16 октября, среда

Европа как символ дезинтеграции

16 сентября 2014 / 13:32
эксперт в области брендинга и визуальных коммуникаций, кандидат искусствоведения

Сепаратистские настроения населения Европы приобретают вполне реальные и осознанные очертания.

Европу лихорадит от очередной волны регионального сепаратизма. Главными точками этого процесса сегодня являются Шотландия, референдум об отделении которой от Великобритании ожидается 18 сентября этого года, и Каталония, которая хочет провести свой референдум об отделении от Испании. Сепаратистские настроения населения Европы приобретают вполне реальные и осознанные очертания, тем более что и другие европейские территории внимательно наблюдают за происходящим.

Подобные примеры являются отражением реального самосознания, системы ценностей и цивилизационного кода западного общества.

Даже в XXI веке Европа (и глобальный Запад как таковой) культурно и ментально продолжает оставаться внутренне атомизированной.

Единая валюта или открытые границы принципиально не преодолели и не смогли решить эти противоречия. Собственно, как показывает история многих стран, экономика никогда и не была решающим и реальным аргументом против раскола.

И в этом отношении те дезинтеграционные процессы и коммуникативно-гуманитарные технологии которые Запад запускает в мире (развал СССР, расчленение Югославии, деструктивная деятельность на Украине, приведшая к фактическому распаду страны и т. д.) являются продолжением и развитием модели западного мироустройства. Сегодня США, если гипотетически возникнут такие условия, не смогут интегрировать даже Канаду, не говоря уже об интеграционных процессах мирового масштаба. В Европе дела обстоят еще хуже; Запад превратился в символ интервенции, разрушения, хаоса.

Конечно, процессы дезинтеграции в самом западном обществе умело скрыты и происходят пока достаточно мирно. Европа остается связана между собой экономически, но граждане стран Евросоюза отождествляют себя со своими странами (Францией, Германией, Италии) или регионами (той же Шотландией и Каталонией), а не с единой Европой. Экономическая и политическая структура Евросоюза не обеспечивают внутреннее единство западного общества.

Ошибочно полагать, что процесс европейской дезинтеграции не имеет концептуального обеспечения, выходящего далеко за рамки узких региональных интересов мечтающих об отделений территорий. «Запасной» вариант, который может быстро заменить глобализацию существует в виде концепции глокализации, — глобальной локализации, которая культурно и экономически маскирует процессы всеобщего обособления.

Текущая маргинальность данной идеи не должна вводить в заблуждение.

Концепцию глокализации не случайно разделяют и пропагандируют как российские креативные «сепаратисты» и регионалисты. Все они, напомним, ставят своей целью распад России на множество обязательно маленьких этнокультурных резерваций.

На этом фоне интеграционные проекты России, например на Евразийском направлении, которые носят даже не идеологический, а сугубо прагматический и экономический характер вызывают цивилизационную зависть Запада. Потому что в отличие от ЕС является целостным гуманитарным проектом.

У России построение единого социокультурного и политического пространства, в конечном счете единой страны, получалось на самых разных исторических этапах, а у Запада — нет. Не получается и сегодня, даже когда единая экономика стала реальностью, а культурные и идеологические противоречия формально сведены к минимуму.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также