16 июня, воскресенье

Гвардия внутренних войск России

04 июня 2016 / 15:32
военный обозреватель ТАСС

Президент России Владимир Путин провел радикальную реформу правоохранительных органов страны. В состав МВД возвращены Федеральная миграционная служба (ФМС) и Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), получившие в полицейском ведомстве статус главкоматов.

В то же время внутренние войска МВД преобразованы в национальную гвардию, подчиняющуюся непосредственно главе государства, но при этом она останется в оперативном распоряжении министра внутренних дел и соответствующих руководителей регионов. Конечно же, при согласовании их задач с Главнокомандующим национальной гвардией, первым заместителем министра внутренних дел, которым стал генерал-полковник Виктор Золотов. Кроме того, в состав национальной гвардии передаются полицейский спецназ, ОМОН, вневедомственная охрана, подразделения МВД, осуществляющие контроль над оборотом оружия, и авиационные подразделения полиции вместе со всей их техникой.

Поговаривают, что национальная гвардия станет одной из мощнейших силовых структур страны, превышающей по численности даже вооруженные силы. Но это не так. Армия, флот и ВКС должны иметь численность в один миллион человек. На сегодняшний день они по открытым данным составляют примерно 920 тысяч. А национальная гвардия, если сложить численность внутренних войск — 170 тысяч, плюс СОБР — 5 200, плюс ОМОН — 40 000, отряды особого и специального назначения и быстрого реагирования «Зубр», «Рысь» и «Ястреб» — всего около 650 человек, не дотянут до своей численности и до четверти состава вооруженных сил. Тем не менее, представят собой очень мощную и внушительную силу, способную повысить уровень, как сказано в указе президента, «обеспечения государственной и общественной безопасности, защиты прав и свобод человека и гражданина». Считается также, что реформа правоохранительных органов повысит эффективность управления ими, сократит излишне раздутый кое-где чиновничий аппарат и заодно оптимизирует бюджет правоохранительной системы и избавит ее от дублирования функций.

Чем конкретно будет заниматься национальная гвардия? В этом довольно подробно сказано в президентском указе. Среди функций, которые на нее возложены, участие совместно с органами внутренних дел России (то есть с полицией) в охране общественного порядка (стадионы, митинги, демонстрации), обеспечении общественной безопасности (опять же на подобных мероприятиях и во время чрезвычайных ситуаций, техногенных катастроф и происшествий), режима чрезвычайного положения. Безусловно, никто не снимает с нацгвардии задачи, которую решали внутренние войска, — участие в борьбе с терроризмом и в обеспечении правового режима контртеррористической операции. Борьба с экстремизмом и участие в территориальной обороне страны. Охрана важных государственных объектов (оборонных предприятий, КБ и АЭС, гидроэлектростанций, плотин, железнодорожных мостов и магистралей стратегического значения), а также сопровождение и охрана специальных грузов, оказание содействия пограничным органам в охране государственной границы (очень важная функция, особенно сегодня, когда через нашу страну пытаются пройти в европейские страны беженцы из Ближнего и Среднего Востока, зачастую не имея на это никаких прав и документов). А еще осуществление государственного контроля над соблюдением законодательства в сфере оборота оружия и частной охранной деятельности, в том числе и во время осуществления вневедомственной охраны.

Как видим, никаких принципиально новых задач, по сравнению с тем, чем занимались раньше внутренние войска, СОБР, ОМОН и другие охранные подразделения, в указе не присутствуют. Просто они, как говорится, заточены под условия и обстановку сегодняшних дней, нацелены на большую эффективность и результативность этой работы, повышение квалификации людей, которые будут ею заниматься. Все специальные и воинские звания, которые имели офицеры и контактники, проходившие службу во внутренних войсках и в полиции, остаются за ними. Хотя, надо понимать, форма и знаки отличия у национальной гвардии изменятся. Не сразу, но, думается, обязательно. Она должна выглядеть по-новому, а гвардейцы должны вызывать уважение у людей не только своей выправкой, подтянутостью, дисциплинированностью, мужеством, но и всем внешним видом. Теперь они будут не просто солдаты правопорядка, а лицо государства — Национальная гвардия России. Должны соответствовать этому высокому званию.

