22 октября, воскресенье

Вопросы из "зеленой папки"

09 сентября 2017 / 16:33
публицист, историк

В 2017 году исполняется пять лет с тех пор, как в большинстве регионов России вернули прямые выборы губернаторов. То есть в регионах уже прошел целый политический цикл, и везде губернаторы успели поменяться или переизбраться на выборах.

Те, кто не успел, сделают это 10 сентября, и вряд ли эта выборная кампания преподнесет сюрпризы. Федеральный центр четко обозначил, кого из кандидатов он поддерживает. А оппозиция всех мастей не способна предложить внятных альтернатив, да еще часто просто не желает принимать участие в «выборах без выбора».

10 сентября в России пройдет очередной Единый день голосования. Шесть регионов в этот день изберут свои парламенты, 16 — губернаторов. И, разумеется, пройдет масса муниципальных кампаний – так, в столице будут выбирать депутатов муниципальных советов в 125 районах. Плюс состоятся довыборы в Госдуму по двум одномандатным округам — Кингисеппскому и Брянскому.

Интерес к этим выборам крайне низок: их не обсуждают в телешоу, про них почти не говорят федеральные выпуски новостей.

Даже газеты, которые специализируются на общественно-политической тематике, не выносят тему выборов на свои первые полосы. Еще и потому, что зрительский и читательский интерес к ней крайне невысок.

В этом году, правда, в Москве по итогам Единого дня голосования пройдет обсуждение результатов с участием известных политтехнологов, ряда медиа-персон, а также пранкеров под названием «Ночь выборов-2017». Это практически новация — раньше вписывать в единую логику десятки разрозненных региональных кампаний было прерогативой ЦИК или федеральных партаппаратов. Возможно, от изобретения форматов, отличных от поднадоевших прямых включений из ЦИК и политических ток-шоу на ТВ, интерес к процессу выборов и повысится, хотя это можно скорее считать заделом на будущее.

В принципе, это общемировая норма: выборы более высокого уровня даже в странах с реальным федеративным устройством привлекают куда больше внимания и дают куда большую явку избирателей, нежели выборы представителей в муниципалитет. И это несмотря на то, что фигура губернатора или местных законодателей зачастую не менее важна для непосредственных чаяний конкретного избирателя, будь то вопросы налогового бремени, обустройства социальной сферы или дорожного строительства. Даже в условиях российского «урезанного» федерализма.

Потому и не получается единой формулы для описания выборов. Интересы, бюджеты и обстоятельства выборов в каждой точке нашей страны разнятся, а потому описание выборов в целом не получается.

Это не новое явление. До введения Единого дня голосования в 2006 году выборы в России случались почти каждую, если не каждую неделю, особенно до отмены прямых выборов губернаторов в 2004 году. Судите сами: 80 с лишним губернаторов, столько же законодательных собраний (были еще экзотические регионы — двухпалатный парламент Свердловской области), сопоставимое количество мэров региональных столиц (минус Подмосковье и Ленобласть, где нет региональной столицы, впрочем, имеется сразу десяток средних городов, на такое звание претендующих). То есть две с половиной сотни принципиальных выборов людей на ответственные посты за политический цикл в 4 года. Выборы были перманентным процессом, но вот публично следить за ним было почти некому.

Газеты неохотно лезли в специфику регионов, за исключением совсем уж громких кампаний, у которых было федеральное звучание. Обычно, когда на уровне региона сталкивались две и более финансово-промышленные группы, как это было в Тюмени в кампании «Рокецкий-Собянин» или в 2002 году в Красноярске в кампании Усс-Хлопонин.

Несмотря на введение Единого дня голосования ситуация с интересом к выборам почти не изменилась — жителям Москвы неинтересно, что происходит в Саратове, а архангелогородцев не слишком заботит судьба губернатора Калмыкии.

Федеральные политики, конечно, пытаются создать из этой массы разрозненных политических баталий единую картину. Например, единороссы обещают прислать на каждый участок в стране сразу по два своих наблюдателя. Кремль проводит уже бог знает какое по счету мероприятие с участием президента России — журналисты подсчитали, что только в Ярославскую область, где врио губернатора год назад был назначен выходец из президентской охраны Миронов, президент наведался уже трижды.

Для официальной хроники придумана и такая деталь — под камеры Владимир Путин озвучивает губернатору вопросы из «зеленой папки».

Позиционируют их, как вопросы, поступившие президенту в ходе последней прямой линии, губернатор ожидаемо берет под козырек и обещает на обращения граждан отреагировать. По сути же презентуется программа губернатора, ведь вопросы из «папки» он решил бы в любом случае.

