8 августа, суббота

Боль и обида Мэри Трамп: племянница президента США подвергает его психоанализу

15 июля 2020 / 21:10
обозреватель ТАСС

У выздоравливающих алкоголиков в США есть присказка, отражающая природу зависимости: «Одной рюмки – много, а тысячи – недостаточно». Вариацию на ту же тему: «уже и так перебор, а все мало» избрала в качестве заголовка своей книги Мэри Трамп – племянница президента США Дональда Трампа.

Во вторник книга «Слишком много и никогда не достаточно: как моя семья создала самого опасного человека в мире» поступила в открытую продажу, несмотря на попытки младшего брата президента – Роберта Трампа воспрепятствовать ее выходу в свет через суд.

 

Без обязательств

Подсматривать в замочную скважину и публично полоскать семейное грязное белье у порядочных людей считается неприличным. Но когда речь идет о больших деньгах, зачастую перестают соблюдаться не только моральные, но даже и юридические ограничения.

В данном случае Мэри Трамп формально была связана обязательством о неразглашении семейных тайн, которое она приняла на себя при дележе наследства Фреда Трампа-старшего – основателя династии и отца нынешнего хозяина Белого дома. Но перед выходом книги она официально заявила, что считает себя свободной от этого обязательства: в частности, из-за того, что оценки активов, лежавшие в основе семейного соглашения, на ее взгляд, были «мошенническими». Иными словами, она исходит из того, что родственники ее обманули.

Отец ее был старшим сыном основателя династии и, как водится у американцев, носил его имя. Но наследником отца Фредди, как его звали в семье, так и не стал. Он мечтал о небе, выучился на пилота гражданской авиации, женился на стюардессе. Спился и умер в 1981 году в возрасте 42 лет. С женой они к тому времени были уже разведены. Их дети – Мэри и ее брат Фред-третий, он же Фриц – остались с матерью, получавшей на их содержание скромные алименты.

После смерти главы династии в 1999 году львиная доля наследства досталась детям – младшим сыновьям Дональду и Роберту и старшим дочерям Мэриэнн и Элизабет. Внуки получили несравненно меньше. Мэри и Фриц пытались оспаривать завещание через суд, но только настроили против себя старшее поколение.

Теперь 55-летняя племянница президента, ставшая профессиональным психологом, выплеснула в книге свою боль и обиду. Даже при беглом ознакомлении видно, что основные претензии она адресует деду, Фреду-старшему, хотя не дает спуску и его любимчику Дональду. Отчасти она с ними поквиталась еще раньше – когда в 2018 году анонимно поделилась с газетой New York Times налоговыми документами, использовавшимися в судебной тяжбе. А сразу после выхода книги в одном из интервью призвала своего дядю-президента «уйти в отставку».

 

Скелеты в семейных шкафах

Еще до этого пресс-секретарь Белого дома Кейли Макинэни говорила, что книга "нелепая", полная «абсурдных обвинений, не имеющих никакого отношения к истине». А профильный советник президента Келлиэнн Конуэй напомнила, что «семейным делам лучше оставаться семейными делами».

С этим трудно не согласиться. У самой Мэри Трамп, судя по ее произведению, личная жизнь не очень-то складывается. Она вскользь упоминает, что после кончины деда «поженилась с другой женщиной, но потом развелась» и с тех пор в одиночку растит дочь. Не без негодования вспоминает, как в 1998 году, знакомя ее со своей новой пассией Меланьей, Дональд Трамп сказал, что, мол, Мэри сначала «бросила колледж», а потом «стала употреблять наркотики». По ее словам, это известие «неожиданно заинтересовало Меланью».

На самом деле Мэри Трамп, по ее словам, «никогда в жизни не употребляла наркотиков». Но вино пьет, что сама же и подчеркивает, поскольку, по ее словам, в семье Трампов это было не принято. «За всю мою жизнь ни на одном семейном приеме никакого алкоголя не бывало, - пишет она. – У деда и бабушки подавали только кока-колу и яблочный сок».

Удивляться, конечно, не приходится. В детстве-то Мэри Трамп ездила на семейные приемы наверняка с родителями, а о проблемах ее отца с алкоголем в семье знали. Дональд Трамп признавал, что пример старшего брата повлиял и на него: именно поэтому он, по его словам, не пьет, не курит и не употребляет наркотики.

О том, как ее угощали вином в Белом доме, автор вспоминает в рассказе о приеме, устроенном там в апреле 2017 года в честь 80-летия Мэриэнн Трамп, которая на тот момент была еще судьей федерального апелляционного суда США. По признанию Мэри Трамп, она сама не ожидала, что ее туда позовут. Но при встрече Дональд Трамп сказал ей, что «специально просил ее пригласить», и «впервые в жизни ее обнял». Она считает, что эти проявления радушия были неискренними, но так или иначе для нее это был последний почти полный семейный сбор с ее участием – к тому же в президентской резиденции – и она начинает с него свою книгу.

