруженными силами республики Раймондс Граубе, Латвия приобретет у США системы ракет ПВО «Стингер». Опасные это «игры», не говоря уже о значительных финансовых затратах, да еще и в период кризиса.

Примечательно, что, несмотря на все проблемы, большинство жителей Латвии -73 процента — считают себя счастливыми. По крайне мере, так утверждается в результатах опроса общественного мнения, проведенного латвийским центром изучения общественного мнения SKDS в сотрудничестве с банком «Сведбанк». Какая-то уж очень розовая картинка получается. Ничего не утверждаю, но прекрасно известно, что в ходе подобных социологических исследований можно получить такой результат, который нужен — достаточно правильно выбрать пул респондентов. Ведь вряд ли испытывают счастье работники молочной и других отраслей латвийской экономики, попавших в прокрустово ложе эмбарго. Им бы спокойно заниматься своим делом, а не вынужденно участвовать в вашингтонско-брюссельских игрищах. Потому-то мне их немного жалко. Впрочем, такой путь экс-советская республика выбрала сама, сама и расплачивается.


тэги
читайте также