25 апреля, четверг

Внезапные симпатизанты Путина

23 мая 2014 / 16:18
кандидат исторических наук, публицист

В связи с событиями на Украине и вовзращением Крыма рейтинг Путина существенно вырос. На самом деле, правильнее сказать - взмыл вверх.

В связи с событиями на Украине и вовзращением Крыма рейтинг Путина существенно вырос. На самом деле, правильнее сказать — взмыл вверх. Огромное количество граждан России, ранее колебавшихся или с недоверием относившихся к Путину, теперь выказывают ему свое доверие. Насколько это доверие будет долгосрочным — вопрос. Человеческая память коротка, а электоральная память ещё короче. До следующих президентских выборов еще два года, и «запомнят» ли люди свой восторг от «Путина-освободителя» на этот срок, предсказать сложно.

Тем не менее, можно с уверенностью говорить, что к привычным группам поддержки президента (силовики, бюджетники, рабочие), прибавилось несколько новых социальных страт после крымских событий.

Если и не полным составом, то существенной частью. Вот о них подробнее и поговорим.

Хотя начать стоит, пожалуй, не столько с социального анализа, сколько с географического. Вполне очевидно, что представители всех социальных слоёв и прослоек, всех сообществ Крыма сейчас в подавляющем большинстве поддерживают Путина. Ну, кроме, наверное, крымских татар, да и то, как говорила одна крымчанка, дочь офицера, здесь не всё так однозначно. Естественно, недавно ставшие путем референдума гражданами России крымчане рады, что всё у них в итоге получилось, и, разумеется, благодарны за это Путину. Но Крым — это пока территория абсолютно особая. Поскольку сейчас события крымского референдума и воссоединения с Россией только переходят из актуальной политической повестки в новейшую политическую историю.

А вот уж где, так во всей остальной России всё действительно не так однозначно. Начать, пожалуй, стоит не с тех, кто теперь стал симпатизировать президенту РФ, а с тех, чьи симпатии несколько пошли на убыль. Речь идет об определенном патриотическом сегменте, который активно поддерживал воссоединение с Крымом, а после ратовал и ратует за активное российское вмешательство в дела Донецкой и Луганской Республик и всей остальной Новороссии. Эти патриоты ждали, что после Крыма Р. Ф. введет войска, организует референдум, аналогичный крымскому, и Новороссия тоже станет частью России. Однако, Кремль и Путин, очевидно, отыгрывают иной политический сценарий. Определенной группе патриотов это не нравится. Впрочем, если говорить о выборах президента, которые состоятся, напомню, через два года, этот патриотический сегмент всё равно будет голосовать за нынешнего президента Р. Ф. Просто потому, что иных настолько же «сильных», «имперских» кандидатов они не видят.

Из групп, которые раньше не отличались не только поддержкой существующего режима и действующего президента, но и вообще сколько-нибудь глубокой политизированностью, стоит отметить студенчество.

Студенты — это люди априори скептически настроенные к любой действующей власти, «протест молодости» никто не отменял. Более того: очень многие в российской студенческой среде восприняли начало революционных событий на Украине благожелательно. Отчасти, кстати, эта благожелательность была поддержана и преподавательским составом. Риторика в данном случае была типично либерально-освободительной: украинцы борются за свои права и права эти защищают, они выбрали европейский путь и европейские ценности. После первых смертей на Майдане, а также после волны агрессии со стороны украинских политиков и медиа в адрес не только государства, но и российского общества, настроения в этой университетской оппозиционной среде стали меняться. После проведения референдума и непризнания этой демократической процедуры «самыми главными демократами» на планете вектор протеста в среде студенчества сменился. Теперь главной мишенью скепсиса стало западное сообщество, США, Европа и иже с ними. Своеобразным рубиконом стала одесская трагедия. После второго мая можно смело говорить, что даже самые непримиримые молодые протестующие, кто с оговорками, кто умеренно, а кто и открыто стали симпатизировать общему курсу Путина по поводу событий на Украине. Меньшинство, которое продолжает вести риторику периода начала майдана, вызывает удивление и некоторое отторжение.

Вопрос в данном случае всё тот же: не забудут ли свои симпатии и свой шок от аутодафе в Одессе эти люди? И пойдут ли они голосовать в принципе? Явка студентов на избирательные участки во время любых выборов всегда была минимальна. Так или иначе, сейчас определенный процент рейтинга Путина принадлежит этому сегменту российского общества, что довольно неожиданно.

Еще одна страта — это пенсионеры, ностальгирующие по жизни в СССР.

Далеко не все пожилые люди, даже будучи по природе и в силу возраста консерваторами, голосовали за Путина и поддерживали его политический курс. Пенсии у нас в стране не сказать, чтобы сильно большие, поэтому к особой лояльности власти не располагают. Однако возвращение Крыма в состав России для многих пожилых людей на символическом уровне — это возвращение к советским реалиям. То есть, к стабильности, спокойствию и комфорту граждан мировой сверхдержавы.

Понятно, что дальнейшие колебания рейтинга Путина в ближайшее время будут серьезно зависеть от ситуации в Новоросии, но это краткосрочная перспектива. Когда в сфере внешней политики всё более или менее устаканится, влиять на рейтинг президента будут уже сугубо внутриполитические вещи: стипендии, пенсии, зарплаты, общий уровень государственных социальных обязательств. Но на сегодняшний день Путин имеет в России уникально высокий кредит доверия. Вопрос в том, как он им распорядится.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также