22 октября, вторник

Афтершок Алеппо

19 декабря 2016 / 21:08
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Боевики "умеренной" оппозиции всё дали выехать в сторону Алеппо автобусам с ранеными и больными жителями Фоа и Кефрая. Это два населённых шиитами города в провинции Идлиб, окружённых суннитскими боевиками "оппозиционных" сирийскому правительству группировок.

 

Это событие важно потому, что только вчера бандиты сожгли 7 автобусов, отправленных сюда с той же целью. Это показалось поначалу крахом всех договорённостей: ведь в это же время на таких же автобусах из Алеппо выпускали боевиков с семьями, которым предложили такую форму обмена. Чтобы не допускать дополнительных жертв и разрушений при их ликвидации. Пусть убираются к себе в Идлиб, а там видно будет…

И вот здесь важно всё. Или почти всё: что сунниты и что шииты, что отпускают и кого отпускают, что "оппозиционеры" и что договорённости с ними.

И вот почему.

 

Наступление Великой Тишины…

Бои в Алеппо практически завершены. И хоть некоторые злопыхатели, плохо представляющие себе сирийские реальности, но зато любящие посудить обо всём этак свысока, задают якобы едкие вопросы, на деле в город вступает тишина. И если она расположится там окончательно, она станет воистину – великой тишиной.

Не потому великой, что – сильно тихой. Это вряд ли. Межконфессиональные, межэтнические, межобщинные счёты никуда не делись с победой правительства Башара Асада. И ещё будут давать о себе знать – уже дают – этакими афтершоками. Как после землетрясения, когда после главного удара землю ещё корёжит некоторое время складыванием новой конфигурации тектонических напряжений– и затухающие постепенно толчки сопровождают этот процесс.

Нет, великой эта тишина обещает быть потому, что при всех возможных афтершоках будет показывать: новая система политических напряжений в Сирии уже не дойдёт до стадии тектонического взрыва, подобного нынешней гражданской войне. Просто потому, что уже набрался достаточный опыт взаимной резни, которая всё равно однажды закончится.

Вопрос – чем.

Вот тут и появляются скептические ухмылки. Если террористов победили – кого же вывозят, да вместе с семьями? Может, просто – гражданских, противников Асада?

Может быть. А почему и нет? Когда американцы в 2004 году кое-как пригасили начатую ими же гражданскую войну в Ираке– какие формы она приняла? Верно – взаимного истребления между суннитами и шиитами. Путём часто совершенно безумных терактов. И по факту – общины разделились сами. Только через громадное количество жертв.

 

Чтобы объединиться, надо размежеваться

Если сейчас в Алеппо есть силы, да хоть и простые гражданские, которые опасаются за свою жизнь после установления власти Асада в Алеппо, - да пусть едут в Идлиб. Это – не политические беженцы. В Сирии вообще не политический конфликт, нельзя к нему применять обычные западные демократические лекала. Здесь – этноконфессиональный конфликт, вынужденно принявший политические формы, потому что иначе Запад не понимает и на даёт денег на джихад. А на деле это давно зревшее восстание суннитов с бедуинами, которых стало много и которым захотелось лучшего места, нежели у них было в светской Сирии, вполне благоденствовавшей под правлением конфессионально почти нейтральной и в любом случае компромиссной силы в виде алавитского, но практически надконфессионального клана Асадов.

Но суннитам сирийского села и бедуинам пустыни, пережившим взлёт достатка и рождаемости за годы мира в составе сильной Сирии, захотелось установить в ней другие порядки. Свои – ведь их же большинство, считали они, полагая, что это даёт им право переконфигурировать общество. А "своими" для остановившихся в средневековье бедуинов могут быть только средневековые порядки. Идеологические отражаемые, в частности, в учении аль-Ваххаба о "чистом" исламе, приближенным к заветам пророка. На деле же – не совсем к ним или вовсе не к ним – а к тем толкованиям, которые привнесли в ислам ваххабитского толка учёные его толкователи. Ничего необычного – в христианстве было то же самое: Златоусты и Богословы дискутировали, а политические интересы тех или иных общественных страт и их лидеров неизбежно оборачивались в религиозные одежды.

Ну, а когда есть общественная сила, она магнитом притягивает – и затягивает – политиков. Или тех, кто избрал политику в качестве инструмента для приобретения денежных знаков в количествах. Вот и бедуины, окормлённые в соседней стране, с которой нет границы, всесильным верным учением, и желающие для себя большего, притянули своих вождей. Когда-то дядя поссорился с племянником-президентом. Когда-то министр обороны разошёлся во мнениях с премьером. Когда-то просто группа политиков решила, что с помощью саудовских денег сможет скинуть власть и воцариться самим. И – массы притянулись к вождям, а вожди к массам…

 

Не хочешь жить вместе – не нужно. Лишь бы не взрывался…

Так вот от того, что Асад всё же победил под Алеппо, в этих раскладах не поменялось ничего. Стремление суннитов к доминированию никуда не делось, подогреваемое, с одной стороны, щедрой пропагандой и щедрыми вложениями, а с другой – вековым опытом Востока, где лучшим средством решения межэтнических конфликтов всегда была этническая чистка. Можно назвать даже геноцидом – если бы к нему ни прибегали все против всех и если бы чаще не удовлетворялись изгнанием противника под угрозой резни, нежели прибегали к прямой резне.

