23 февраля, пятница

Веселые старты

28 января 2018 / 19:45
публицист, историк

С начала президентской кампании в России (не де-юре, а де-факто) прошло уже примерно два месяца. А потому уже есть смысл в систематизации и анализе своего рода дизайна президентской гонки 2018 года.

Вряд ли имеет смысл говорить о грядущих ее результатах. Большинству очевиден исход кампании в том смысле, что фаворит ее был известен еще до ее начала.

Более-менее понятен шорт-лист претендентов на пост, то есть тех, кто в результате попадет в избирательный бюллетень.

Это, помимо Владимира Путина, кандидат от КПРФ, беспартийный предприниматель Павел Грудинин, лидер ЛДПР Владимир Жириновский, кандидат «против всех», телеведущая и светская львица Ксения Собчак, бизнес-омбудсмен и предприниматель Борис Титов, многолетний лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский.

Плюс один-два, максимум три кандидата (возможно, лидер «Коммунистов России» Максим Сурайкин, старожил российской политики Сергей Бабурин или лидер «Национального родительского комитета» Ирина Волынец), которые смогут преодолеть предварительный отсев, собрав необходимые для выдвижения подписи избирателей. Кандидатам от парламентских партий подписи собирать не нужно, кандидатам от непарламентских партий необходимы сто тысяч подписей, кандидатам-самовыдвиженцам — триста тысяч.

Из четырех парламентских партий только две (КПРФ и ЛДПР) воспользовались правом выдвижения кандидатов, две («Единая Россия» и эсеры) поддержали действующего президента. Который, впрочем, от партии выдвигаться не стал, решив собирать триста тысяч подписей.

Сам этот кейс отчасти свидетельствует о том, что процесс партстроительства в России крайне далек от логического завершения — сложно себе представить ситуацию почти в любой другой стране, в которой сразу две крупные парламентские партии просто откажутся от права побороться за пост главы государства.

Впрочем, для единороссов позиция вполне объяснимая: ЕР регулярно позиционирует себя в качестве «партии Путина» и даже начала кампанию по сбору подписей в его поддержку, хотя и с некоторой задержкой, когда сбор подписей за Путина волонтерами был уже в разгаре.

В случае с эсерами все также понятна мотивация: практически весь предыдущий парламентский цикл партия провела в различного типа скандалах — ее депутатов лишали мандатов и предавали анафеме на партийных же собраниях, непростой была аппаратная борьба внутри партии, партия крайне неуверенно провела думскую кампанию, а на выборах мэра Москвы фактически человек номер два в партии Николай Левичев показал «феноменальный» результат, пытаясь бороться за второе с конца место, и процент в рамках статистической погрешности с депутатом-заднескамеечником от ЛДПР. Сегодня, получается, партии хочется избежать очевидного позора, ведь риск проиграть даже Ксении Собчак у любого ее кандидата вполне есть.

Для Владимира Путина это не первый опыт участия в кампании в качестве самодвиженца. Точнее, от партии он двигался лишь однажды — в 2011 году. И в 2000-м году, и в 2004 году на выборах Владимир Путин собирал подписи. В первый раз ему требовалось собрать 500 тысяч: поскольку кампания была внеочередной из-за внезапной отставки Бориса Ельцина и подготовка проводилась в сжатые сроки, ЦИК тогда снизил вдвое количество необходимых кандидатам подписей. А в 2004-м году его представители собрали почти 2,5 миллиона подписей.

В этот раз, кстати, рекордов ставить не стали, но планку в триста тысяч превысили многократно. Так что сомнений в том, что Владимира Путина ЦИК зарегистрирует не может быть и у самых рьяных его противников: как бы ни собирали подписи, любой разумный процент отбраковки от уже собранных более чем полутора миллионов даст явно в разы больше, нежели минимально необходимые 300 тысяч.

Иным кандидатам, кроме выдвиженцев от парламентских партий, приходится несколько сложнее.

