31 мая, воскресенье

Интрига на региональных выборах во Франции сохраняется

12 сентября 2015 / 12:01

«Национальный фронт» Марин Ле Пен одержал уверенную победу в первом туре региональных выборов во Франции. Семь из тринадцати регионов страны отдали предпочтение правым. Правящая партия социалистов заняла лишь третье место. К президентским выборам 2017 года нешуточная конкуренция за этот пост, по прогнозам, развернется между Ле Пен и Николя Саркози, чья партия завершила первый тур недавнего голосования на втором месте.

Эксперты обсудили, как сложится дальнейшая борьба между кандидатами?

«Правый крен в политической жизни Франции прослеживается несколько лет. И не только там, но и в целом по Западной Европе. Мы все время говорим о том, что возвышение правых сил, такое довольно нетипичное, становится устойчивой приметой внутриполитической жизни западноевропейских обществ. Понятно, что усиление „правых“ всегда связано с ростом озабоченности по поводу собственной безопасности, по поводу наплыва мигрантов. Именно к этим силам электорат обращается в случае „турбулентности“», — рассказал политолог Андрей Байков.

«Но здесь есть еще одна вещь, характерная исключительно для Франции — это позиция правящей Социалистической партии, которая уже некоторое время находится на минимальных значениях. Это связано и с личностью президента Франции, который не пользуется авторитетом, воспринимается как слабый, нерешительный политик, поэтому здесь есть, наверное, элемент и объективной поддержки правых сил, и элемент протестного голосования. Правых очень трудно дискредитировать сегодня во Франции, потому что то, что говорят представители правых сил и сама Марин ле Пен, созвучно настроению большинства французов, даже не настроенных так националистически, как может показаться, когда мы слышим выступления „Национального фронта“», — добавил политолог.

«Что может получиться у социалистов — это сыграть на правой риторике, потому что то, что сегодня требуется предпринять для обеспечения безопасности, находит одинаковую поддержку и среди республиканцев, и среди „правых“, и среди социалистов. При этом это никак не поменяет перспективы и шансы социалистов на переизбрание, поскольку наступила общая усталость от нынешней линии, и хочется перемен, даже французам. Многие готовы голосовать за социалистов и дальше, в силу традиций и привычек. Но правящий состав партии, политическая структура не внушает доверия. А объективной смены, которая бы смогла осуществить такую реабилитацию партии в глазах ее электората, нет. Позиции республиканцев сегодня сильнее, чем позиции „правых“. Это связано в том числе и с тем, что региональные выборы — это некий барометр тенденций, настроений. Но это не решающее голосование. А когда происходит решающее, большую активность проявляют традиционные умеренные силы, которые не слишком активны на региональных выборах. Это, прежде всего, интеллектуальная элита, средний класс с более умеренными оценками. В этой ситуации, даже поддерживая фрагменты риторики „правых“, они поддержат республиканцев. И поскольку сегодня Саркози очень близок к „правым“ с точки зрения внутренней безопасности, более приемлем для населения с точки зрения поддержки правых тенденций во внешней политике — вот этот синтез внешнеполитических акцентов его программы даёт ему больший шанс на победу и усиление, чем „правым“», — закончил Байков.

Историк и политолог Кирилл Бенедиктов считает, что «результаты прошедшего первого тура региональных выборов абсолютно закономерны. Потому что после событий, которые начались в январе 2015 года в Париже и продолжились 13 ноября, конечно, ожидать что симпатии французских избирателей будут отданы социалистам, было бы несколько наивно. Большинство французов понимают, что именно социалисты завели Францию в тупик, в котором она сейчас находится, тем, что поддерживали политику мультикультурализма и фактически бесконтрольной миграции. В то время как „правые“ и особенно „Национальный Фронт“ последовательно выступали за сокращение миграции, за контроль над потоками беженцев и за более национально ориентированную политику».

«Всё, что могли сделать социалисты в данной ситуации — в плане риторики и в плане реакции на теракты — всё уже было сделано сразу после 13 ноября. Можно сказать, что наивысшей точкой их риторики стало выступление президента Олланда перед Конгрессом, когда он произносил слова о великом, славном прошлом Франции. Когда сказал, что Франция должна сплотиться и дать отпор террористам и так далее. Дальше идти по пути наращивания риторических конструкций уже бессмысленно. Просто потому, что за слова надо отвечать», — полагает политолог.

«Очевидно, что основная идея Олланда, с которой он выступал перед Конгрессом — это идея большой коалиции, в которую должна была по его мысли входить и Россия. Эта идея не была реализована сразу. Ведь спустя несколько дней — в ходе визита Олланда в Вашингтон, ему было в резкой форме указано, что никакие коалиции, кроме тех, что будут возглавлять США, невозможны. В этом смысле социалистам особенно играть нечего: у них не осталось серьёзных карт, которые можно разыгрывать. Другое дело, что им все равно нужно реагировать на поражение в первом туре выборов. Но здесь ничего нового они не изобретут. Вся их риторика будет сводиться к тому, что Франции угрожает страшная опасность в лице „Национального фронта“. Социалисты не стесняются в выражениях, они по-разному называют правых — экстремистами и чуть ли не фашистам — такой вот традиционный набор ярлыков, которые „левые“ любят клеить на своих политических противников», — считает Бенедиктов.

«В ближайшую неделю пройдет волна „демонизации“ — уверен политолог, — „Национального фронта“ со стороны социалистов. И наверняка будет попытка выстроить так называемый „республиканский фронт“. Если переводить дословно — это скорее „республиканская дамба“, которая не пускает нереспубликанские силы во власть. Поскольку социалисты постоянно утверждают, что „Национальный фронт“ — это нереспубликанская и недемократическая партия, то они последовательно, каждый раз, когда партия Ле Пен в каких-то департаментах завоевывала серьезное количество голосов избирателей, начинают вопить об этой страшной крайне правой опасности. Поэтому социалисты и сформировали „республиканский фронт“ со своими конкурентами из правых партий — сейчас эта партия, возглавляемая Николя Саркози, которая называется „Республиканцы“».

«И в ближайшее время такие попытки будут продолжены, но не очень понятно, насколько они будут эффективны. Саркози уже высказался, что не хочет объединяться в блок с социалистами только ради того, чтобы не допустить кандидатов от „Национального фронта“. В этом случае эффективным средством со стороны социалистов будет отзыв своих кандидатов. Если во втором туре не будут принимать участие кандидаты от „левых“, от социалистов, то, соответственно, кандидаты от „Национального фронта“ один на один столкнутся с кандидатами от республиканцев. И тут ситуация может поменяться. Это серьёзный шаг, который социалисты могут сделать. Насколько я понимаю, судя по утренней французской прессе, как раз эта тема наиболее активно обсуждаемая сейчас», — думает эксперт.

«Но очевидно, что не все кандидаты от социалистов готовы снять свои кандидатуры во втором туре. Правда, на них может быть оказано какое-то давление по партийной линии. Во всяком случае, пока интрига сохраняется», — заключил Бенедиктов.

Источник


тэги
читайте также