Таким образом, если кто-то не верит Асаду и предлагаемой им – вернее Россией через него – великой Тишине, - нет смысла его удерживать там, где он удерживаться боится. Пусть перебирается к единоверцам, если бытие в светской стране и надкофессиональном обществе не по нраву его средневековому сознанию.

Вот в Ираке до этого варианта американцы не додумались – и много лет после их вторжения суннитские "шахиды" взрывали шиитских и наоборот. Десятками и сотнями людей сразу. Оно нужно – повторять всё это в Алеппо? Нет уж, пусть недовольные и упрямые лучше едут строить свой ваххабитский рейх в Идлибе. Пока и там до них руки не дойдут.

Так что вывозят не боевиков. Настоящих боевиков под тем или иным предлогом задерживают. А потом долго и вдумчиво с ними беседуют. А потом…

Ну, Восток предоставляет варианты…

Вывозят, можно так сказать, костяк возможной консолидации нового сопротивления вокруг упёртых ревнителей собственного этноконфессионального превосходства. И сторонников убеждения, что на основании этого превосходства можно и нужно заставлять жить так, как считаешь нужным ты, а не они. А при нежелании тебе подчиняться – уничтожать.

И речь идёт не о запрещённом в России "Исламского государстве". На самом деле в той или иной степени на нынешнем растормошённым американскими неоконами Востоке все такие. Кроме тех упрямо держащихся светских принципов общественного жития режимов, которые единственные и не дают соскользнуть Востоку во всеобщую резню. Такие, как Асадовский, в частности.

 

Зубы дракона засевают в Идлибе

Да, ему приходилось и приходится применять и силу, и вообще жёсткие средства и методы для ликвидации угрозы. Угрозы себе. Но одновременно – и нормальному, светскому, равноправному, демократичному, в конце концов, порядку жизни общества. Но куда денешься, если это Восток? Вон, например, и алжирским генералам пришлось предельно жёсткую резню своим экстремистам-фундаменталистам устроить. Зато это пресекло режим каждодневной резни, которую те устраивали согражданам иных убеждений. И египетским военным пришлось пролить кровь "Братьев-мусульман". Да, но если бы они этого не сделали, никто не знает, сколько крови пролили бы те.

Словом, если бы речь шла не о Востоке, можно было бы сказать – вывозом боевиков "с семьями" сирийские избавляются от потенциальных фашистов в тех местах, которые предназначены для жизни светского общества. Но фашизм – понятие европейское и в данном случае не совсем точное. Но как историческая аналогия – подойдёт.

И что же мы в итоге видим? А видим мы, что те несколько автобусов, посланных сирийской армией для вывоза "своих" людей с "чужих" территорий в Идлибе, были обстреляны и сожжены боевиками из запрещённой в России террористической группировки Джебхат Фатхаш-Шам (бывшая Джебхат ан-Нусра). Тем самым она оскорбила группировку Ахрараш-Шам, которая перед тем согласилась на эвакуации гражданских лиц и ополченцев.

Соответственно, эта группировка обиду глубоко в душе таить не стала и со всех стволов возразила "нусрам". Как говорят, часть автобусов пострадала затем ещё в ходе этой перестрелки.

А кто у нас Ахрараш-Шам? А это группировка, считающаяся протурецкой. И как раз недавно, в ходе штурма Алеппо, её людям в Алеппо была обещана пощада и вывоз в Идлиб, если они откроют свой участок фронта. Что они и сделали - после неких негласных переговоров в Москве, по итогам которых, однако, турецкого премьера Чавушоглу продемонстрировали на экране ТВ. Сигнал был послан. И там, где надо, понят.

Любопытное совпадение: как раз после первого инцидента возле шиитских посёлков ночью прошла информация о контактах Путина и Эрдогана – официально по теме эвакуации. После чего инцидент был улажен в пользу имевшихся прежде договорённостей.

Улажен – да, но исчерпан ли? Ведь как обижены оказались те восточные фашисты из ан-Нусры, которых от германского аналога из страшного прошлого отличает лишь восточная экзотика?

Сильно они оказались обижены – это любой востоковед подтвердит. И чувствуется, что очень острые зубы дракона засеяны оказались в этом пункте провинции Идлиб.

А туда подвозят всё новые и новые. Автобус за автобусом…

Источник


тэги
читайте также