22 февраля, суббота

Флаг США на Марсе

22 сентября 2016 / 12:37
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Чтобы русским оставаться равноправными на МКС, надо быть сильными перед американскими партнёрами.

Верно говорят: для американцев любой партнёрство — игра с нулевой суммой. То есть даже там, где им самим позарез необходимо сотрудничество, и там они будут любую слабину партнёра выбирать в свою пользу. Покамест не приобретут все выгоды, после чего с победоносной ухмылкой выбросят его вон.

Так было всегда. Так было с атомным проектом, где они выжали досуха друзей-англичан и закрыли перед ними двери. Так они обходятся сегодня с Европой. Так они пытаются вести себя в Сирии.

Но интересно, что и на Международной космической станции русским исследователям, оказывается, надо держать с ними ухо востро. И об этом говорили даже на заседании президиума Российской академии наук, где в среду заслушивалось сообщение «Программы научно-прикладных исследований на борту российского сегмента Международной космической станции». «Не знаю, что будет, когда американцы смогут сами выводить своих пилотов в космос, но на данный момент наши результаты посильнее, и мы помощнее. Пока мы сильные, нас слушают», — поделился автор сообщения, заместитель генерального конструктора ОАО «Ракетно-космическая корпорация „Энергия“ имени С. П. Королева» и член-корреспондент РАН Владимир Соловьёв.

При этом характерно, что он не был одинок в своём мнении. Мысль о том, что американские партнёры хороши и лояльны, а сотрудничество с ними взаимовыгодно до тех пор, пока мы сильны, звучала рефреном и в выступлениях причастных к космонавтике учёных во время обсуждения доклада. В принципе, можно было понять из контекста, американцы уже довольно хорошо освоили методики и технологии для длительного пребывания людей в невесомости. Год срока им уже под силу. Под силу им стало делать приемлемые — об этом не говорилось на президиуме РАН, но все причастные это знают — сантехнические устройства для космонавтов, а не такие, после использования которых шарики мочи плавали в воздухе. Этими секретами тоже поделились русские.

Не под силу им пока сделать хорошую ракету-носитель, чтобы доставлять своих космонавтов на станцию. Из-за этого уже несколько раз переносилось волнующее событие, когда американцы смогут отказаться от российских услуг по перевозке. Намечалось на 16-й год, потом на 17-й, теперь вроде бы зашли разговоры про 2018 год.

Кстати, и по поводу самой МКС сроки её функционирования передвигаются всё дальше влево. Как отметил Владимир Соловьёв, сам в прошлом один из выдающихся русских космонавтов, налетавший за две экспедиции без трёх дней год на околоземной орбите, «запланирован полёт (станции) до 2024 года, а на нескольких советах по инициативе американцев говорили уже о 2028-м».

Опять же, и это можно понять: сердце МКС составляют российские модули. В частности, «Заря», вокруг которого и собиралась в дальнейшем вся станция. Между прочим, «Заря» — тоже пример классического американского подхода к сотрудничеству: несмотря на то, что блок сделан с использованием материалов и комплектующих российского производства и на базе тяжёлой многоцелевой платформы, успешно прошедшей испытания в составе орбитальных станций «Салют-6», «Салют-7» и «Мир» (то есть воплотил в себе весь бесценный опыт строительства советских орбитальных станций), он считается… собственностью США! По той лишь причине, что из примерно 400 миллионов долларов его стоимости, они вложили 250 миллионов — немногим больше половины!

Если же учесть, что «Заря» оснащена 24 средними и 12 малыми двигателями для корректировки пространственного положения, а также двумя крупными двигателями для орбитальных манёвров, а американцы оснастили МКС только соединительным модулем «Юнити» и лабораторным «Дестини», — то ясно станет и неспециалисту, что сами они новую станцию создать смогут лет через десять. Если вообще.

Россия же — сможет. Ей мешает, как обычно, только отсутствие денег. Вот он и получается — типичный конфликт из классической литературы: богатый, но бессильный капиталист и всё умеющий, но бедный гений. Который вынужден для осуществления своих задумок брать деньги у тупого Скруджа, а расплачиваться за это добытыми знаниями и технологиями.

