29 января, среда

Эффективнее ли теневая политика?

28 мая 2015 / 11:26
Политический публицист

Спустя два года после начала противостояния команды карельского губернатора значительной части республиканской элиты можно констатировать, что главная цель — отстранение от процессов принятия политических решений самостоятельных представителей регионального политического класса — не достигнута.

«Ну, победит он этих двух-трёх людей, которые с ним не считались и никогда считаться не будут, а дальше-то что?», — столичный коллега недоумевает. — «Им же на смену придут другие. Более осторожные и более злые». И ещё: «Он, может, и догадывается, что лично за него и за „Едро“ большинство точно не проголосует. Но уж никак не представляет, кого большинство поддержит».

Реальное политическое действо в Карелии по-прежнему происходит в режиме подковёрной схватки. Хотя, конечно, медиатизация способствует перемещению этих противоборств на площадки публичной политики. Есть и очевидная логика событий и дат, которые определяют волнообразное повышение информационного градуса вокруг центральной темы. Последний раз заискрило после объявления решения Петрозаводского горсуда о заочном аресте предпринимателя Василия Попова, в настоящее время пребывающего в соседней Финляндии. — Российская Федерация реально обратится в Европол и Интерпол с просьбой о его аресте? Будет просить Финляндию об экстрадиции? Предоставит финляндскому правосудию материалы предварительного следствия по эпизодам с мошенничеством по сделкам, которых Попов даже не заключал?

Действительных признаков интриги вокруг судьбы губернаторской команды сейчас более чем достаточно. Вполне вероятно, что ставки подняты необычайно высоко. Глава Карелии готов покинуть пост, с ним отбудут и два десятка временно откомандированных. Но всё ради чего? Только во имя символической победы над теми, кто поддержал избрание Галины Ширшиной петрозаводским мэром? Большинству политнаблюдателей гадать осталось недолго, хотя ещё немного подождать придётся.

Кстати, вспоминается, как в 2002 году тогдашнему губернатору оппонировал Артур Мяки, входивший в федеральное руководство партии «Союз правых сил». Кому-то и тогда казалось, что политическая борьба обострена до предела, что ещё чуть-чуть и как бабахнет… Вся эта история лишний раз напоминает о том, что представляет собой политика и какая концепция осмысления и понимания этой самой политики является доминирующей. Есть, конечно, в региональном политическом процессе публичная составляющая: партии с регулярными выборами, вполне себе активная дискуссия о демократии, институтах и много ещё о чём. В последнее время довольно существенны и не лишены практического смысла диалоги о долгосрочной инвестиционной стратегии развития региона, о перепозиционировании моногородов и о технологической модернизации.

Однако основной реальностью карельской политики всё же остаётся классическая схватка «под ковром» и периодически доносящиеся из-под этого самого ковра весьма противоречивые и искажённые сигналы, отражающие всю напряженность внутривидовой политической борьбы совсем других «партий».

Вплоть до того, что большинство граждан порой даже не понимает, являются ли, к примеру, споры о некой «либерализации» или, напротив, о «консолидации» действительным желанием обновить и изменить политику по тем или иным направлениям, или же это инструмент, с помощью которого кто-то кого-то пытается переиграть на аппаратном поле здесь и сейчас? Причём переиграть по вопросам, которые «с точки зрения мировой революции» могут быть ужасно локальными, и об этом нам сообщит будущий вердикт финляндского суда об отказе в экстрадиции В. Попова?

Естественно, всё это не значит, что не нужно заниматься тем, чтобы различные политические реальности сближались друг с другом, чтобы схватки хотя бы перемещались из-под ковров властных коридоров «на ковёр» институциональной политики, внутрипартийных, парламентских и других публичных процедур. Однако в том-то и вопрос: станет ли республиканский политический класс заниматься принципиальными институциональными новациями и процедурным развитием политической системы, или же и власть, и оппозиция будут исходить из того, что развивать какие-то институты и процедуры бессмысленно, поскольку теневая политика эффективнее?


тэги
читайте также