Несмотря на то, что Ксении Собчак, Борису Титову и Григорию Явлинскому (о них пока имеет смысл говорить, как о наиболее реальных претендентах на попадание в избирательный бюллетень) нужно лишь сто тысяч подписей, их штабам явно пришлось потрудиться. Так, Явлинский на днях объявлял, что его сторонники собрали уже 150 тысяч, но после внутренней проверки забраковали треть из них. Меж тем любому кандидату следует собирать подписи с серьезным запасом — брак в 5-10% процентов является нормой, так что для спокойного преодоления барьера стоит собрать куда больше, чем необходимые 100 тысяч подписей.

Впрочем, для Явлинского участие в избирательной гонке на сегодня является шагом отчасти вынужденным. Если Явлинский хочет сохранить партию «Яблоко» для дальнейшего участия в федеральной политике, партии необходимо финансирование.

Один из наиболее надежных источников такого финансирования (со времен радикального снижения участия бизнеса в российской публичной политике после дела ЮКОСа и в период тотального доминирования «Единой России» в Госдуме) — финансирование из федерального бюджета. А право на такое финансирование по закону получают партии, которые набрали 3% на выборах в Госдуму. Или партии, чей кандидат в президенты достиг такого же результата.

«Яблоко» на последних парламентских выборах провалилось. Партийцы после этого не раз сетовали на финансовый голод. Так что для Явлинского и «Яблока» тезис «главное не победа, а участие» звучит примерно как «главное не победа, а три процента». То же, впрочем, касается и «Гражданской инициативы», от которой выдвинулась Собчак, и «Партии Роста», выдвинувшей Титова.

Так что на условно либеральном фланге кампании уже наблюдается некоторая толчея.

Не исключено, правда, что и на лево-патриотическом фланге найдутся те, кто составит конкуренцию Павлу Грудинину, который стал настоящей сенсацией первого этапа избирательной гонки. Если участие Собчак было не то чтобы предсказуемо, но не раз проговаривалось различными аналитиками — правда, больше в формате фантазий на тему «как развлечь электорат» — то отказ Геннадия Зюганова от выдвижения еще за месяц до съезда КПРФ представлялся совсем уж экзотическим вариантом. И тем более — выдвижение кандидата, который исторически был связан скорее с «Единой Россией» (ее Грудинин представлял в Мособлдуме), нежели с КПРФ.

Кандидат и впрямь для коммунистов нетипичный. Конечно, Грудинин — «директор совхоза и крепкий хозяйственник», но только совхоз этот — частное предприятие со всеми вытекающими из этого обстоятельствами, которыми не преминули воспользоваться оппоненты.

Старт Грудинина вышел крайне убедительный — к концу декабря - началу января он начал уверенно опережать Владимира Жириновского. Такими темпами Грудинин мог рассчитывать на оглушительный успех, но тут начали вылезать из шкафа какие-то не вполне понятные скелеты: у любого бизнесмена, понятно, такое бывает. Но не всякий бизнесмен баллотируется в президенты от компартии.

Удар по имиджу «крепкого хозяйственника» получился не фатальным, но довольно болезненным, и теперь Грудинин идет примерно ноздря в ноздрю с Жириновским.

Но главным развлечением для политизированной публики стало все же выдвижение Ксении Собчак. Собчак сразу объявила свою кампанию как кампанию не за себя, а «против всех». Обошла примерно все ток-шоу на российском телевидении. Заработала две персональных пародии от телеведущего Ивана Урганта. Из ее штаба ушла команда политтехнологов под руководством «отца российских политтехнологий» Алексея Ситникова. И так далее — Собчак регулярно чем-то развлекает следящих за политикой граждан.

Но у кандидата Собчак есть два серьезных недостатка. Первый: длинная и весьма интересная, но, к сожалению, электорально убыточная биография. Ведущая «Дома-2» известна всей стране. И по той же причине обладает, кажется, самой неоднозначной репутацией среди всех потенциальных кандидатов, а также самым внушительным антирейтингом.

Второй недостаток: «друзья-товарищи» по либеральному флангу (в первую очередь, недопущенный до выборов Алексей Навальный), которые немедленно провозгласили Собчак «проектом Кремля».

Уже на следующей неделе закачивается период сбора подписей, а, значит, вскоре мы узнаем полный список претендентов на пост президента. Но одно, кажется, уже понятно: наблюдать за поведением участников по ходу этой гонки будет весело.

Источник


тэги
читайте также