15 декабря, суббота

НАТО больше не партнер

29 декабря 2014 / 22:00

Новая редакция Военной доктрины, утвержденная президентом России Владимиром Путиным накануне Нового 2015 года, не очень сильно отличается от предыдущего аналогичного документа 2010 года. В доктрине все те же четыре главы: Общие положения, Военные опасности и военные угрозы Российской Федерации, Военная политика Российской Федерации, Военно-экономическое обеспечение обороны. Правда, количество статей или параграфов в новой редакции увеличилось — было 53, стало 58. В основном за счет 12 параграфа «Основные внешние военные опасности». В предыдущей доктрине этих опасностей перечислено одиннадцать, в новой — четырнадцать. К тому же формулировки опасностей, в отличие от прошлого, стали более четкими и однозначными.

Интересно, что через два года после вероломного нападения грузинских вооруженных сил на наших миротворцев в Южной Осетии и расстрела из танков и тяжелых артиллерийских орудий мирных жителей Цхинвала, большинство из которых имели российские паспорта, после августовской войны 2008 года, которую поддержали США и НАТО, Военная доктрина 2010 года очень деликатно описывала суть процессов, происходящих в Североатлантическом альянсе. В качестве одной из самых серьезных внешних опасностей она называла «стремление наделить силовой потенциал Организации Североатлантического договора (НАТО) глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приблизить военную инфраструктуру стран — членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе и путем расширения блока».

Вторым пунктом среди военных опасностей назывались «попытки дестабилизировать обстановку в отдельных государствах и регионах и подорвать стратегическую стабильность».

После событий в Ливии, где с участием НАТО произошел государственный переворот и было свергнуто законное правительство, после событий на площади Тахрир в Каире, войны в Сирии также против законноизбранного президента и после государственного переворота на Украине, проведенного не без участия ведущих стран Североатлантического альянса, после саммита в Уэльсе, который санкционировал наращивание военных баз альянса у российских границ, активизацию военных учений и полетов истребителей, способные нести американские атомные бомбы, складированные в Европе, у пограничных рубежей России, такие «мягкотелые» формулировки в новой редакции Военной доктрины, конечно же, были бы неуместны. И ее авторы обошлись без деликатностей и экивоков, скрывавших суть процессов, инициированных и проводимых альянсом.

Не «стремление наделить силовой потенциал НАТО глобальными функциями» отмечено теперь в доктрине, а сказано честно и прямо, как это происходит в реальности, военная опасность для нас — «наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями». Не «попытки дестабилизировать обстановку в отдельных государствах и регионах», а «дестабилизация обстановки». И опять, хотя Соединенные Штаты нигде не упоминаются в новой редакции, как, впрочем, и с старой редакции тоже, тем не менее, их дестабилизующая роль в международных делах, в наращивании военной опасности для России просматривается практически в каждой из формулировок доктрины.

О ком говорит тезис «Развертывание (наращивание) воинских контингентов иностранных государств (групп государств) на территориях государств, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками»? Конечно же, о США. Это их войска не на постоянной, а на «ротационной», как стыдливо формулируют в Брюсселе, основе размещаются в Польше, Литве, Латвии и Эстонии. А «создание и развертывание систем стратегической противоракетной обороны, подрывающих глобальную стабильность и нарушающую сложившееся соотношение сил в ракетно-ядерной сфере, реализация „глобального удара“, намерение разместить оружия в космосе, а также развертывание стратегических неядерных систем высокоточного оружия» — это тоже говорится о политике США, создающей военные опасности для России. И не только для нее. Не только в Москве, но и в других столицах теперь прекрасно понимают, что агрессивно-вызывающие действия НАТО не только на границах нашей страны, но и в других регионах планеты, невозможны без направляющей и организующей роли Вашингтона.

Именно поэтому в новой редакции Военной доктрины среди внешних военных опасностей появились указания на «растущую угрозу глобального экстремизма (терроризма) и его новых проявлений в условиях недостаточно эффективного международного антитеррористического сотрудничества». Это прямой намек на провал антитеррористической операции, которую больше десяти лет проводили в Афганистане США и вместе со своими партнерами страны НАТО. При том, что Брюссель (конечно же, не без влияния Вашингтона) все это время категорически отказывался от сотрудничества в борьбе с Аль-Каидой и Талибаном в Афганистане с ОДКБ — Организацией Договора о коллективной безопасности.

