29 сентября, вторник

Деньги стали слишком неудобным платежным средством

06 марта 2015 / 23:59
руководитель аналитического центра «Московский регион»

Алексей Чадаев о том, как мировые валюты и электронные платежные системы становятся инструментом политического шантажа.

На бегу.

Новость раз — Блаттер таки ушел. Антикоррупционное расследование, ведущееся американцами. С какой стати — американцами? А дело в том, что счета у бонз ФИФА были в американских банках. И, значит, американская юрисдикция.

Новость два — наличные деньги, судя по всему, скоро решат отменять повсемирно. Оставят только электронно-карточные транзакции — их проще контролировать.

Новость три — наша, отечественная. Подмосковного фермера Шляпникова судят за подрыв государственности — он у себя в селе выпустил собственную валюту:«калионы».

Что общего у всех трех новостей?

Они все — про то, что деньги стали слишком дурным и неудобным платежным средством.
Какие-то умники из всевозможных АНБ, ФБР, ЦРУ и ЦБР хотят пасти каждую сделку, следить за всеми и вся: ты купил, продал, дал взаймы, взял взаймы —по-любому засветился перед этой братией. И сами деньги используются уже не как платежное средство, а как средство контроля.

Опять же, история с Блаттером — ведь так можно было сказать, что везде, где использовались доллары в качестве платежного средства — юрисдикция американского правосудия. Один негр в Зимбабве дал взятку другому негру там же зелеными бумажками — добро пожаловать в американскую тюрьму.

Во-вторых, другие умники твои деньги вдруг берут и множат на ноль по произволу. Вот, скажем, после введения санкций и последовавшего скачка курсов мы все одномоментно стали в два раза беднее — не сделав для этого ровно ничего. Был ты за Крым или против Крыма — ограбили и тех, и тех.

В-третьих, электронные платежные системы — инструмент политического шантажа. Риск выпасть из мировых платежных систем — от VISA и Mastercard до SWIFT —первое, с чем мы столкнулись сразу после Крыма.

В-четвертых, фермер Шляпников, конечно, тот еще фрукт — пару лет назад он импичмент сельсовету объявлял, и вообще известен много лет как любитель Прудона, Бакунина, Кропоткина и батьки Махно. Но хотим мы того или нет, эмитировать свою валюту сегодня техническую возможность имеет практически кто угодно — даже мы на Селигере-2008 какие-то деньги выпускали, с водяными знаками и проч. И сплошь и рядом оказывается, что на некоторых локальных рынках проще использовать свою, адаптированную под них валюту, чем любую из всеобщих. Те же «лайки» в соцсетях, если кто не заметил, тоже в своем роде криптовалюта.

А то, что «калион» у Шляпникова привязан к стоимости ведра картошки — так это даже лучше, чем рубль, точно так же привязанный к стоимости бочки нефти.

Мироправители, на мой вкус, зарвались и переборщили с контролем — деньги, и не только большие, любят тишину. И приватность. И если они перестали удовлетворять этому запросу — значит, люди начнут искать других путей, изобретать другие средства.

И решения будут найдены — рано или поздно.

Источник


тэги
читайте также