Будем надеяться, что все эти полузамерзшие «заморыши» в солдатских шинелях или в не по размеру выгоревших и застиранных бушлатах, перетянутых ремнями, как снопы на неурожайном поле, которых нам не раз приходилось видеть на стадионах и митингах, отойдут в прошлое. И теперь там при большом скоплении людей гвардейцы, как и патрули в метро, будут выглядеть молодцевато и достойно, вызывать у людей, если не трепет, то уж точно уважение и спокойствие, как и положено настоящему воину, защитнику прав и свобод человека и гражданина.

В связи с этим возникает вопрос о соотношении в национальной гвардии солдат и сержантов срочной службы и контрактников. Внутренние войска стремились к уменьшению доли «срочников» и повышению количества профессионалов, пришедших на службу не на один год, а, как минимум, на три-пять лет. ОМОН, СОБР и другие подразделения быстрого реагирования и специального назначения уже и сегодня состоят только из контрактников. Надо полагать, такая тенденция сохранится и дальше. И в национальную гвардии будут тоже не только призывать всех тех, кого не взяли вооруженные силы, а отбирать. Лучших из лучших. С высоким уровнем физической и психологической подготовки и образования. В национальной гвардии, как в армии и на флоте, сегодня на вооружении стоят высокотехнологическая техника и вооружение, ими нужно уметь владеть на профессиональном уровне.

И еще один вопрос, на который должен быть получен ответ. Как будет соотноситься наша национальная гвардия с аналогичными формирования тех же Соединенных Штатов или европейских государств, где есть такие подразделения, с нашими союзниками по ОДКБ? Естественно, у наших гвардейцев есть серьезные отличия от американских. Там они служат в качестве организованного резерва вооруженных сил, подчиняются федеральному центру и властям штата, работая при этом на том или ином предприятии или фирме. На добровольной основе проходят в определенные дни регулярную подготовку и переподготовку в специальных центрах, получают за это дополнительный заработок, а, когда потребуется, становятся в строй и отправляются, предположим, на войну. Как это было во время первой и второй операции США в Персидском заливе против Ирака или участвуют в ликвидации чрезвычайных происшествий. К примеру, наводнения в Новом Орлеане.

У нас для предупреждения и ликвидации ЧП — землетрясений, разлива рек и других природных явлений есть части МЧС. В критических ситуациях им оказывали помощь и поддержку вооруженные силы и внутренние войска. Такая задача, как мы знаем, будет при необходимости возложена и на нацгвардию. Но будут ли для нее готовить резерв по американскому образцу? Думаю, пока, наверное, нет. Для этого, видимо, еще нет соответствующих финансово-экономических условий. Даже для армии и флота такой резерв пока остается хорошей идеей, но не регулярной и повседневной практикой. Хотя на большие оперативно-стратегические учения резервистов призывают. Но это, как правило, не те, кто регулярно проходит переподготовку в воинских частях и на базах ДОСААФ.

Впрочем, создание национальной гвардии еще должно пройти законодательное обеспечение. В ходе дискуссии о ней в Государственной думе, в Совете Федерации будут высказаны различные предложения и идеи, они пройдут обкатку в парламентских комитетах и министерских кабинетах, на круглых столах. Безусловно, все лучшее, что есть в мировой практике функционирования национальной гвардии, будет проанализировано и при необходимости использовано в своей работе. Опираясь на специфику, традиции и экономические возможности собственной страны. О результатах этих обсуждений мы обязательно узнаем. А пока есть указ президента и время для перевоплощения внутренних войск в национальную гвардию России. Она должна быть полностью сформирована до 1 января 2017 года.

Мнение автора статьи, военного обозревателя ТАСС Виктора Литовкина
не всегда совпадает с официальной позицией агентства ТАСС.


тэги
читайте также