29 марта, воскресенье

Европа перед выбором: обе альтернативы хуже

17 июня 2014 / 13:56
кандидат политических наук, политолог

Европейцы продолжат поиск либо альтернативных источников импорта газа, либо альтернативных маршрутов его доставки. Но и в том и другом случаях имеются труднопреодолимые препятствия.

Итак, Украина переведена на режим предоплаты за потребленный российский газ. Можно долго рассуждать о том, что нынешние киевские власти ведут себя как временщики, имея в виду отсутствие реальных, а не выдуманных возможностей компенсировать газовые поставки из России, также как и надежд на европейскую поддержку в этом вопросе. Не поможет Киеву и Стокгольмский арбитражный суд, где российская сторона изначально будет выступать с юридически более сильных позиций.

Дальнейшее развитие событий не сложно предположить. Некоторое время украинская сторона будет пользоваться газом, закаченным в собственные подземные хранилища, и не станет трогать газ, предназначенный для Европы. По украинским расчетам его должно хватить до зимы, по другим оценкам, проблемы могут начаться уже с сентября. Одновременно, из Европы, уже наученной в 2009 году опытом несанкционированной выборки (или просто воровством) Украиной газа, все чаще будут звучать слова обеспокоенности о полноте объемов газовых поставок из России. И вновь, как уже это было пять лет назад, российский источник импорта газа окажется для европейцев проблематичным. Другими словами можно уже сейчас констатировать: российско-европейское партнерство в газовой сфере дало широкую трещину. И именно газ остается фундаментом для двустороннего сотрудничества.

Бизнес есть бизнес. Неважно, по какой причине затруднены газовые поставки из России в Европу. Определяющее значение имеет то, что они затруднены.

Европейцы продолжат поиск либо альтернативных источников импорта газа, либо альтернативных маршрутов его доставки. Но и в том и другом случаях имеются труднопреодолимые препятствия.

Как таковых дополнительных свободных источников импорта газа в Европу в мире нет. Ближневосточный газ либо законтрактован на многие годы вперед, либо его поставки не менее проблематичны, чем российские по украинскому маршруту, либо и то и другое. Обещания американцев залить Европу своим газом — не более чем обещания. Это объяснили даже самым проамерикански настроенным политикам в Европе. Для этого не существует необходимой логистической инфраструктуры: портов, терминалов, специализированных судов-газовозов. Все это требует огромных финансовых вложений, которых у Европы просто нет. Проблема здесь даже не в том, что обращение за помощью к США будет означать потерю остатков европейского суверенитета. Для создания всей этой инфраструктуры потребуется несколько лет, а газ нужен уже в ближайший осенне-зимний сезон.

Что касается альтернативных украинскому маршрутов поставок российского газа в Европу, то даже если опустить задачу снижения пресловутой газовой зависимости от большого восточного соседа, то здесь также имеется проблема дефицита транзитных мощностей.

Под этими альтернативными маршрутами, как известно, понимаются газопроводы «Северный поток» и «Южный поток». Первый из них остается маломощным и до сих пор не вышел на полные объемы перекачки. Кстати, он ориентирован на Германию, где вовремя подсуетились. Второй, «Южный поток», требует кардинальной модернизации с обновлением всей инфраструктуры и увеличением перекачивающих мощностей. Этому под давлением из США препятствуют некоторые европейские чиновники. Свидетельством тому может заявление правительства Болгарии о приостановке строительства трубопровода через свою территорию. Это не первый и, видимо, не последний прецедент политики вытеснения России из европейского газового рынка. Но в контексте происходящих событий на Украине интерес Европы к «потокам» вновь будет реанимирован, как это уже было в 2009 году. У той же Болгарии особый интерес к «Южному потоку»: у нее нет собственных газовых хранилищ и потому она особенно остро заинтересована в прохождении трубопровода через свою территорию. Но главное — реализация этих альтернативных маршрутов (модернизация, наращивание мощности перекачки, строительство дополнительных веток) даже при полной лояльности Еврокомиссии требует дополнительного времени, которого у европейцев нет.

Другими словами энергобезопасность Европы сейчас является заложником шантажа Украины в газовой сфере.

С политической точки зрения это крайне некомфортная для них ситуация, имея в виду, что именно Европа изначально являлась главным спонсором киевского майдана. В условиях, когда российская сторона, фактически, самоустранилась от переговоров с Украиной до того момента, пока не будут погашены газовые долги, европейцам в двустороннем формате придется искать подходы, по ходу меняя риторику. А у Киева найдется немало условий, которые он мог бы выдвинуть европейцам взамен на погашение долгов и возобновление бесперебойного транзита российского газа в Европу. К ним можно отнести дополнительные кредиты, особые преференции для экспорта украинских товаров на европейские рынки, членство в ЕС и НАТО и даже военную поддержку в борьбе с сепаратизмом. С учетом того положения, в котором находится сейчас правительство Арсения Яценюка, ничему удивляться не приходится.

Сейчас сложно сказать, на что могут согласиться в Европе, которая очевидно старается избежать глубокого погружения в украинскую проблематику. Однозначно можно говорить лишь о том, что европейцы не готовы к такому развитию событий, когда они вновь оказались в условиях прямого газового шантажа со стороны Украины, способного подорвать российско-европейское газовое партнерство.

Перед Европой сейчас выбор между двумя стратегическими альтернативами и он крайне неоднозначен. Обе несут системные риски, не решая ситуативных проблем надежности газовых поставок.

Первая из них означает разрыв тесного газового партнерства с Россией в надежде на то, что призрачные американские обещания компенсировать дефицит газа в Европе будут все-таки реализованы в некоем неопределенном будущем. В этом случае Европа, получив масштабные американские кредиты, займется созданием транзитной логистики для газовых поставок из США, но в конечном итоге окажется в тяжелой долговой зависимости от Вашингтона. При этом дефицит газа ляжет тяжким бременем на европейскую экономику, сделав ее неконкурентоспособной по отношению к американской. В сочетании с продвигаемым США договором о торговле с ЕС и образованием Североатлантического альянса в торгово-экономической сфере, долговая зависимость от американцев способна безвозвратно уничтожить любые возможности для восстановления европейского экономического роста. Европа может потерять даже собственные рынки.

Вторая стратегическая альтернатива предполагает сохранение ориентации Европы на газовые поставки из России и наращивание их за счет новых газотранспортных проектов, таких как «Северный» и «Южный» потоки. Она выглядит вполне логичной в контексте налаженного партнерства России и шантажа украинской стороны. Но эта альтернатива требует отбросить стереотипы, на что трудно решиться любому из европейских лидеров. Это будет означать возникновение прямой конфронтации с США, у которых немало способов и инструментов воздействия на позицию Европы. Это не менее значимый системный риск, чем долговая зависимость от США и отсутствие перспектив восстановления экономики Европы.

Выбор для Европы тяжел. Каков он будет, станет ясным в зависимости от того, как поведут себя европейские лидеры в решении в целом частного вопроса обеспечения транзита российского газа через территорию Украины. В определенном смысле украинская проблематика — это сейчас хороший индикатор способности Европы к смене стратегических ориентиров. Качество европейских лидеров этому явно не способствует. Надежда остается лишь на их прагматизм.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также