17 июня, понедельник

Добро пожаловать в мир утонченной коррупции

14 января 2019 / 21:05
философ

Чехословацкий писатель Милан Кундера однажды написал целую книгу об атмосфере, в которой одна неудачная шутка может разрушить вашу жизнь. Сейчас это не шутка, так как донос на коллег становится в США нормой.

Недавно члены Американской ассоциации психологов (ААП) объявили "традиционную маскулинность" токсичной.

Вот точные слова, которые они не постеснялись использовать: "Традиционные черты так называемой "традиционной мужественности", такие как подавление эмоций и маскировка стресса, часто начинаются в раннем возрасте и связаны с меньшей готовностью мальчиков и мужчин обращаться за помощью, большим риском и агрессией - возможно, причиняя вред себе и тем, с кем они взаимодействуют".

Что делает это утверждение действительно опасным, так это смесь идеологии и якобы нейтральной экспертизы: сильный идеологический жест исключения явлений, считающихся неприемлемыми, представлен в виде объективного описания медицинских фактов.

Как здесь можно не вспомнить пресловутый Институт Сербского в Москве (процветающий и сейчас!), который в советские годы был хорошо известен тем, что классифицировал инакомыслие как одну из форм психического заболевания?

И то же самое происходит, когда мы называем маскулинность "токсичной", под прикрытием медицинской экспертизы. Это равносильно навязыванию новой нормативности, новой фигуры врага.

Действительно, если в старые времена гетеросексуальной нормативности гомосексуализм считался болезнью, то сейчас именно маскулинность как таковая лечится и превращается в болезнь, с которой нужно бороться. Таким образом, все ссылки на власть, патриархат и притеснение женщин не могут усложнить идеологическую брутальность этой операции.

Кроме того, тот факт, что в этом замешана ААП, дает понять, что мы не имеем дело с избытком "культурного марксизма", поскольку ААП является психологическим крылом медицинского учреждения. Итак, речь идет не более чем о смене мейнстрима идеологической гегемонии.

Очертания этого сдвига становятся ясными в момент более внимательного рассмотрения перечня признаков, которые должны характеризовать "токсичность мужского начала": подавление эмоций и маскировка стресса, нежелание обращаться за помощью, склонность идти на риск, даже если это связано с опасностью членовредительства.

В связи с чем возникает вопрос: что конкретно "мужского" в этом списке?

Разве это не подходит гораздо больше, как простой акт мужества в сложной ситуации, когда, чтобы сделать правильное дело, вы должны подавить эмоции, потому что вы не можете рассчитывать на какую-либо помощь, но рискнуть и действовать, даже если это означает подвергать себя опасности? Очевидно, что в наш век политкорректного конформизма такая позиция представляет опасность.

Мой недавний опыт в этом отношении говорит о многом. Я участвовал в защите коллеги от обвинения одного из аспирантов в том, что она настаивала на нежелательной близости между ними.

Меня шокировали ссылки на карьеру, которые были призваны сделать поведение (обвинителя, в данном случае) оправданным. Я не знаю обвинителя, я никогда не встречался с ним и не читал ничего, кроме его общедоступных электронных писем.

Моя точка зрения такова: допустим, все, что он говорит, правда - ему было противно, он чувствовал угнетение и так далее. Так почему же он полностью отвечал на ее письма, а иногда даже усиливал их эмоциональный тон? Он повторяет в ответ, ссылаясь на вопросы картеры, как если бы это воспринималось как данность.

Неужели это "оправдание карьерой" так самоочевидно? Когда я говорил об этом, меня предсказуемо обвинили в непонимании того, как власть функционирует в американских академических кругах. Но нет ничего менее верного: с 1970-х годов, когда после окончания университета я был безработным в течение многих лет (за то что НЕ БЫЛ марксистом), и до недавнего времени, когда я был почти изгнан из американской академии и общественных СМИ из-за своих "проблемных" позиций (критика политической корректности и т.д.).

В результате я смог наблюдать за тем, как работает власть во всех ее проявлениях. Я не ожидаю, что люди будут героями, я просто думаю, что существуют определенные ограничения, как профессиональные (предательство своего теоретического призвания - если оно у человека, конечно, есть), так и частные (написание страстных писем человеку, которого он считает отвратительным, как это сделал обвинитель), нарушения которых что нельзя допускать.

Вот как "токсичная маскулинность" оказывается в фарватере новой политкорректной атмосферы, где одна неудачная шутка может разрушить вашу карьеру, а безжалостный карьеризм остается нормальным явлением. Добро пожаловать в новый мир утонченной коррупции, в которой карьерный оппортунизм и низкое доносительство на коллег представляются как проявления высокой морали.

Источник


тэги
читайте также