6 августа, четверг

Быть динозавром

13 августа 2015 / 15:19
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Глава Центра политического анализа Павел Данилин сводит счеты со своей медийной молодостью.

Стоишь так и, подняв голову, смотришь на то, как в плазменных протуберанцах пронзает стратосферу метеорит. Вроде страшно, а в то же время и красиво. Ну, согласитесь, куда лучше, чем закончить свои дни, провалившись сквозь прогнившие доски деревенского сортира.

Пользователям Живого Журнала (livejournal) предложили второй выход, забыв, что при этом, рядом с дверцей в заведение М/Ж, есть целая сеть гиперпространственных порталов — выбирай, не хочу.

Конечно, приведенную метафору мало кто понял из читателей. Ведь кому интересно, что на прошлой неделе Живой Журнал запустил новый дизайн. В том числе и для смартфонов. Мне, надо сказать, тоже было неинтересно. Я об этом узнал лишь сегодня, когда по какой-то необходимости зашел в журнал Фритцморгена, а потом решил просмотреть свою френдленту. Открыл ее и… обалдел. Юзабилити на нуле, картинки подгружаются, словно весит каждая по тонне, и все такое…

Собственно, на этом я решил завершить свои отношения с Живым Журналом, пользы от которого в последнее время — как для компьютерщика от печатного архива его дедушки, хранящегося на дальней даче.

А ведь было время, когда Живой Журнал (и только он) определял статус журналиста и пиарщика. Было время, когда его адрес рисовали на визитках рядом с контактами. Было время…

Когда-то Марат Гельман сказал, что я был первым человеком в Живом Журнале, который осознанно и не стесняясь того открыто заявлял о том, что поддерживает политику Путина. Так оно и было — когда я только пришел в ЖЖ (в 2003 году), и зарегистрировался под ником leteha, русский сегмент livejournal.com был чуть менее чем полностью оппозиционным. Это потом появятся активисты движения «Наши», а затем их сменят профессионалы типа Фритцморгена и Политтреша. А в далеком 2004 году нас можно было по пальцам одной руки пересчитать. Я, да Сергей Ильин, да Алексей Жарич, да его тезка Чадаев, да Виктор Милитарев с амбивалентной позицией, да ехидный Мистер Паркер и серьезный юзер Плутовство007 Максим Жаров, вот, пожалуй, и все.

Забавно, но и Гельмана тоже тогда звали все не Маратом, а Галеристом по нику в ЖЖ (galerist). Также забавно, что Олег Кашин, к которому я тогда относился с симпатией, в то время выступал как патриот-сталинист, а себя нынешнего — демократа и либерала — попросту расстрелял бы, встретив в темной подворотне. Из политических партий в ЖЖ тогда верховодили нацболы. Также сильны были позиции молодежного «Яблока» и молодежной «Родины».

В ЖЖ вовсю резвились пиарщики и либеральные журналисты. Вадим Малкин, Дмитрий Бурин, Максим Кваша и юзер «Другой» — все они тогда были на гребне волны. Норвежский Лесной, Антон Носик с матерным ником. Из философов была сильна группа русских националистов (Константин Крылов и Егор Холмогоров). Лишь через несколько лет философский мир разбавят такие его представители как ivangogh, amoro1959, pharmakos, farma-sohn, kreont. Из писателей в ЖЖ были Мария Арбатова и Сергей Лукьяненко (Доктор Ливси).

Надо сказать, что тогда — 10 лет назад — этого вполне хватало.

Живой журнал стал феноменом. Он создавал информационные тренды. В нем проходили серьезные философские диспуты. В нем ссорились и мирились. И даже заводились уголовные дела. В нем создавались репутации, и они же рушились.

С 2003 по 2008 год именно Живой Журнал считался главным ресурсом мыслящей публики. И уж точно главным политическим ресурсом.

А потом пришел Дмитрий Медведев и завел твиттер…

Впрочем, Живой Журнал пережил и это. В конце концов, русские люди с их широтой души в 150 символов не вмещаются.

Хотя, когда первое лицо всем рассказывает о твитах, а свой Живой Журнал использует как еще одну виртуальную приемную, обезличенную и скучную — это не может не сказаться на популярности сервера. Потом Живой Журнал начал банить. И не как раньше, а налево и направо. И из него начался исход.

2011 год, помню, стал началом конца ЖЖ. Вызывающее превращение его в средство пропаганды со стороны Навального и его окружения. Жесткое модерирование стагнирующих ТОПов, постоянные ДДОС-атаки, перманентные мелочные скандалы, вечные блокировки. Ну и, как апогей — монетизация ЖЖ. Все это не могло не привести к снижению интереса к ЖЖ как сервису, где долгое время все были в равных условиях. «Ведомости» писали, что за полгода в 2011 году число уников ЖЖ в Рунете сократилось на 28 млн до 8,6 млн (минус 25 процентов).

Убила ЖЖ революция смартфонов, которую он благополучно проспал. Тут и писать ничего не надо — наиболее удобные платформы — ВКонтакте и Фейсбук вполне себе процветают. А что Живой Журнал? Даже имея фотохостинг, он так и не смог вернуть себе лояльность пользователей. Так было не только в России. Так было во всем мире. Мы, кстати, оказались наиболее лояльны к проекту Фритцпатрика — сегодня активных «жжистов» из нашей страны примерно 50% от общего числа пользователей.

Но на прошлой неделе livejournal, как мне представляется, окончательно уничтожил себя очередным «апгрейдом»…

Иногда я ощущаю себя последним динозавром. Метеорит давно упал. Они все вымерли. И только я помню, как их звали, и где они обитали.

И от этого знания много печали. Потому, что это уже никому не нужно.


тэги
читайте также