Это, кстати, далеко не художественный конфликт на сегодняшней МКС. Очень большие трудности, как признались российские исследователи, представляет собой разделение плодов совместной интеллектуальной деятельности. Когда идут свои, национальные эксперименты на территории национального сегмента станции — куда ни шло, там всё более или менее ясно. А что делать, как делить приоритеты, результаты, когда, к примеру, идея и материалы исследований российские, эксперимент проводят европейцы, но производится он в американском сегменте? Существует, конечно, координационный совет, но надо ли объяснять, кто с каких позиций там выступает и кто пытается доминировать?

Между тем, над МКС нависла одна важная проблема, которую неизвестно, как можно разрешить. Станция — это прежде всего выработка и потребление энергии. Это такая немаленькая электроцентраль на орбите, генерирующая 110 киловатт электроэнергии. Но она же — и потребитель всей этой энергии. А энергия — это тепло. Которое надо как-то отводить. И вот, по свидетельству специалистов, сейчас радиаторы по сбросу тепла на МКС достигают площади солнечных батарей. А дальше энергетики будет потребляться больше. Что делать с теплоотводом, непонятно. Но по прежнему опыту эту проблему разрешать будут опять-таки русские…

А вообще так вроде незаметно вышло, а если сейчас МКС положить на Красную площадь, то она займёт как бы не больше половины… Жилой объём — более 99 кубометров.

Экспериментов на ней российскими космонавтами по заказу учёных было проведено немало. Стратегические направления их определяет совет по космосу РАН. Основное направление — человек в космосе и космическая биология. «Очень глубоко исследуются факторы при длительном космическом полёте», — отметил Владимир Соловьёв.

А это снова — перспектива. Точнее — перспектива пилотируемого полёта на Марс. По нынешним представлениям, это — от полутора до двух лет. В невесомости — раз. В условиях космической радиации — два. Без возможного спасения и эвакуации при ЧП — три. Психологическая совместимость или поздно обнаруженное отсутствие таковой — четыре.

У кого приоритет в положительных результатах исследований по этим темам? У России, вестимо. Нащупали даже, кажется, способ минимизировать последствия обстрела в полёте тяжёлыми частицами, хотя это направление и надо ещё довести до конца. У кого слава скандалистов? У англосаксов. То дама, красивая как грех Иуды, обвинит русских коллег в приставаниях к ней. То отлетавший своё на «Мире» американец начнёт публично вспоминать, как было трудно и какая «убитая» русская станция. То политики воспользуются явным инсайдом, чтобы пройтись по недостаткам «русской работы».

Ну и, как вишенка на торт, обвинения в сексизме и дискриминации женщин, когда наши учёные из Института медико-биологических проблем, исходя из тяжёлого опыта, не стали включать в состав участников эксперимента «Марс-500» представительниц слабого пола. Наученные, кстати, одной канадкой, с чего-то решившей поиграть в защиту от «сексуального харрасмента».

Вопрос: нужны такого рода люди в двухлетнем полёте на Марс, если его, как много говорится, сделают интернациональным? Чтобы мы обеспечили сохранение здоровья, медицину, защиту от радиации, еду — а именно в русском сегменте МКС в ходе экспериментов была отработана возможность выращивания в условиях космоса высших растений, что, по словам Соловьёва, «позволяет с надеждой смотреть на получение космических продуктов в ходе длительных полётов». Чтобы мы, возможно, обеспечили саму возможность полёта — на подходе у России ядерная двигательная космическая установка.

А они нас за это обвинили в домогательствах к женщинам, в неумении правильно управлять кораблём, не выпив бутылки водки, а позже снисходительно изобразили в своём кино русского космонавта Андропова в ушанке и с разводным ключом на плече телогрейки? Нам нужно такое счастье?

Может быть, лучше действительно оставаться сильными? Причём по-настоящему. Чтобы не получилось так, что прилетевший на русском корабле на Марс, использовавший русские наработки в полёте, защищённый русской бронёю от радиации международный экипаж не воздвиг на Марсе флага Соединённых Штатов Америки…


тэги
читайте также