21 октября, понедельник

«Единой России» светят 50%, только если арестуют Чубайса

08 февраля 2016 / 18:50
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Директор Центра политического анализа Павел Данилин о политических ошибках социального блока правительства.

Признаюсь, что эта фраза, вынесенная мной в заголовок, написана исключительно ради привлечения вашего внимания. Равно как для привлечения внимания я ее произнес сегодня на конференции в РИА «Россия сегодня» на тему «Выборы-2016. Усиление социальной риторики: риски или окно возможностей?»

Между тем, вопросы, поставленные ведущим в ходе дискуссии, по значимости многократно превосходят обсуждение судьбы всероссийского аллергена. И я позволю себе подробно остановиться на ряде аспектов нынешней политической ситуации.

Итак, в правительстве России насчитывается восемь заместителей премьер-министра. Одна из них — Ольга Голодец, курирует социальную сферу. В ее прямом подчинении находится министр труда и социальной защиты Максим Топилин, а также министерства образования и здравоохранения. Вряд ли у общества в последние годы есть больше претензий к какому-то иному направлению деятельности российских властей, чем к социальному развитию. Порой создается впечатление, что министерства эти, впитав в себя «лучшие» образчики начала 90-х годов, занимаются управлением вверенными им направлениями так, будто это — частный бизнес, корпорация или предприятие, где главное — эффективность, а не социальная целесообразность.

Сегодня тот же Максим Топилин, выступая в Общественной палате заявил, что о пенсиях «никакой дискуссии нет», и никакой реформы пенсионного обеспечения не планируется. Разве что, оговорился он, идет разговор о накопительной части пенсии. Оставлю в стороне оговорку, которая касается 20 миллионов человек, имеющих накопительные пенсии, которые, похоже, по мнению чиновников, должны попросту сгореть. Но напомню, что именно Топилин ввел в моду для официальных лиц обсуждение вопроса о повышении пенсионного возраста. Именно он 18 февраля текущего года после завседания в Белом доме заявил, что повышение пенсионного возраста — дискутируемый вопрос. То есть, вопрос, который стоит на повестке дня.

Сложно сказать, задали ли Топилин тон дискуссии, но за последний год мы услышали столько ереси и людоедства, исходящего из уст интеллектуальной обслуги социального и экономического блока правительства, что уже не удивляемся, когда тот же Финансовый университет при российском кабмине заявляет, что страну спасет только гиперинфляция в стиле 1992 года. Мол, именно она выведет Россию на рост ВВП всего за полтора года.

Я историк, и я хорошо помню, что ВВП страны после начала губительных либеральных реформ начал стремительно падать с 8 050 долларов на душу населения в 1990 году до 5 400 долларов в 1998 году. И только когда от власти отстранили либеральных безумцев, он начал расти. Рост до уровня 1990 года занял, кстати, 4 года — лишь в 2002 мы преодолели ту пропасть, в которую затянули нас либеральные экономисты.

Впрочем, быть может, финансистов из университета волновал не рост ВВП, а темпы развития промышленного производства? Так и тут приходится огорчить. Падение промпроизводства по отношению к 1990 году составило в 1996 году 50%, а в 1998 году еще углубилось. По целому ряду параметров мы догоняем РСФСР только сегодня — через 25 лет после его краха.

И вот такие люди дают советы правительству. Что самое главное — там их внимательно слушают и берут их указания к реализации. Что в пенсионном обеспечении, что в здравоохранении, что в образовании — все действия предпринимаются так, будто осуществляются среди туземцев, которых совершенно не жалко. При этом социальный блок полностью закрыт от критики как фактом политического соглашения во время назначения его руководителей, так и позицией главы правительства, который параллельно возглавляет «Единую Россию».

Печальная и горькая для меня — давнего сторонника единороссов, — та ситуация, в которую попала партия. Да, было время, когда Кудрин пытался продавить бюджет с резаким сокращением социальных расходов. Но я прекрасно помню, как ему навстречу выходил Андрей Исаев, да и я рядом стоял, и Макаров с нами вместе, и мы буквально обрушивали на Кудрина волны критики. Возможно ли сейчас это? Вряд ли. Всем понятно, что критикуя Голодец или Топилина, ты подкапываешь под Медведева, а значит, и под партию…

Следовательно, «Единая Россия» фактически лишена политического инструмента самообороны. Единороссы выходят к избирателю и говорят: со следующего года мы включаем индексацию пенсий по инфляции. А параллельно выходят товарищи из социального блока и громко заявляют, что денег в бюджете следующего года не хватит даже на выплаты зарплат, не то что на депмфирование социальных последствий инфляцию.

Стоп, — думает избиратель, — похоже, меня где-то дурят. И понятно, что он решает, что-либо во власти шизофреники, когда партия власти «Единая Россия» не может приструнить одного отдельно взятого министра и одна голова говорит одно, а другая — противоположное, либо ему банально вешают лапшу на уши…

Это что, не политическая угроза?

После сегодняшней конференции ко мне подошел корреспондент и спросил, вижу ли я рост недовольства населения?

При чем тут вижу ли я что-то или не вижу? Ну, допустим вижу и слышу в метро и на улицах. Но это я — одиночка. А вот что говорит по этому поводу социлогия. ВШЭ заказала у ВЦИОМ опрос о социальном самочувствии. 41% заявили, что им не хватает денег на покупку еды, либо одежды. А уровень субъективной бедности вырос до 19%. Мы наблюдаем последовательный рост негативных настроений. Посмотрим на данные по пенсионерам: в июне как плохое свое материальное положение оценили 31% опрошенных старшего возраста. Весной этот показатель был на 10% ниже!

Рост недовольства — объективный факт, с которым имеет дело власть. Конечно, я не жду, что люди выйдут на улицы в конце августа. Совершенно не жду.

Но людям и незачем выходить на улицу! Людям достаточно дойти до избирательных участков. Что, кстати, наиболее дисциплинировано делает пенсионный электорат и бюджетники. Так вот, когда пройдут выборы, мы с удивлением увидим новую реальность. Новую картину, в которой те страты, что голосовали за «Единую Россию», отказывают ей в поддержке именно из-за того, что в правительстве их интересы, скажем так… игнорируются.

Мы увидим, что от единороссов отворачиваются массы пенсионеров, которые перебегают вновь к коммунистам и эсэрам с яблочниками. Мы снова увидим массовое голосование врачей и преподавателей за «красных», сторонников Миронова и Явлинского.

Да, «Единая Россия» вероятно сохранит конституционное большинство в Думе. Но получить по спискам больше 50% в подобной ситуации ей поможет лишь чудо. Ну что-то вроде того самого ареста Чубайса, ну, или извержения Йелоустоунского вулкана.

Это (не арест и не извержение, а результат на выборах) станет внятным и очевидным сигналом. И я убежден, что по итогам получения оного сигнала по правительству России — особенно по социальному блоку — пройдется метла отставок.

Конечно, оптимально было бы послать обществу сигнал, что его недовольство воспринято — еще до выборов. Убрав Ливанова, Голодец, Топилина, и даже Скворцову, назначив на их места людей, воспринимаемых с доверием и уважением в соответствующих средах и стратах, а также объявив, что в новом политическом цикле социалка выходит на первый план.

Но вместо этого мы слышим истории о том, что в 2017 году в России закончатся деньги, и что спасение страны в гиперинфляции наподобие начала 90-х годов прошлого века.

Стоит ли объяснять, что так мы слона не продадим?


тэги
читайте также