22 ноября, пятница

Борьба с допингом в спорте, или Игра с камнями в стеклянной комнате

06 марта 2014 / 18:11
обозреватель ТАСС

Современный спорт высших достижений – индустрия, на которую работает передний край фармакологии.

Современный спорт высших достижений — индустрия, на которую работает передний край фармакологии. Главные события в мире спорта, такие как чемпионаты мира или отдельных континентов, Олимпиады, — это не только вершина спортивной карьеры атлета, но и поле конкуренции научных инноваций, направленных на укрепление и стимуляцию физических качеств спортсмена. Международный олимпийский комитет ставит во главу угла заботу о чистоте спорте, поскольку применение допинга недопустимо по морально-этическим причинам, ведь допинг дает одностороннее преимущество спортсменам над соперниками, не применяющими его, а кроме того применение допинга опасно для здоровья спортсмена.

Эти три постулата хорошо известны, но… Допинг калечит спортсменов? — А спорт высших достижений не калечит? Может быть, дать людям возможность самим выбирать, на какие жертвы они готовы ради золотой олимпийской медали? И какую часть современной науки они хотят использовать для ее достижения? Ведь спортивная фармакология — это достижения цивилизации, и то, что вчера считалось страшным допингом, сегодня спасает множество жизней на планете. Никто не знает, что станет допингом завтра. Прогресс, как говорится, не остановишь, а спортивная фармакология — это именно что двигатель прогресса.

Взять, к примеру, эритропоэтин (ЭПО). Он эффективен при лечении хронических полиартритов, СПИДа, некоторых опухолей. Препарат запустили в производство в 1988 году, и сразу же он попал в поле зрения атлетов, желавших увеличить свою выносливость. В 1990 году на ЭПО наложили запрет.

С другой стороны, успехи фарминдустрии, по доходности стоящей на втором месте в мире после торговли наркотиками, опережают создание все более совершенных методов обнаружения допинга.

И здесь в более выигрышном положении оказываются развитые страны, создающие все более совершенные лаборатории.

Создается впечатление, что вся деятельность по охоте на провинившихся играет на руку странам, под чьим контролем находятся самые передовые технологии. Те, кто в этом отстал, оказываются в проигрыше. Возможно, поэтому российских спортсменов периодически уличают в применении допинга. Если соперник отстал или что-то пропустил, ему наносится «допинг-удар».

Когда антидопинговая машина превратилась в огромный бизнес, не имеющего ничего общего со здоровьем спортсмена? Вероятно тогда, когда спортсмену дали возможность зарабатывать огромные деньги. И тогда стало бессмысленным ограничивать его в достижении результата.

Известны слова выдающегося тренера по плаванию Сергея Вайцеховского: «Спорт — едва ли не единственная область человеческой деятельности, где можно официально стать лучшим в мире. И тот, кто имеет такой шанс, ради победы готов проглотить что угодно: хоть сушеную жабу, хоть змеиный яд…»

Некоторые спортсмены в погоне за медалью принимают экспериментальные вещества, находящиеся на стадии лабораторных испытаний или исследование которых по тем или иным причинам было прекращено.

Мировые лидеры фармакологической индустрии, среди которых GlaxoSmithKline, Amgen и Roche, уже не первый раз помогают выявить случаи допинга, предоставляя сведения Всемирному антидопинговому агентству (ВАДА) о своих препаратах, находящихся в стадии разработки. Участие одной из них помогло в прошлом году выявить пять велосипедистов, использовавших экспериментальное соединение, разработка которого была прекращена в 2009 году из-за выявленных при применении серьезных негативных побочных явлений. Тесты на мышах показали, что соединение способствует наращиванию мышечной массы и повышает физическую выносливость на 80 процентов, но вызывает образование опухолей печени и желудка.

Особой популярностью среди спортсменов пользуются препараты против анемии. Повышая уровень гемоглобина в крови, эти препараты помогают пациентам с серьезным заболеванием справляться с повседневными задачами, но попав в организм спортсмена, вызывают всплеск энергии. Конечно, «химические кумиры» подают дурной пример массе любителей спорта, которые начинают гробить свое здоровье. Конечно, в мире этих спортсменов считают жуликами. Конечно, исчезает искреннее уважение к этим спортсменам — их воля и мотивы оказываются под подозрением.

Но многие эксперты едины во мнении: спорт высших достижений без допинга невозможен. Реальный предел человеческих возможностей достигается уже на уровне мастера спорта, что еще очень далеко от олимпийской медали. У человеческого организма есть функция защиты от перегрузок, чтобы в пылу эмоций он не оказался на том свете. Допинг и применяется для снятия этой защиты.

Но важно помнить, что не мы придумали допинг и не мы ввели его в спорт. Не мы поставляли на Олимпиады сборные астматиков. А когда наших спортсменов ловят на употреблении допинга, не нужно спускать на них всех собак. Вина этих людей лишь в том, что своим тяжким трудом они старались заработать себе деньги, и славу нашей стране. Причем играли они по общим, всем известным, правилам. Мы ничем не лучше их, а они не хуже тех, кого еще не поймали. Пока не поймали.

Один наблюдательный коллега заметил, что проблемы допинга — это игра с камнями в стеклянной комнате. Правила для всех едины, а тот, кто не сможет играть по этим правилам, окажется проигравшим.

Увидим ли мы в ближайшее десятилетие Олимпийские игры спортсменов-киборгов?

Уже, например, известно, что если бейсболисту, порвавшему связки локтя, поставить туда ткань ахиллова сухожилия, его бросок станет более сильным…

Офицеры ВАДА могут проверить спортсмена в любое время дня и ночи и в любом месте мира. Пусть проверяют, когда угодно, таковы правила антидопинговой политики. Но правильно ли лишать спортсмена золотой медали, мирового рекорда, славы и уважения, только если появились более совершенные лаборатории? Величайший спортсмен-велогонщик Лэнс Армстронг был сначала уличен, а затем и сам признался в употреблении допинга, и был лишен наград и почестей и пожизненно дисквалифицирован. В интервью телеведущей Опре Уинфри Армстронг заявил, что «невозможно выиграть без допинга семь раз Тур де Франс», и что для него было «важно побеждать, но нельзя утверждать, что наша программа была грандиознее допинг-программы ГДР в 1970-х и 80-х».

Возникает вопрос: почему бы чиновникам от спорта в их бескомпромиссной борьбе с допингом не взять за основу хорошие элементы уголовного процесса — презумпцию невиновности, срок давности и отсутствие у закона обратной силы?

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также