10 августа, понедельник

Народный фронт обсудил деофшоризацию

17 декабря 2013 / 21:09

Если борьба с офшорами будет эффективной, то она может принести российской экономике дополнительные 1,5-2% роста ВВП в год. Об этом было заявлено в ходе круглого стола «Деофшоризация экономики: как предотвратить вывод капитала», проведенного «Народным фронтом «За Россию» в Москве 17 декабря.

Ведущий круглого стола - сопредседатель Центрального штаба ОНФ, глава «Опоры России» Александр Бречалов отметил, что хотя ни о каком кризисе речи быть не может, макроэкономическая ситуация представляется непростой, поэтому необходимо разобраться, куда из страны уходят из деньги и, главное, как их удержать и вернуть.

Депутат Госдумы Михаил Старшинов напомнил, что бизнес оправдывал свой офшорный характер тем, что в России было несовершенное законодательство. «Но времена меняются. Намечена серьезная модернизация судебной системы. Большое внимание будет уделяться качеству расследования налоговых преступлений. Когда бизнес почувствует, что ситуация меняется, то сам будет вынужден меняться», - заверил он.

В качестве вопиющего примера влияния офшоров на российский бизнес Старшинов назвал аэропорт «Домодедово» и Ванинский морской торговый порт. Эти стратегические предприятия оказались в руках именно офшорных структур.

Старший инспектор Следственного комитета России Георгий Смирнов призвал не забывать, что борьба с офшоризацией экономики – общемировой тренд, и если Россия останется от него в стороне, то превратится в единственного донора офшоров. Кроме того, это отсутствие борьбы с оффшорами вызовет негодование у наших партнеров.

Смирнов привел данные ОЭСР, согласно которым только российские экспортеры нефти вывели в офшоры за последние десять лет 798 миллиардов долларов. Размер внешнего долга частного небанковского сектора на конец прошлого года составил 292 миллиарда долларов, при том, что около 100 миллиардов долларов было заимствовано российскими компаниями в рублях. И это в условиях отсутствия за рубежом долгового рублевого рынка. То есть большая часть этих денежных средств была выведена за рубеж под видом фиктивных сделок и ввезена обратно под видом заемных средств  для того, чтобы снизить выплаты по налогу на прибыль. 

Представитель Следственного комитета отметил, что в российском законодательстве пока отсутствует запрет на злоупотребление гражданскими правами в сфере налогообложения (речь идет о тех случаях, когда права на учреждение фирм и совершение сделок используются для снижения налоговой нагрузки). Прямой запрет на такие злоупотребления переведет эти схемы из разряда «серых» в разряд «черных» и повлекут за собой наказание вплоть до уголовного. Это соответствует законодательному опыту других стран.

Также СКР предлагает ввести уголовную ответственность за незаконное установление иностранным инвестором контроля за российскими предприятиями стратегического значения.

Смирнов призвал не забывать о необходимости репатриации капиталов. «Говорить о деофшоризации без эффективных средств возвращения капиталов невозможно», - подчеркнул он.

По его словам, от 20% до 30% ВВП выведено в офшоры и если государство будет эффективно проводить деофшоризацию, то это может дать нам 1,5-2% роста ВВП.

Заместитель руководителя Росфинмониторинга Павел Ливадный призвал кредитные организации не прибегать сразу к огульным репрессивным мерам в отношении оступившихся. «Когда клиент сразу вышибается с легального финансового рынка, то куда он пойдет, куда перетекут финансовые средства?», - спросил он.

Директор Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов России Илья Трунин отметил необходимость внести в российское законодательство понятия бенефициарного получателя дохода, контролируемых иностранных компаний и более четко прописать резидентство корпораций.

«Если компания, формально зарегистрированная в другой юрисдикции, ведет свою деятельность в России, то двусторонние соглашения дают нам право признать ее российским налоговым резидентом. Но у нас нет соглашений с офшорами об избежании двойного налогооблажения, а в российском законодательстве нет понятия «налоговый резидент страны», - пояснил он.

Представитель Минфина назвал главной сложностью борьбы с офшорами администрирование. «У нас нет доступа к данным других государств, и если налогоплательщик не хочет их раскрывать, то наши подозрения невозможно проверить», - указал он.

По словам Трунина, в скором времени Госдума рассмотрит законопроект «О ратификации конвенции о взаимной административной помощи по налоговым вопросам». После выработки общего подхода в рамках G 20 будут внесены законодательные инициативы по темам бенефициарных получателей дохода и контролируемых иностранных компаний.

Сопредседатель «Деловой России» Алексей Репик выразил точку зрения бизнеса на деофшоризацию. По его словам, во многом вопрос должен решаться за счет правильной налоговой мотивации предпринимателей, побуждающей их вести бизнес в России. Репик предложил подумать над увеличением налогового бремени для той части бизнеса, которая не желает его реинвестировать в усиление экономики и создание новых предприятий. Для бизнесменов, которые готовы реинвестировать прибыль в создание новых производственных активов в свою очередь должна быть дополнительная налоговая мотивация.

«Давайте смотреть на ситуацию более широко – как сделать так, чтобы стало хорошо не только сейчас, но и чтобы было хорошо всегда. Как говорил Уэйн Гретцки, хороший хоккеист не смотрит, где шайба, а предчувствует, где она будет в следующий момент», - заключил он.

Напомним, что 12 декабря президент России Владимир Путин объявил в Послании Федеральному Собранию, что важной задачей в следующем году должна стать деофшоризация экономики. «Доходы офшоров должны облагаться по нашим правилам, и налоговые платежи должны идти в российский бюджет. Сейчас надо продумать систему, как изъять деньги», - заявил глава государства.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также