Еще посылается серьезный сигнал местным элитам — президент определился со своим кандидатом и остальным ловить нечего. По рассказам политтехнологов, доходило до того, что в ходе нынешней кампании возникли проблемы с номинальными противниками. Местные представители из партий парламентской оппозиции не очень-то стремятся выставлять кандидатуры на заведомо проигранные выборы. Преимущественно из-за желания содрать за имитацию конкуренции денег — то ли с назначенца Москвы, то ли собственно с Москвы.

Говорят, что приходится уговаривать и чуть ли не угрожать потенциальным кандидатам, мол, выставляйтесь.

Для президентской администрации, кстати, вся эта затея с зелеными папками в определенном смысле является мероприятием уже предвыборной кампании самого Владимира Путина. Он следит за народными пожеланиями, привечает сирых и убогих, отвечает на актуальные запросы обычных россиян. В этом плане можно описать региональные выборы этого сезона, как репетицию уже президентских выборов. И как промежуточный экзамен для нового состава политического блока администрации президента.

К кампании подключился и Дмитрий Медведев — как лидер партии, он отвечает за выборы в законодательные собрания. Такое вот произошло «разделение труда» у президента и премьера.

Насколько можно судить предварительно, экзамен политические менеджеры должны сдать без особых трудностей.

Несмотря на невысокую популярность отдельных врио, неожиданностей при их избрании пока ожидать не приходится. Как говорят, не слишком любят в Ярославле того же Миронова, не слишком привыкли в Новгороде и Калининграде, соответственно, к Никитину и Алиханову, но при этом избиратели в массе своей смирились. В Калининграде видят уже третьего губернатора за год, так что хочется выбрать хоть кого-то. Есть проблемы и Овсянникова в Севастополе, связанные не в последнюю очередь со специфической политической культурой бывших украинских владений.

За пять лет с тех пор, как в большинстве регионов России вернули прямые выборы губернаторов, ярких кампаний было немного. Это, конечно, выборы в Москве 2013 года с участием Алексея Навального. Выборы в Брянске, где претендент от КПРФ Вадим Потомский почти снял с выборов по суду действующего губернатора-единоросса, и несколько кампаний, где до второго тура не хватало пары тысяч голосов. Наконец, это выборы 2015 года в Иркутской области, где кандидат от КПРФ разгромил одобренного и в Москве кандидата-единоросса.

На этом фоне сложно говорить, что региональные выборы — некая целиком имитационная процедура и потому они неинтересны избирателю. Вовсе нет.

Процедура не имитационная — если избиратель захочет проголосовать ногами, ему ни Москва, ни «Единая Россия» помешать не смогут.

Только в этом году таких выборов нас, кажется, вовсе не ждет. Могла быть надежда на какое-то нетривиальное развитие событий в Свердловской области, но мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман не смог собрать необходимое количество подписей муниципальных депутатов и призвал к бойкоту выборов. Если избиратели его услышали, то протестное голосование будет маловероятным.

Отдельный разговор — муниципальные выборы в Москве.

К столице традиционно приковано большое внимание прессы, а в этом году политик Дмитрий Гудков заявил о необходимости проведения в муниципалитеты как можно большего числе «демократических», то есть никак не связанных со структурами городского управления, кандидатов.

Тактика понятна — Гудков планирует выдвигаться на пост мэра Москвы в следующем году, и подписи мундепов ему понадобятся. Ведь рассчитывать повторно на добрую волю власти (в 2013 году недостающие подписи за Навального были предоставлены столичными властями) было бы наивно. То есть Гудков не хочет повторять ошибки того же Ройзмана или депутата от КПРФ Вадима Соловьева, который в прошлом году вполне мог побороться за пост тверского губернатора, но не был допущен на выборы.

Впрочем, решительно непонятно, что заставит проголосовать избирателей не за представителей ГБУ «Жилищник», учителей или директоров домов культуры, а за людей с очень приятными лицами, но совершенно неизвестными на местном уровне фамилиями.

Если подвести итог, то, конечно, общая рамка у выборов в регионах есть: власть стремится сохранить статус-кво, оппозиция всех мастей — его нарушить там, где есть хоть какие-то шансы. Результат, как правило, бывает либо сильно в пользу власти, либо в ее же пользу, но близким к ничейному. В последнем случае все было бы хорошо для оппозиции, если бы не одно но — тактику выдвижения единого кандидата даже от парламентских партий, не говоря уже об участии в этом процессе партий непарламентских, мы могли наблюдать считанное количество раз. А при таком раскладе даже небольшое преимущество местные власти будут всегда превращать в контрольный пакет, необходимый для контроля регионального политического поля.

Источник


тэги
читайте также