Появились в новой доктрине среди военных опасностей, которые угрожают нашей стране, и «использование информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности». А также «установление в государствах, сопредельных с Российской Федерацией, режимов, в том числе в результате свержения легитимных органов государственной власти, политика которых угрожает интересам Российской Федерации» (очевидно, что здесь речь идет в том числе и об Украине). И еще «подрывная деятельность специальных служб и организаций иностранных государств и их коалиций против Российской Федерации».

Нельзя не обратить внимание и еще на одно изменение. В предыдущей редакции доктрины говорилось: «Мировое развитие на современном этапе характеризуется ослаблением идеологической конфронтации». Новая редакция гласит: «Мировое развитие на современном этапе характеризуется усилением глобальной конкуренции, напряженности в различных областях межгосударственного и межрегионального взаимодействия, соперничеством ценностных ориентиров и моделей развития». Также в новой доктрине сказано: «Наметилась тенденция смещения военных опасностей и военных угроз в информационное пространство и внутреннюю сферу Российской Федерации». В предыдущей редакции документа такого утверждения не содержалось.

И еще об одной редакции необходимо сказать обязательно. В главе «Военная политика Российской Федерации» раньше говорилось о том, что одной из основных задач нашей страны по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов является «укрепление системы коллективной безопасности в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и наращивание ее потенциала». А также «усиление взаимодействия в области международной безопасности в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ), Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), развитие отношений в этой сфере с другими межгосударственными организациями (Европейским союзом и НАТО)».

Новая редакция этого тезиса добавляет «взаимодействие с Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия в целях обеспечения совместной обороны и безопасности». А Европейский Союз и НАТО в качестве партнеров по укреплению коллективной безопасности теперь не предусматривает. На них возлагается надежда «на равноправный диалог в сфере европейской безопасности». На взгляд автора, поправка очень существенная — российская Военная доктрина после всего, что произошло за последние четыре года, не видит перспективы развития отношений с этими двумя организациями в области укрепления международной безопасности. Диалог пока еще возможен, да и то на равноправной основе. И пока ничего большего.

О применении ядерного оружия. Перед опубликованием новой редакции Военной доктрины по этому поводу было много различных мнений. Высказывалось даже предположение (оно в основном звучало в западной печати — авт), что Россия запишет в ней за собой право на превентивный ядерный удар, если ей будет угрожать широкомасштабное вторжение иностранных войск. Но ничего подобного в новой редакции не появилось. Принцип применения ядерного оружия остался прежним. «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства. Решение о применении ядерного оружия принимается Президентом Российской Федерации».

При этом в доктрине появился термин о неядерном сдерживании, как комплексе внешнеполитических, военных и военно-технических мер, направленных на предотвращение агрессии против Российской Федерации неядерными средствами". Хотя и делается оговорка, что «ядерное оружие будет оставаться важным фактором предотвращения возникновения ядерных военных конфликтов и военных конфликтов с применением обычных средств поражения (крупномасштабной войны, региональной войны)». В тоже время «недопущение ядерного военного конфликта, как и любого военного конфликта, положено в основу военной политики Российской Федерации». Россия обязуется соблюдать «международные договоры в области сокращения и ограничения ракетно-ядерного оружия», «реализация соглашений в области контроля над обычными вооружениями, а также осуществление мер по укреплению взаимного доверия».

Обобщающий вывод, который напрашивается после прочтения и анализа текста новой редакции Военной доктрины России, не оставляет сомнений, что она является исключительно оборонительной. Никаких намеков на проведение экспедиционных операций за пределами российской территории там нет и не просматривается. Хотя не исключается ее «участие в международной миротворческой деятельности, в том числе и под эгидой ООН и в рамках взаимодействия с международными (региональными) организациями».

Кроме того, «Российская Федерация считает правомерным применение Вооруженных Сил, других войск и органов для отражения агрессии против нее и (или) ее союзников, поддержания (восстановления) мира по решению Совета Безопасности ООН, других структур коллективной безопасности, а также для обеспечения защиты своих граждан, находящихся за пределами Российской Федерации, в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации».

Это нужно знать и помнить всем тем, кому взвешенная, последовательная и спокойная, даже вежливая международная политика российского руководства, отстаивающего национальные интересы нашей страны, почему-то очень сильно мешает.

Виктор Литовкин, военный обозреватель ТАСС

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также