 

Он - клоун…

Тут же приводится и одна из самых растиражированных за последние дни цитат. Мэри Трамп вспоминает, как никто в семье, включая и самого Дональда Трампа, поначалу не относился серьезно к его участию президентской гонке.

Она пишет: «”Он - клоун, - сказала мне тетя Мэриэнн во время одной из наших регулярных в то время встреч за ланчем. – Этого никогда не будет”. Я согласилась».

При этом, правда, делается оговорка о том, что «когда его (Трампа) показатели по опросам начали улучшаться, и он, возможно, получил от российского президента Владимира Путина молчаливые заверения в том, что Россия сделает все возможное, чтобы склонить чашу весов на выборах в его пользу, привлекательность победы стала возрастать».

Но на чем основано это утверждение, не объясняется. В целом оно, конечно, выглядит чужеродной вставкой в пересказе семейного разговора, смысл которого для автора явно заключался в словах ее тети о том, что «звездой семьи должен был бы стать Фредди».

И даже неважно, произносились ли эти слова на самом деле и если да, то чем они были вызваны. В авторских примечаниях Мэри Трамп признает, что воспроизводит такие цитаты по памяти и не ручается за их дословную точность.

 

С претензией на объективность

Так что с цитатами понятно. Что касается авторских оценок и суждений, их, конечно, надо воспринимать в контексте сложной семейной истории, хотя они и преподносятся с претензией на объективность и чуть ли не наукообразность.

Вот несколько показательных примеров из концовки книги: «Сегодняшний Дональд – во многом тот же, что и в трехлетнем возрасте: он неспособен расти, учиться, развиваться; не в состоянии управлять своими эмоциями, умерять свою реакцию, воспринимать и синтезировать информацию.

Потребность Дональда в чужом одобрении столь велика, что он, кажется, даже не замечает того, что самая большая группа его сторонников – люди, до общения с которыми он не снизошел бы вне митингов. Его глубоко укоренившиеся чувства неуверенности в себе создали в нем «черную дыру» потребностей, постоянно требующую комплиментов, свет которых исчезает, как только попадает внутрь. Ничто никогда не бывает достаточным. Это нечто гораздо большее, нежели обычный нарциссизм. Дональд не просто слаб, его эго – хрупкая вещь, которую постоянно требуется укреплять, потому что в глубине души он знает, что не представляет из себя ничего такого, за что себя выдает…»

* * *

«Когда Дональд стал серьезным претендентом на номинацию от Республиканской партии, а затем и кандидатом [в президенты страны], общенациональные СМИ стали воспринимать его патологи (лживость, манию величия), равно как и его расизм и женоненавистничество, словно некие забавные проявления эксцентричности, за которыми скрываются зрелость и серьезная целеустремленность. Со временем подавляющее большинство в Республиканской партии – от крайне правых до так называемых умеренных – либо приняли его в свои объятия, либо стали смотреть сквозь пальцы на его слабость и подверженность чужим влияниям, чтобы использовать их к своей выгоде.

После выборов Владимир Путин, Ким Чен Ын и Митч Макконнелл (лидер республиканцев в Сенате США – прим. авт.)… осознали, что… неоднозначная личная история Дональда и уникальные недостатки его характера делают его крайне уязвимым для манипуляции со стороны более умных и могущественных мужчин…»

Попутно замечу, что больше упоминаний о России и ее лидере в тексте нет.

* * *

«Дональд продолжает существовать в темном пространстве между страхом столкнуться с равнодушием и страхом потерпеть неудачу, разрушившими его брата… Всякий раз, когда вы слышите слова Дональда о том, что нечто – самое великое, самое лучшее, самое большое, самое потрясающее (с подтекстом, что это он их такими сделал), вы должны помнить, что перед вами во многом все тот же маленький мальчик, отчаянно боящийся, что он, как и его старший брат, неадекватен и будет изничтожен за свою неадекватность. На очень глубоком уровне его хвастовство и ложная бравада адресованы не той аудитории, которая перед ним, а аудитории из одного человека – его давно покойного отца…»

***

Вот, собственно, такого рода откровениями и делится с читателями племянница президента США. Насколько вы доверяете подобному психоанализу, - решайте сами. На мой взгляд, оценки больше говорят о писательнице, чем о ее герое.

Но вникать в них будут очень многие. Книга Мэри Трамп уже возглавляет списки бестселлеров.


тэги
читайте также