2 июня, вторник

Две темные стороны Ковид-19

04 марта 2020 / 09:27
философ

Исторически сложилось так, что такие трагедии, как продолжающаяся эпидемия Ковид-19, иногда приводили к важным изменениям. Вероятный источник нового коронавируса - так называемые птичьи рынки, на которых продают и убивают живых животных на глазах у покупателей - должен быть запрещен не только в Китае, но и во всем мире.

Апокалипсические сцены закрытого китайского города Ухань видели мы все. Мир затаил дыхание в связи с распространением нового коронавируса - Ковид-19, и правительства принимают или готовят решительные меры, которые обязательно принесут в жертву индивидуальные права и свободы ради общего блага.

Некоторые недовольны тем, что Китай с самого начала скрывал полноту информации в отношении вспышки инфекции. Философ Славой Жижек рассуждает о "расистской паранойе" в одержимости Ковид-19, когда есть много худших инфекционных заболеваний, от которых ежедневно умирают тысячи людей. Те, кто склонен к теориям заговора, считают, что этот вирус является биологическим оружием, направленным против экономики Китая. Но мало кто упоминает, не говоря уже о мерах против нее, первопричину эпидемии.

Как вспышка атипичной пневмонии 2003 года (SARS), так и нынешняя эпидемия началась на птичьих рынках Китая - открытых базарах, где животных покупают живьем, а затем по просьбе покупателей забивают на месте. До конца декабря 2019 года все, кто пострадал от вируса, так или иначе были связаны с рынком Хуанань в Ухане.

На птичьих рынках Китая продают и убивают много разных животных, чтобы затем их употребить в пищу. Это могут быть волчата, змеи, черепахи, морские свинки, крысы, выдры, барсуки и циветы. Аналогичные рынки существуют во многих азиатских странах, включая Японию, Вьетнам и Филиппины.

В тропических и субтропических районах планеты на птичьих рынках продаются живые млекопитающие, птица, рыба и рептилии, сваленные в кучу еще дышащие животные среди своей крови и экскрементов. Как недавно сообщил журналист Национального общественного радио США Джейсон Бобьен: "Живая рыба в открытых аквариумах разбрызгивает воду по всему полу. Столешницы торговых точек все красные от крови, так как рыбу потрошат и превращают в филе прямо на глазах у покупателей. Живые черепахи и ракообразные ползают друг по дружке в ящиках. Тающий лед добавляет слякоти на пол. Там много воды, крови, рыбьей чешуи и куриных кишок".

Ученые утверждают, что длительное содержание различных животных в непосредственной близости друг к другу и к человеку создает нездоровую среду, которая является вероятным источником мутации, которая позволила Ковид-19 заразить человека. Точнее, в такой среде коронавирус, долгое время присутствовавший у некоторых животных, претерпел быструю мутацию, выбравшись из нечеловеческого хозяина он в конечном итоге приобрел способность связываться с рецепторами человеческих клеток, приспосабливаясь таким образом к человеческому хозяину.

Эта информация побудила Китай с 26 января ввести временный запрет на торговлю дикими животными. Это не первый случай, когда подобная мера была введена в ответ на эпидемию. После вспышки атипичной пневмонии Китай запретил разведение, транспортировку и продажу цивет и других диких животных, но через полгода запрет был снят.

Теперь многие призывают закрыть "рынки диких животных" навсегда. Чжоу Цзиньфэн, глава Китайского фонда сохранения биоразнообразия и экологического развития, призвал навсегда запретить "незаконную торговлю дикими животными" и указал, что Всекитайское собрание народных представителей обсуждает законопроект о запрете торговли охраняемыми видами. Сосредоточение внимания на охраняемых видах, однако, является уловкой, чтобы отвлечь внимание общественности от ужасающих обстоятельств, в которых животные на птичьих рынках вынуждены жить и умирать. Необходим полный запрет на функционирование птичьих рынков ради здоровья всего мира.

Для животных птичьи рынки - это ад на земле. Тысячи переживающих, трепещущих существ переносят многочасовые страдания и мучения, прежде чем быть жестоко убитыми. Это лишь малая часть страданий, которые люди систематически причиняют животным в каждой стране - на фабриках, в лабораториях и в индустрии развлечений.

Если мы перестаем понимать, что мы делаем - или по большей части не делаем, - то мы склонны оправдывать этот порядок, апеллируя к предполагаемому превосходству нашего вида, подобно тому, как белые люди апеллировали к предполагаемому превосходству своей расы, чтобы оправдать свою власть над "низшими" людям. Но в этот момент, когда жизненно важные человеческие интересы так явно идут параллельно с интересами нечеловеческих существ, очевидные страдания, которые мы причиняем животным, дает нам возможность изменить отношение к представителям нечеловеческого вида.

Чтобы добиться запрета птичьих рынков, нам придется преодолеть некоторые специфические культурные привычки, а также сопротивление, связанное с тем, что запрет создаст экономические трудности для тех, кто зарабатывает себе на жизнь на рынках. Но даже без того, чтобы нечеловеческим животным было уделено моральное внимание, которого они заслуживают, эти локальные проблемы решающим образом перевешиваются катастрофическим воздействием, которое будут оказывать все более частые глобальные эпидемии (и, возможно, пандемии) на весь мир.

Мартин Уильямс, гонконгский писатель, специализирующийся на темах охраны природы и защиты окружающей среды, верно отметил: "До тех пор, пока такие рынки существуют, вероятность появления других новых заболеваний будет сохраняться. Конечно, Китаю пора закрыть эти рынки. Одним махом он добьется прогресса в области прав животных и охраны природы, одновременно снижая риск того, что болезнь с оттиском "сделано в Китае", навредит людям во всем мире".

Но мы бы пошли еще дальше. Исторически сложилось так, что трагедии иногда приводили к важным изменениям. Рынки, на которых продаются и забиваются живые животные, должны быть запрещены не только в Китае, но и во всем мире.

Статья подготовлена Питером Сингером в соавторстве с Паолой Кавальери.

Принстон, 2.03.2020. Project Syndicate


тэги
читайте также