19 сентября, среда

Электоральный хакинг-2018: из аналитического отчета

07 ноября 2018 / 09:13
Политический публицист

Российская президентская кампания 2018 года проходила в условиях всестороннего обсуждения проблемы международного вмешательства в национальные избирательные системы.

Уже больше полутора лет идут острые дискуссии о возможном российском вмешательстве в президентские выборы в США 2016 года.

В феврале 2018 года они приобрели официальную юридическую форму – ряд граждан Российской Федерации были обвинены в совершении уголовных преступлений на территории США, а именно в участии в информационной кампании и агитации в социальных сетях с целью дискредитировать одного из кандидатов в президенты, усилить поддержку его политических оппонентов, снизить явку на выборы отдельных групп избирателей при одновременном содействии в мобилизации сторонников другого кандидата в ключевых штатах. Опубликованное обвинительное заключение, с одной стороны, обессмыслило конспирологические версии о том, что международное вмешательство является выдумкой спецслужб или средств массовой информации, с другой – способствовало закреплению в общественном создании образа всесильных хакеров, способных «взломать» практически любые выборы.

Хакинг – это несанкционированное проникновение в информационные (компьютерные) системы, кража информации. Активная, наступательная линия поведения в сетевом пространстве.

Одновременно с этим на протяжении последнего года в отечественном политическом и медийном дискурсе сформировался очевидный тренд, направленный на выявление обстоятельств международного вмешательства в российскую национальную избирательную систему. Примером поддержания данного тренда стоит считать Ежегодный доклад Временной комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела Российской Федерации, утверждённый на расширенном заседании комиссии 5 марта 2018 года.

Рассматриваемые процессы разворачиваются на фоне многочисленных расследований и утечек, выявляющих уязвимости глобальных социальных сетей, которыми пользуются субъекты политики для достижения целей влияния на электоральные процессы.

Мартовское расследование в отношении консалтинговой компании Cambridge Analytica представляет собой один из примеров, иллюстрирующих возможности использования информации, получаемой из профилей пользователей социальных сетей, с целью таргетирования политической рекламы и последующего оказания влияния на ход избирательных кампаний.

Таким образом, электоральный хакинг находится в тёмно-серой области спектра политический действий и его последствия часто позиционируются как внешнее вмешательство в электоральные процессы.

Категория «электоральный хакинг» объединяет совокупность разных проявлений принципиально новых феноменов – от несанкционированного проникновения в информационные (компьютерные) системы избирательных штабов кандидатов до фальсификации итогов выборов посредством, например, дистанционного (беспроводного) управления системами подсчёта голосов, от формирования искусственного общественного мнения до повышения уязвимости сложных информационных и инженерно-технических систем.

Общим контекстом обсуждения проблематики электорального хакинга на выборах Президента России является процесс дигитализации отдельных компонентов электоральных процессов. К этому относятся и ведение электронного реестра избирателей, и внедрение системы голосования, построенной на использовании идентификации избирателей через цифровые подписи, и применение технологий блокчейна при подсчёте голосов и передаче результатов голосования в общенациональную автоматизированную систему.

Очевидно, что в ходе президентской кампании 2018 года практики дигитализации электоральных процессов были связаны прежде всего с использованием нового порядка голосования по месту нахождения избирателей. Как известно, он был введён ради того, чтобы дать возможность реализовать избирательные права тем, кто фактически проживает не по месту регистрации. Заявления на голосование по месту нахождения подали примерно 5.7 млн. человек.

Подавляющее большинство данных заявлений были поданы через справочно-информационный Интернет-портал государственных услуг Российской Федерации (портал «Госуслуги»), созданный в ходе реализации мероприятий программы «Электронная Россия» по формированию инфраструктуры электронного правительства. Государственная услуга по откреплению и прикреплению на разных избирательных участках в электронном виде оказалась весьма востребованной.

