20 октября, воскресенье

Гвардия Путина

04 июля 2016 / 11:31
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Директор Центра политического анализа Павел Данилин в колонке для noteru.com рассказывает о том, зачем России национальная гвардия.

Указ президента РФ Владимира Путина №157 от 5 апреля 2016-ого года о создании национальной гвардии вызвал много кривотолков. В частности, стали говорить, что, дескать, национальная гвардия предназначена для разгона митингов «несогласных». А также, что, мол, национальным гвардейцам разрешат без предупреждения открывать огонь по беременным и детям. Кто-то и вовсе называет их авансом карателями и призывает запретить создание так называемой личной гвардии президента. Странно, что до эскадронов смерти не додумались… Пошли также шуточки о том, что, мол, будут действовать гвардейцы Путина и мушкетеры Навального. Шутки шутками, но, те, кто повторяет этот нонсенс, забывают, что гвардейцы кардинала у Дюма и были теми самыми внутренними войсками, а мушкетеры короля — аналогом ФСО, из которой, к слову, кадрово вырос нынешний глава национальной гвардии.

Если же все-таки начинать разговор всерьез, то в создании нацгвардии есть несколько очевидных резонов, и их ни в коем случае нельзя отделять от принятого президентом решения о передаче МВД полномочий ФМС, а также штата и обязанностей ФСКН. Силовые подразделения переформировываются вокруг доверенных им полномочий и функционалу. То же самое было сделано в свое время в системе прокуратуры — отделение следствия от надзора и формирование независимых друг от друга структур. Так и здесь: идет выделение тех правоохранительных структур, которые имеют дело с расследованием и профилактикой преступлений, патрулированием и наблюдением за контингентом с одной стороны, и всеми оперативными действиями — с другой. Оперативные группы — это как раз и есть та база, на которой будет строиться национальная гвардия.

Но, безусловно, не только пресечение террористической деятельности, не только реагирование на совершенные преступления, но перед национальной гвардией стоит и более существенная задача. Речь идет о формировании системы контроля и подготовки активных и ответственных взрослых граждан, которые имели, или имеют дело с вооружением. По сути дела, впервые за 25 лет государство берет на себя обязательства по управлению и контролю над критической массой людей, обладающих оружием и способных его применить. Именно поэтому в ведение национальной гвардии согласно пункта 4а указа передаются службы, осуществляющие федеральный государственный контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации в сфере оборота оружия, ЧОПы и вневедомственная охрана. По определению ЧОПы, численность сотрудников которых, в соответствии с некоторыми оценками, доходит до одного миллиона человек, не могут оставаться без контроля со стороны государства. Властям и так более 10 лет пеняли, что эти структуры неподконтрольны, а иногда и бесконтрольны. Хуже того, порой ЧОПы контролируются преступными группировками. Иногда — олигархическими, или так называемыми общественными структурами, получающими гранты из-за рубежа. Эта неприемлемая ситуация давно требовала урегулирования.

Теперь решение принято, подготовка к нему, как мы знаем, шла более двух лет. И, безусловно, это решение, которое меняет политическую картину внутри силового блока, не могло оставить равнодушными тех, кто рассчитывал на собственные силовые или квазисиловые структуры как в вопросах сохранения и обеспечения своего бизнеса, так и в уверенности, что у представителей оппозиции есть собственный «силовой блок». Вспомним о Геннадии Гудкове и его личном бизнесе — крупном охранном предприятии. Как и о недавних откровениях о наличии производственных мощностей для вооружения и спецснаряжения, находящихся в ведении других групп несистемной оппозиции. Конечно же, никто не говорит о том, что именно этот фактор стал решающим при подписании указа №157 — о создании национальной гвардии. Но было бы странным не обратить на него внимания.

Наконец необходимо признать, что ни использование полиции, ни использование вооруженных сил для противодействия незаконным и неконституционным действиям по свержению режима или таковым попыткам не могут быть признаны эффективными. Мы наблюдали это в 1991-ом году, когда армия непонимающе наблюдала за беснующимися толпами около Белого дома. Её втянули тогда в противостояние, к которому она была совершенно не готова. Не имеет значения, кто был прав и кто виноват, но армия, наученная горьким опытом, получила надолго прививку к вовлечению ее во внутриполитические разборки.

Не менее неэффективными были действия милиции в 1993-ом году, когда судьбу государства решил чемодан с долларами, врученный, как говорят, нескольким капитанам, приведшим свои танки на Калининский мост. Интересно, что украинские события также дают нам основания полагать, что использование для защиты конституционного строя в экстренной ситуации сил штатного реагирования на обычные угрозы не срабатывает — так против «Беркута» выступили не только отморозки из нацистов, но и вполне профессионально подготовленные и «неизвестно откуда» появившиеся снайперы. В России есть лишь несколько профессиональных подразделений, способных противостоять подобным угрозам сегодня — когда политический кризис провоцируют и затем вмешиваются внешне «неизвестные акторы», обладающие и решимостью, и средствами для убийств и создания хаоса. Но такие структуры, как спецподразделения в рамках ФСБ, ГРУ, ФСО имеют четкую и однозначную направленность действий и круг полномочий. Предотвратить попытки спровоцировать цветную революцию, пресечь неконтролируемый хаос — это все находится вне их компетенций. Равно как и контроль над массами людей — в совокупности порядка трех миллионов человек, владеющих оружием и способных его применить. Для этого, очевидно, необходимо создание отдельной службы. Собственно национальная гвардия и является таким органом по пресечению серьезных преступлений, по борьбе с бандитизмом, по контролю над оборотом оружия, по недопущению претворения в жизнь революционных сценариев, сулящих катастрофу государству.

Отчасти в функции национальной гвардии попадает и патриотическое воспитание серьезных бородатых мужиков, которые любят «клеить танчики». С тем, чтобы массы гражданского общества были готовы выйти к инсургентам, революционерам и тем, кто готовит переворот. Чтобы эти «клеители танчиков» фактом своего существования поставили барьер на пути тех, кто желает незаконного свержения власти, или как-то иначе пытается нанести ущерб обществу. Речь, в частности, идет о проявлениях экстремизма, бандитизма и терроризма.

Конечно, можно брызгать слюной и в страхе мочиться по ночам, рассказывая байки, как гвардия Путина будет преследовать их лично. Но можно быть уверенным в том, что пока ты не стал врагом государству и нации — бояться национальной гвардии не стоит.

Ну, а с врагами речь короткая.

Источник


тэги
читайте также