При этом очевидно, что использование сервиса авторизации «Личный кабинет» на портале «Госуслуги» уже сейчас позволяет полностью отказаться от архаичной «бумажной» составляющей столь значимого электорального мероприятия, как сбор подписей в поддержку выдвижения кандидатов (по 2.500 в каждом регионе для кандидатов, выдвинувшихся от политических партий, и по 7.500 для самовыдвиженцев).

Дело в том, что

Необходимо отметить, что ответ на первоначально воспринимаемый теоретическим вопрос «Является ли электоральное хакерство привлекательным?» скорее отрицательный. Но важно понимать, что он может измениться при добавлении уточнения о том, что в результате, например, будет установлена фальшивость политически значимых новостей, генерируемых традиционными средствами массовой информации, либо выявлена государственная или корпоративная афёра, либо разоблачена неискренность политика – кандидата на выборную должность.

Парадоксальность складывающейся ситуации заключается в том, что сами добавляемые уточнения всегда выступают социально конструируемыми. Они конструируются традиционными средствами массовой информации, государственными или корпоративными институциями, политиками – лидерами общественного мнения. Происходит секьюритизация электорального хакерства, оно оформляется в категориях информационно-коммуникационной опасности. Восприятие хакерства как угрозы легитимирует необходимость его контроля и регулирования.

Поэтому неудивительно, что в ходе президентской кампании 2018 года неоднократно появлялись информационные сообщения о широком спектре инцидентов, имеющих отношение к попыткам несанкционированного проникновения в информационные (компьютерные) системы Центральной избирательной комиссии России и федеральных избирательных штабов кандидатов. При этом не было ни одного сообщения о краже социально и политически чувствительной информации.

Попытки проникновения в информационные (компьютерные) системы избирательных штабов кандидатов фактически являлись DDoS-атаками, приводившими к тому, что добросовестные пользователи систем в течение определённого времени не могли получить доступ к предоставляемым сервисам и ресурсам, либо этот доступ был затруднён.

На основе исследования данных СМИ, а также полученной от участников и организаторов выборов, от общественных наблюдателей и избирателей, сообщавших сведения о ходе президентской кампании, можно сделать вывод, что единичными были случаи:

- взлома аккаунтов доверенных лиц кандидатов и руководителей региональных избирательных штабов,

- появления фейковых новостей, которые попадали в повестку общенациональных и международных средств массовой информации (здесь прежде всего стоит выделить сообщения о наличии у П. Грудинина активов, которые не были установлены надзорными органами, о характере встреч К. Собчак во время её поездок в Великобританию и США);

не были зафиксированы случаи:

- создания фейковых сайтов и профилей региональных избирательных штабов, доверенных лиц кандидатов и руководителей региональных избирательных штабов,

- размещения в Интернете персональных данных сотрудников региональных избирательных штабов, сторонников и волонтёров,

- киберсталкинга и порномести (т.е. публикации материалов сексуального/эротического характера без согласия человека, который на них изображён) в отношении сотрудников региональных избирательных штабов, сторонников и волонтёров,

- обнародования украденной информации (почтовой переписки, скринов с экранов компьютеров и смартфонов).

При этом было значительное количество сообщений о выкупе ранее организованных тематических групп (пабликов) в социальной сети «ВКонтакте» с целью распространения политической информации.

В целом сложилась ситуация, когда часть политической агитации была переведена в социальные сети, но за пределы официальных страниц кандидатов и групп поддержки. Если предположить, что массовый выкуп тематических групп (пабликов) в социальных сетях был оплачен криптовалютой (в противном случае это было бы отражено в финансовых отчётах кандидатов), то стоит признать, что в ходе президентской кампании 2018 года обнаруживаются признаки переформатирования всей системы финансирования избирательных кампаний. Перечисление средств от индивидуальных и корпоративных спонсоров происходит посредством виртуальных денег, приток которых является следствием усилий по хикингу виртуальных денег. Этот вывод подтверждается и тем, как в 2017 г. был организован сбор средств на кампанию по выдвижению Алексея Навального в президенты.

Стоит полагать, что таким же образом осуществлялось финансирование продвижения политического контента в ряде телеграм-каналов, широкое использование потенциала которых стало отличительной особенностью кампании.


тэги
читайте также